Деятельность эсеров в межреволюционный период (22525-1)

Посмотреть архив целиком

Деятельность Эсеров в межреволюционный период


В течение всего рассматриваемого периода (с июня 1907 г. по фев­раль 1917 г.) партия эсеров находилась в состоянии кризиса и упадка, охватывавших все стороны ее деятельности — идейную, тактическую и организационную. Причем ее кризис оказался глубже и болезненнее, чем кризис, переживаемый в то же время другими политическими партиями. Его усугубляли такие факторы, как столыпинская аграрная реформа, успешная реализация которой могла бы перечеркнуть осу­ществление эсеровской аграрной программы, и разоблачение прово-каторства Азефа, усилившее сомнения в отношении террора как средства политической борьбы

Стратегия и тактика политических партий в постреволюционный период во многом определялись их оценками характера третьеиюньской монархии и перспективы новой революции, 3-й Совет партии эсеров, состоявшийся через месяц после контрреволюционного переворота, констатировал, что те общие причины, которые вызвали первую революцию, сохраняются и новый революционный взрыв неизбежен. Вера в грядущую революцию оставалась для эсеров доминирующей в течение всего межреволюционного периода.

Эсеры считали, что третьеиюньским государственным переворотом страна была возвращена к дореволюционному состоянию. Более того, “неблагонадежные элементы” теперь преследовались даже сильнее, чем прежде. Сохранившаяся Государственная дума, избранная по но­вому избирательному закону, оценивалась ими лишь как декорация прежнего самодержавно-полицейского режима, как конституционная фикция. Отсюда следовало вполне логичное заключение, что все надо “начинать сначала” и вернуться к прежним формам, методам и сред­ствам борьбы, 3-й Совет партии принял решение бойкотировать III Государственную думу, заявив, что идти в нее могут лишь те, “кто утратил веру в революцию”. Бойкот Думы рассматривался эсерами как наиболее сильный и внушительный ответ на третьеиюньский перево­рот, как средство революционизации и организации масс.

Но эсеровская тактика бойкота выборов принципиально рас­ходилась с настроениями масс и не получила у них сколько-нибудь широкой поддержки. По сведениям центральной эсеровской газеты для крестьян “Земля и воля”, из почти 14 тыс. волостей крестьяне лишь 928 волостей отказались участвовать в выборах. Тактика бойкота Ду­мы имела для партии эсеров скорее негативные последствия, так как она способствовала еще большему отрыву ее от масс и оставляла кре­стьянских депутатов в Думе без постоянного партийного воздействия. Однако этих уроков эсеры не извлекли. Тактика бойкота возобладала в партии и в отношении IV Думы. Впрочем, к этому времени дисциплина в партии стала настолько призрачной, что целый ряд ее членов и даже организаций игнорировали решение руководства партии и приняли активное участие в выборах.

Эсеровская левацкая тактика думского бойкота и отзовизма на­ходила свое дополнение в тактике “боевизма”. Усиление боевой тактики 3-й Совет партии назвал первоочередной задачей. В его решениях говорилось о том, что восстание в условиях переживаемого момента (сравнительное укрепление позиций самодержавия, уста­лость, разочарование и разброд в значительной части интеллигенции, скованность революционной энергии трудовых масс) не может быть конкретной целью ближайшего времени. Вместе с тем заявлялось, что партия продолжает готовиться сама и готовить народ к вооруженному восстанию. В этих целях рекомендовались такие меры, как создание боевых дружин и обучение ими населения приемам вооруженной борь­бы. Приветствовались также “частичные боевые выступления” в вой­сках. Единодушно было принято решение об усилении центрального террора.

