“Белый план”. Германская “пятая колонна” в Польше (22638-1)

Посмотреть архив целиком

Белый план”. Германская “пятая колонна” в Польше

Агрессивные планы захвата Польши гитлеровцы разрабатывали задолго до начала второй мировой войны. Выступая перед своими главнокомандующими в Оберзальцберге 22 августа 1939 .г., Гитлер говорил: “Для меня. было совершенно ясно, что конфликт с Польшей неизбежно произойдет рано или поздно. Я принял это решение ранней весной. Но я полагал, что сначала нанесу удар на Западе, a только потом обращусь к Востоку”. Это признание фашистского диктатора свидетельствует о том, что, несмотря на многочисленные высказывания гитлеровцев об их стремлении к изолированной войне с Польшей, в действительности германский план агрессии против Польши был составной частью их общего плана войны против англо-французского империалистического блока.”

Характерно, что в разгар англо-польских переговоров в начале апреля 1939 г. верховное командование германских вооруженных сил приступило к разработке подробного плана агрессии против Польши. Этот план имел кодовое обозначение “Белый план” (операция Вейс).

В то время когда министр иностранных дел Польши Бек проезжал через Берлин, 11 апреля 1939 г. начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-полковник Кейтель извещал главнокомандующих сухопутными, военно-морскими и военно-воздушными силами о том, что в соответствии с указанием Гитлера ОКВ разработало новую “Директиву вооруженным силам на 1939/40 г.”. В директиве говорилось: “1. Разработка (плана нападения на Польшу—В. -Ф.) должна производиться с таким расчетом, чтобы проведение операции стало возможным в любое время начиная с 1 сентября 1939 г.” Главное внимание нацистская клика уделяла внешнеполитической изоляции Польши с тем, чтобы “ограничить войну боевыми действиями с Польшей”. Важнейшим условием осущест­вления этого замысла была надежда гитлеровцев нa продолжение правительствами Англии и Франции их прежней мюнхенской политики. Добиваясь изоля­ции Польши на международной арене, фашисты также рассчитывали использовать ненависть ее правящей клики к социалистическому государству. На Прибалтийские страны Германия намеревалась, оказать воен­ное давление: “В ходе дальнейшего развития событий может потребоваться занять лимйтрофы до границ старой Курляндии и включить их в состав империи”.

Из “Белого плана” следовало, что Германия рассчитывала на поддержку Венгрии, которая “в качестве союзника будет на ее стороне”, а также Италии, позиция которой определялась “осью Берлин—Рим”.

Вторая часть директивы — “Военные соображения” —свидетельствовала о том, что фашистская Германия рассматривала войну с Польшей как подготовительную операцию к решающей схватке с Англией и Францией. “Великие цели создания германских вооруженных сил определяются по-прежнему соперничеством западных демократий. “Белый план” является лишь предупредительной мерой, дополняющей общие приготовления, но ни в коем случае он “не может рассматриваться как причина для военных действий против западных противников”. В связи с этим на время войны Польшей предусматривалось “принятие, на всякий случай надлежащих мер по защите западных границ германского побережья Северного моря, а также воздушного пространства над ними”?

Согласно “Белому плану” наиболее важной задачей германских военно-морских сил была “по возможности скрытая разведка и защита от нападения советских военно-морских сил со стороны Финского залива”.

Таким образом, в связи с советскими предложениями о помощи Польше германское верховное командование серьезно опасалось возможности выступления СССР на стороне Польши в случае германской агрессии. В то же время оно было уверено в том, что правитель­ства западных держав будут твердо придерживаться своей политики поощрения немецкой агрессии, и в связи с этим предлагало своим малочисленным войскам на западных границах “принять :меры предосторожности” и “решительно избегать всего, что могло бы обострить взаимоотношения с западными державами”.

К директиве Гитлера от 11 апреля 1939 г. имеется ряд приложений, составленных в различное время, которые дают возможность более полно раскрыть германский план агрессии против Польши. Эти приложения показывают, что, несмотря на наличие “плана Вейс”, гитлеровцы не оставляли надежды захватить Гданьск. Операция по захвату Гданьска предусматривалась либо как самостоятельная операция при благоприятной конъюнктуре, либо как составная часть плана войны против Польши. В “Приложении III” к указанной директиве говорилось: “Вопрос о внезапной оккупации свободного города Данцига может встать независимо от “плана Вейс” при наличии благоприятных политических условий”. Оккупацию должны были произвести кадровые германские войска из Восточной Пруссии без объявления состояния войны.

