Тверское княжество (24233-1)

Посмотреть архив целиком

Тверское княжество

Тверские земли, по всей видимости, не прошли через “окняжение”, они не знали наложения княжеской власти на древние формы общинного самоуправления и авторитет боярских родов. Князь был здесь “сразу” — он приводил с собой людей, расселял их, защищал от врагов. В тверской истории ни городское вече, ни боярство не играли такой роли, как в истории Новгорода или даже “старых” городов Владимиро-Суздальского княжества – таких, например, как Ростов.
Слабость вечевых порядков или полное их отсутствие в тверских городах заметны и в тверском восстании против Чолхана 1327г. Тверичи, сильно притесняемые татарами, “жаловахуся многажды великому князю (Александру Михайловичу), дабы их оборонил. Но же, видя озлобление людии своих и не могы их оборонити, тръпети им веляши. И сего не тръпяще Тферичи искаху подобна (т.е. подходящего) времени”. Обстановка в городе явно была такова, что для массового выступления тверичей хватило бы малейшей искры — достаточно было большому количеству горожан собраться в одном месте — скажем, на вечевой площади. Однако события развивались иначе: на праздник Успения Богоматери, 15 августа, когда в Тверь сошлось много крестьян из ближайшей округи, попытка татар отнять лошадь у некоего дьякона Дудко привела, наконец, к взрыву народного негодования. К восставшим присоединился и великий князь со своей дружиной. Обратим внимание на то, что “подходящее” для восстания время наступает именно тогда, когда город полон пришлыми чужими людьми, не имевшими прямого отношения ни к Твери, ни к тверскому вечу (если такое вообще существовало). По существу, антитатарский мятеж становится возможен потому, что великий князь не может контролировать поведение пестрой толпы сошедшегося на праздник народа так, как это ему удавалось делать в обычное время. Князю в Твери противостоит не вече, а смешанная толпа горожан и крестьян, стихийно возникающая и распадающаяся.
Столь же своеобразной оказалась и судьба тверского боярства. Тверские источники сохранили сведения о нескольких знатных тверских родах некняжеского происхождения, например о Борисовичах, которые, согласно народной “Песне о Щелкане”, возглавили тверское восстание 1327 г. Представители этих родов занимали должность тверского тысяцкого, выполняли дипломатические поручения князя. Пожалуй, наиболее известным из тверских послов-бояр был некий Фома, отправленный великим князем Борисом Александровичем на Ферраро-флорентийский церковный собор в качестве своего представителя. В то же время мы практически ничего не знаем о существовании на тверских землях крупных боярских вотчин. Да и могли ли они возникнуть в большом количестве, если хозяйственное освоение тверских земель на рубеже XII —XIII вв. шло одновременно с быстрым установлением и укреплением княжеской власти над этими землями? Похоже, что тверские бояре были по преимуществу служилыми; они сохраняли тесные связи с местными князьями вплоть до самого конца существования великого княжества Тверского. Массовый переход тверских бояр и удельных князей на московскую службу во второй половине XV в. свидетельствует об их интересе к службе сильному государю и, косвенным образом, о незначительных размерах их вотчинных владении на территории Тверского княжества. Неразвитость вечевых порядков и служилый характер местного боярства способствовали быстрому усилению власти тверских князей; уже к концу XIV в. великий князь Тверской превращается в полновластного и единоличного государя своей земли.
Тверские земли представляют собой на рубеже XII—XIII вв. пограничье владений владимиро-суздальских князей. Своеобразный костяк этой новой территории, образовавшейся из ничейной полосы земель вдоль новгородско-владимирского рубежа, составляет цепочка укрепленных городков на волжских берегах. Все они играют роль оборонительных сооружений и выступают как места сбора войск для походов в новгородские владения. Таким образом, сетка городов и дорог, а также размещение поселенцев определялись на тверской земле чисто военными соображениями. Похоже, что Верхневолжье быстро превращалось в XIII в, в один из самых “милитаризованных” районов Древней Руси; владимирские и переяславские князья собирали здесь мощный военный кулак, способный неожиданно нанести удар в любом направлении — Новгорода, Полоцка или Смоленска. Катастрофа 1237 —1238 гг. нарушила эти далеко идущие замыслы, однако для самой Твери они не прошли бесследно — к началу XIV в. тверской князь Михаил имел наиболее сильное и боеспособное войско во всей Русской земле. Столь быстрый рост военной мощи Твери уже в первые десятилетия ее существования можно объяснять лишь тем, что первым тверским князьям удалось использовать в интересах своего княжества плоды политики владимирских князей домонгольского времени. Силовой ресурс, созданный для державной политики в районе великого водораздела, неожиданным образом сработал в пользу независимого Тверского княжества, которое образовалось в смутное время после монголо-татарского нашествия.
Немалая военная сила Твери вовсе не обеспечивала возможности территориального расширения Тверского княжества. Можно назвать две причины, затруднившие присоединение новых земель к основному ядру владений тверских князей:
низкая плотность населения и размещение основных центров княжества на волжском речном пути. Попытки распространить тверское влияние на “низовские” (т.е. расположенные вниз по течению Волги) земли наталкивались на ожесточенное сопротивление соседей; захват же и освоение расположенных на севере новгородских владений (таких, как Бежецкий Верх) требовали вывода на них крестьян-поселенцев, к чему малонаселенное Тверское княжество было, по всей видимости, неспособно. Действительно, на протяжении двух с половиной веков своей истории Тверское княжество существовало в почти неизменных границах. Единственным крупным приобретением Твери стало присоединение кашинских земель при Михаиле Ярославиче, однако они вошли в состав тверских владений мирным путем, в результате женитьбы Михаила на ростовской княжне Анне, приданое которой и составил Кашин с округой. Попытки Михаила Ярославича приобрести Переяславское княжество по завещанию от бездетного переяславского князя Ивана Дмитриевича закончились неудачей — Переяславль достался в итоге московскому князю Даниилу Александровичу. Исключительно важной для тверских князей была крепость Ржевы, которая запирала проход по Волге из смоленских и литовских земель. Однако и Ржеву тверским правителям удалось присоединить к своим владениям всего лишь дважды и на время (при Михаиле Александровиче и Борисе Александровиче). Таким образом, военный потенциал Твери имел, в основном, оборонительный характер и не использовался регулярно для наступательных действий и захвата чужих территорий. Поэтому тверские князья чаще всего оказывались заинтересованными в установлении определенного правового порядка в межкняжеских отношениях, в сохранении политической стабильности в русских землях. В XV в.
Наконец, уже в предыстории Тверского княжества были заложены предпосылки двух военно-политических конфликтов — с Новгородом и удельными княжествами Владимиро-Суздальской земли. Противоборство с северным и южными соседями (в первую очередь — с Москвой) проходит через всю историю Тверского княжества. Причины этих конфликтов были различными: в первом случае новгородцы с трудом мирились с утратой своих позиций на Волге, а тверские князья не раз претендовали на новгородское княжение, особенно — в моменты борьбы за великое княжение Владимирское. К тому же тверские войска не раз грабили богатые торговые города новгородской земли, в первую очередь — Новый Торг. Столкновения с владимиро-суздальскими удельными княжествами были связаны с выделением тверских земель из состава Переяславского княжества и разделом сфер влияния между соседями-соперниками.
Нетрудно заметить, что предыстория Твери, связанная с событиями XII — начала XIII вв., наложила сильный отпечаток на позднейшую судьбу Тверского княжества в XIV—XV вв. Тверские земли осваивались в ходе направляемой владимирскими князьями и имевшей откровенно военный характер колонизации; накопленный в Верхневолжье военный потенциал способствовал возникновению здесь удельного княжества после катастрофы 1237—1238 гг., резко ослабившей “старые” города — центры Севере-Восточной Руси, такие, как Владимир, Суздаль, Ростов и Переяславль. Неразвитость вечевого строя в тверских городах и служилый характер местного боярства способствовали быстрому усилению княжеской власти. Уже в начале XIV в. “под кожей” Тверского княжества перекатывались “упругие мышцы”, что не раз демонстрировал своим противникам Михаил Ярославич Тверской. При этом сравнительно небольшое по размерам Тверское княжество не могло по ряду причин рассчитывать на значительное территориальное расширение, так что сильное войско и авторитет княжеской власти использовались здесь, скорее, для укрепления самостоятельности Твери и обороны ее земель. Молодое Тверское княжество с самого начала своей истории оказалось втянуто в длительные, по существу — непрекращающиеся конфликты с Новгородом и Переяславлем, а впоследствии и с Москвой.
Тверь как столица самостоятельного княжества представляет собой одну из великих случайностей русской истории. Лишенное древней традиции и
перспектив территориального роста, малонаселенное и бедное хорошими почвами, Тверское княжество вполне могло бы через несколько десятилетий своего существования вновь раствориться среди лесов, рек и болот, из которых оно так неожиданно восстало к жизни в середине XIII в. Этого, однако, не произошло. Напротив, на берегах Волги сложилось сильное и устойчивое государство, длительное время претендовавшее на первенство в Северо-Восточной Руси и поглощенное Москвой лишь в самую последнюю очередь, несмотря на соседство тверских земель с московскими.
Причины такого развития Тверского княжества также следует искать в его предыстории, но предыстории более ранней, чем события в Верхневолжье XII — начала XI II в. Сильнейшее влияние на Тверское княжество оказали киевские и владимирские политические традиции, воспринятые тверскими князьями. Существенно отличаясь от большинства русских земель по своему происхождению, военной организации, силе княжеской власти, Тверь, тем не менее, вступила в большую политическую игру Северо-Восточной Руси, согласившись “играть” по издревле существовавшим правилам.


Случайные файлы

Файл
31684.rtf
180759.rtf
62412.rtf
filosofia.doc
35537.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.