Однако по мере того, как угасала инерция революции, обществен­ная жизнь возвращалась в свое обычное, мирное русло, все более обна­руживалась несостоятельность эсеровских призывов к усилению боевой тактики. В самой партии стало оформляться более реалистическое те­чение. Лидером его стал 30-летний член ЦК и один из редакторов центрального органа партии — газеты “Знамя труда” — доктор философии Николай Дмитриевич Авксентьев. Для него революция бы­ла “варварской формой прогресса”, “отчаянным средством”, прибегать к которому допустимо лишь при трагическом сплетении событий. Почти сорок лет (включая и период послеоктябрьской эмиграции) он был членом партии, наиболее ярким представителем ее правого крыла. На I общепартийной конференции, состоявшейся в августе 1908 г. в Лондоне, он настойчиво призывал отказаться от тактики “частичных боевых выступлений” и подготовки к вооруженному восстанию. В резо­люции о тактике он предлагал подчеркнуть два направления: пропа-гандистско-организационную работу и центральный террор. С минимальным перевесом Чернову и его сторонникам удалось отстоять пункт о боевой подготовке, но в урезанном виде. Заниматься боевой подготовкой разрешалось только сильным партийным организациям, ведущим “серьезную социалистическую работу”. Единодушными ока­зались участники конференции по вопросу об усилении центрального террора. Вполне назревшим был признан и удар “в центр центров”, т. е. покушение на Николая II. Однако ни одно из решений Лондонской конференции и состояв­шегося после нее 4-го Совета партии реализовано не было. Не усилился и центральный террор. С помощью Азефа властям удалось ликвидировать Летучие боевые отряды партии. Гибель этих отрядов и бездеятельность БО вызвали подозрения в наличии провокации в центре партии. Осенью 1907 г. этим вопросом непосредственно занялся В. Л. Бурцев, к тому времени уже разоблачивший не одного прово­катора. Почувствовав для себя серьезную угрозу ( в ЦК уже поступали предупреждения о провокаторстве Азефа, однако его авторитет в партии был настолько высок, что большинство эсеровского руководства считало эти предупреждения ложными и не принимало практически никаких мер по их проверке), Азеф активизировался на обще­партийной работе и имитировал ряд попыток организовать покушение на царя. Провокаторство Азефа было признано лишь после того, как Бурцеву удалось организовать встречу в Лондоне делегации ЦК с бывшим директором Департамента полиции А. О. Лопухиным, кото­рый подтвердил, что Азеф является агентом Департамента полиции. 7 января 1909 г. ЦК партии официально объявил Азефа провокатором. Попытка Б. В. Савинкова возродить террор окончилась неудачей. В начале 1911 г. созданная им боевая группа самоликвидировалась. После разоблачения Азефа эсерам удалось совершить только три террористических акта, малозначительных в политическом отношении.

Большое внимание эсеровское руководство уделяло столыпинской аграрной реформе. В специальной прокламации “Что делать кресть­янам? По поводу указа 9 ноября 1906 г.”, положившего начало новой земельной политике царизма, ЦК партии эсеров призвал крестьян к бойкоту: “не идти в землеустроительные комиссии, не покупать никаких земель, не закладывать земель, не выделяться из общества”, поступать “как с изменниками” с теми крестьянами, которые попа­дутся на политику правительства. Бойкот новой земельной политики правительства был одним из основных лозунгов эсеров еще во II Думе. Отмена всех внедумских правительственных указов о земле и поль­зовании ею, приостановка деятельности Крестьянского и Дворянского банков, землеустроительных органов, купли-продажи и дарения земли — все это было названо в думском аграрном проекте эсеров перво­очередными мерами, регулирующими земельные отношения впредь до введения этого законопроекта в жизнь.

В резолюции “О борьбе с земельным законодательством”, принятой на Лондонской конференции эсеров, отмечалось, что своим земельным законодательством правительство надеется успокоить крестьянство мелкими подачками, стремится внести в него разлад, поощряя расхищение общинных земель, распылить его усиленным насаждением личной земельной собственности и хуторского хозяйства, что всякий успех правительства в этом направлении создает препятствия для про­ведения в жизнь аграрной политики партии. Деревня в связи с этим объявлялась наиболее горячим пунктом социально-политической борь­бы, исход которой надолго определит историю страны. В качестве кон­кретных мер эсеровская резолюция предлагала: углубить социалистическую пропаганду в деревне, укреплять там партийное организации, сплачивать вокруг них трудовое крестьянство на почйе борьбы с земельным законодательством правительства, с землевладели­цами из-за аренды земли и найма на работы и с Крестьянским банком. Для борьбы с выделами из общины предлагались следующие меры:совершенствование общинных распорядков в целях большей их спра­ведливости и согласованности с требованиями хозяйственного прогрес­са (переделы, правильная разверстка платежей, уменьшение чересполосицы и т. п); пресечение выделов путем общественных приговоров; бойкот кулаков, стремившихся выделиться из общины; соглашения с переселенцами и пролетаризированными элементами де­ревни, желавшими расстаться с надельной землей на условиях выдачи им пособий и т. п.

Против тактики аграрного террора как по отношению к помещикам, так и по отношению к состоятельным крестьянам, вы­сказался 4-й Совет партии, считая, что в первом случае подобная политика приведет к тому, что помещики продадут свою землю кре­стьянам, число собственников среди которых возрастет, процесс рас­слоения деревни ускорится. Таким образом, в деревне возникнет жесточайшая междоусобная война, которая отодвинет на второй план всякую систематическую борьбу как за социализацию земли, так и за политическое освобождение.


Случайные файлы

Файл
165852.rtf
62304.rtf
117023.doc
12.doc
115917.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.