Подготовительный период к нападению на Польшу завершается весьма важным совещанием, состоявшимся в имперской канцелярии 23 мая 1939 г. На нем присутствовали высшие военачальники “третьей империи” Геринг, Редер, Браухич, Кейтель, Мильх, Гальдер и др. Выступивший на совещании Гитлер заявил, что в связи с ростом экономической мощи Германии нарушилось равновесие в мире, т. е обострились ее противоречия с другими державами. Проблему “жизненного пространства”, являющуюся “основой всей мощи” страны, продолжал далее “фюрер”, “невозможно осуществить без вторжения на территорию иностранных государств или захвата их собственности”.

На этом совещании Гитлер, высказал то, что в течение пяти лет со дня подписания германо-польского договора гитлеровцы тщательно маскировали посредством всевозможных лицемерных заверений: “Данциг совершенно не является вопросом обсуждения. Это вопрос расширения нашего жизнённого пространства на Востоке, обеспечения продовольственного снабжения и разрешения балтийской проблемы. Определяя место Польши в планах германского империализма Гитлер говорил: Польская проблема неразрывно связана с конфликтом на Западе. Польская внутренняя сила сопротивления большевизму стоит под сомнением. Отсюда ясно, что Польша; в качестве барьера против России представляет собой весьма сомнительную ценность, поэтому о пощаде Польши не может быть и речи. Перед нами стоит задача атаковать Польшу при первой же возможности”. Он признал, что целью германской политики на Востоке является захват не столько Гданьска, но и Прибалтики, Польши и территорий Советского. Союза.

На возможность мирного захвата Польши Гитлеровскоё правительство не возлагало надежд. В конце мая 1939 г. оно пришло к выводу, что осуществления дальнейших агрессивных планов уже нельзя добиться без войны, как это было с Чехословакией.

В разгар разработки германской военщиной плана войны против Польши 28 апреля 1939 г. в фашистском рейхстаге с погромной речью выступил Гитлер. Он заявил, что временное англо-польское соглашение, заключенное в Лондоне, несовместимо с германо-польской декларацией 1934 г. Гитлер обвинил Польшу в том, что будто бы она в ответ на германские предложения о мирном урегулировании отношений ответила мобилизацией резервистов и военными приготовлениями. В связи с этим он объявил о расторжении германо-польского договора от 26 января 1934 г. и англо-германского морского соглашения 1935 г. Характерно, что это заявление Гитлера в виде меморандума было вручено германским поверенным в делах в Варшаве министру иностранных дел Польши 28 апреля в момент, когда речь Гитлера передавалась по радио.

Таким образом договор, подписанный Германией с санационным режимом на десять лет не просуществовал и пяти. Используя этот договор гитлеровцы осуществили ряд захватов в Европе, подорвали складывавшуюся систему коллективной безопасности и подготовили условия для нападения на Польшу. Польское правительство оказало фашистской Германии все услуги, которые оно только в силах было оказать. Теперь, когда гитлеровское командование заканчивало военные приготовления к агрессии против Польши, правящая клика фашистской Германии отбросила договор, как ненужный клочок бумаги.

Разрывая договор с Польшей и морское соглашение с Англией, правительство фашистской Германии помимо развязывания рук для войны против Польши преследовало и другую цель. Как известно, в это время происходили англо-франко-советские переговоры о за­ключении пакта о коллективном отпоре агрессору. Реальность этого пакта в значительной мере зависела от участия в нем Польши. Несмотря на провокационное поведение, правительств Англии, Франции и Польши во время переговоров с Советским Союзом, возможность заключения такого соглашения с участием СССР, как мы видели выше, чрезвычайно беспокоила гитлеровцев. Разрывая договор с Польшей и соглашение Англией, гитлеровское правительство также хотело припугнуть правящие круги этих стран и побудить их к прекращению переговоров с СССР. Одностороннее расторжение фашистской Германией договора о ненападении означало, что наступил завершающий этап подготовки войны с Польшей.

Помимо военной и дипломатической подготовки агрессии фашистская Германия активизировала деятельность своей “пятой колонны” в Польше. Здесь для подрывной работы германской агентуры имелись благоприятные условия. В Польше, особенно в ее западных районах, имелось большое число немецкого населения (около 700 тыс. человек). Немецкой буржуазии и крупным землевладельцам принадлежали важные позиции в экономике западных районов Поль­ши. Германское правительство оказывало им мате­риальную и политическую поддержку. Через Амстер­дам и Гданьск, через специально созданные там банки из фашистской Германии немецким промышленникам переводились десятки миллионов злотых. Важные отрасли польской промышленности не в состоянии были конкурировать с немецкими фирмами, разорялись и попадали в руки немцев.


Случайные файлы

Файл
8398.rtf
referat_plan.doc
157626.rtf
159464.rtf
ANKETA.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.