Бэконовские призраки в нынешнем мире. (23080-1)

Посмотреть архив целиком

Бэконовские призраки в нынешнем мире

В 1620 году лорд Фрэнсис Бэкон, великий английский философ, создал главное сочинение своей жизни-«Новый органон». В нем в удивительно ясной форме он выразил свою концепцию возникновения искаженных форм восприятия действительности.

Искаженные образы реальности, от которых нужно освободиться, прежде чем приступить к познанию истины, Ф. Бэкон называл «призраками» . Он выделил четыре их типа. К первому отнес «призраки рода», порожденные присущей людям верой в истинность предпочтительного и более приятного для них. «Призраки пещеры» связаны с узостью взглядов человека, воспринимающего события как бы из «собственной пещеры». Это искажение свойственно практически всем людям. Третий тип-«призраки рынка (площади)»-основан на тенденции к неправильному, обыденному словоупотреблению и речевым штампам. И, наконец, четвертый тип искажений составили «призраки театра», возникающие благодаря слепой вере в авторитеты и догматической приверженности концепциям.

1620 год сегодня кажется бесконечно далекой эпохой. Но если посмотреть на историю внешней политики за истекшие три с половиной века, то увидим: за плечами многих политических деятелей виднеются силуэты бэконовских «призраков».

В 80-х годах XX века, когда напряженность в международных отношениях несколько ослабела, во многих странах заговорили об «образе врага». Имеется в виду отнюдь не отражение объективных противоречий между государствами, а преднамеренное восприятие оппонента на фоне черно-белого видения мира, отождествление противника с Абсолютным злом (к примеру: «Советский Союз-империя зла»). Между тем «образ врага»-это только частный случай неверного восприятия партнера в международных отношениях.

Существуют две полярные точки зрения: согласно одной, государства проводят внешнюю политику только с учетом своих интересов, а все их акции на мировой арене объясняются сугубо объективными причинами. Согласно второй, государства борются не столько друг с другом, сколько с выдуманными врагами, внешняя угроза отодвигает на второй план внутренние проблемы. Как представляется, целесообразно исходить из промежуточного постулата: очень большое число внешнеполитических акций действительно основывается на неверных представлениях, но эти неверные представления имеют вполне реальные социально-экономические и идеологические корни.

Ф. Энгельс отмечал, что движущие силы истории «ясно или неясно, непосредственно или в идеологической, может быть, даже в фантастической (курсив наш.-Авт.) форме отражаются в виде сознательных побуждений в головах действующих масс и их вождей, так называемых великих людей». Если изучение внешнеполитических представлений имеет дело со всеми формами подобного отражения, то мы в данной статье говорим как раз о «фантастических», искаженных формах понимания действительности и о тех субъективных и объективных факторах, которые связаны с таким восприятием.

На искаженное восприятие политических реалий воздействует информационный поток с его явной неравномерностью: иногда излишеством ненужной информации, иногда отсутствием самой необходимой, иногда содержащей заведомо ложную. Играют роль и психологические особенности восприятия людей, общественно-психологические механизмы, влияющие на восприятие государством или блоком государств событий международной жизни.

Одним из искажений восприятия международных отношений является тенденция расценивать поведение оппонентов на международной арене как более организованное, спланированное, скоординированное, чем это есть на самом деле. Это-проявление внутренней потребности воспринимающего увязать сложные и порой несвязанные между собой детали в единый последовательный образ. Как правило, такая концептуализация событий не только не способствует истинному пониманию ситуации, но, наоборот, уводит довольно далеко в сторону. Вместо анализа мотивов действий оппонента отыскиваются сложные планы, выношенные в «мозговых центрах» противника, все последующие шаги оппонента рассматриваются сквозь призму этих планов. Если противник - другое государство, правительство или группа политических деятелей, то их поведение воспринимается как абсолютно централизованное и консолидированное, а не как относительно независимое поведение деятелей, пытающихся достичь своих собственных целей, которые частично основаны на «национальном интересе». Налицо тенденция оценивать сплоченность среди оппонентов выше реальной.

Другим типичным искажением является пространственно-временное увязывание событий международной жизни воедино в своем восприятии. Если Одновременно и близко в пространстве сочетаются два действия, два события, небезразличных для воспринимающей стороны, f0 они видятся не изолированно, каждое само по себе, не как случайное совпадение, а как звенья одной политической цепочки.

Наиболее критическим для современности является, конечно, вопрос о неадекватном подходе к советско-американским отношениям как отношениям, в значительной степени определяющим будущее планеты.

Не будем вдаваться в крайности и утверждать, как сейчас, между прочим, часто делается, что стоит исправить неверные образы и стереотипы в советско-американских отношениях, и все наладится, две державы установят едва ли не идиллический союз. Между СССР и США существуют объективные разноплановые противоречия, которые всегда будут приводить к острым столкновениям. Однако выправление образа СССР в США и США в СССР-причем отнюдь не только и, может быть, не столько на уровне массового сознания, сколько на уровне руководства и интеллектуальной элиты - действительно снимет критическую напряженность, радикально уменьшит угрозу военного конфликта.

В вопросе, который, к сожалению, продолжает оставаться ключевым в советско-американских отношениях,- вопросе военного противостояния-неверное представление прослеживается весьма отчетливо. Неверно оцениваются как намерения, так и мощь противника-два ключевых фактора в этой области. Наша печать много писала о бытующих в США стереотипах о намерениях, да и мощи СССР в военной области; совершенно правильно при этом разоблачался миф о «советскои угрозе», которым многие американские политики запугивали и продолжают запугивать свой народ и народы других стран.

Однако, как нам кажется, уделялось не слишком много внимания следующему обстоятельству: миф о «советской угрозе» в подавляющем большинстве случаев распространяется и обновляется на всех уровнях-от массового сознания до интеллектуальной элиты и руководства США - вовсе не только из-за злого умысла военно-промышленного комплекса обмануть Америку, с тем чтобы нажиться на военных заказах или в перспективе уничтожить коммунизм военной силой. Имеет место и грандиозное искажение - неверное представление о мотивах и намерениях советской внешней политики. Наделение Советского Союза чертами «империи зла» исходит из ложного представления Америки в целом - как военно-промышленного комплекса, так и «среднего американца» - о нас. Ложные представления эти имеют, разумеется, объективные корни: неприятие социализма Америкой в принципе (вспомним, что в США не нашлось места даже социал-демократии!), исторический опыт противостояния двух миров, нынешние советско-американские противоречия, гонка вооружений, имеющая свою логику, болезненные провалы США на международной арене, неудачные внешнеполитические акции Советского Союза.

На основе несуществующей во многих случаях злонамеренности в антисоветизме Америки у большинства из нас сложился или неверный, или неполный образ Соединенных Штатов. Вместо объективно сложившегося у американцев искаженного восприятия мы зачастую видим заговор, сознательную дезинформацию общественного мнения.

Стереотипы пропаганды играют сложную роль. Разумеется, во многих случаях американские средства массовой информации, что называется, «пускают утку», идя на сознательный обман общественного мнения. Однако базовые стереотипы пропаганды (агрессивность и коварство русских, кромешный тоталитаризм в СССР) воспринимаются даже теми, кто на их базе «выпускает» конкретных «уток» по заказу. В связи с этим уместно вспомнить о «феномене Форрестола». Этот антисоветски настроенный министр обороны США закончил свои дни, выбросившись из окна психиатрической лечебницы с криком «Русские идут!». Классический пример, как «хвост начинает вилять собакой»,- стереотип выходит из-под контроля и начинает повелевать сознанием.

Очевидно, нам стоит пересмотреть свои представления об основах внешнеполитического курса США, отказаться от традиции видеть в нем воплощение злой воли. Почему не предположить - Америка искренне верит, что она обороняется?..

ВАЖЕН ВОПРОС о региональной политике. Соединенные Штаты видят в концепции пролетарского интернационализма только ширму, которую коварные большевики придумали для реализации давней мечты царей о господстве в Евразии. Мы же видим в пристальном внимании Соединенных Штатов к социальному, развитию «третьего мира» желание закабалить развивающиеся страны в духе неоколониализма, цинично прикрываться идеями демократии для обеспечения себе глобального господства.

Обе стороны, таким образом, недооценивают, если угодно, идеализм партнера, его стремление распространить свои понятия о демократии и социально-экономическом строе. Скажем, американской политической культуре свойственно мессианство, зародившееся в Америке .после буржуазно-демократической революции в конце XVIII .века. Поэтому некоторые войны США последних десятилетий, оставаясь, конечно, циничной военно-политической авантюрой, были еще и своего рода кровавым идеализмом в духе тезы о бремени белого человека, предложенной Киплингом.


Случайные файлы

Файл
122969.rtf
meneg.doc
166152.rtf
141013.rtf
141369.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.