Социальная политика в России на рубеже XIX – XX веков (18139-1)

Посмотреть архив целиком

Социальная политика в России на рубеже XIXXX веков

Контрольную работу по истории социальной работы выполнил студент II курса заочного отделения Жижирин Д.А.

Московский Государственный Университет сервиса.

Социально-технологический институт

Факультет «Социальная работа»

Москва 2002.

Введение.

К началу XX в. Россия являлась аграрно-индустриальной страной, по абсолютным размерам промышленного производства она вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира.

Самыми крупными отраслями фабрично-заводской промышленности в это время были пищевая и текстильная - на их долю приходилось более половины всей стоимости промышленной продукции. Благодаря поощрительным мерам царского правительства (охранительные таможенные пошлины, предоставление заводам крупных заказов и субсидий) постепенно утвердились такие отрасли тяжелой индустрии, как машиностроение, обеспечивавшее российские железные дороги подвижным составом, и передельная металлургия, производившая для них рельсы.

Начавшийся в 1893 г. мощный промышленный подъем продолжался до конца 90-х годов, сыграл важную роль в складывании отраслевой структуры российской промышленности. Продукция всей крупной промышленности в целом за 1893-1900 гг. выросла почти вдвое, а отраслей тяжелой промышленности - даже в 3 раза. Характер этого подъема во многом определялся железнодорожным строительством, осуществлявшимся на государственные вложения, - к 1892 г. протяженность железнодорожной сети составляла 31 тыс. км, за 1893-1902 гг. было построено 27 тыс. км. Железнодорожное строительство создавало устойчивый спрос на металл, уголь, лес и другие материалы и было одной из причин промышленного бума.

Развитие отдельных промышленных районов было неравномерным. Исключительно быстро росла горная и горнозаводская промышленность юга России. За 1890-1899 гг. доля юга в общей добыче железной руды увеличилась с 21,6 до 57,2%, в выплавке чугуна -с 24,3 до 51,8%, в производстве железа и стали -с 17,8 до 44%.

Другую картину представляла промышленность Урала: ее доля в металлургическом производстве снизилась с 67% в 70-х годах до 28% в 1900 г.

Важной чертой российской промышленности была высокая концентрация производства. Использование выработанных на Западе организационных форм и технологии крупнокапиталистического производства, иностранные инвестиции, правительственные заказы и субсидии - все это способствовало возникновению и росту крупных предприятий. Высокий уровень концентрации производства явился одной из причин начавшегося в 80-90-е годы XIX в. процесса монополизации, когда возникли сбытовые объединения, действовавшие под видом предпринимательских союзов (Союз рельсовых фабрикантов, Союз фабрикантов рельсовых скреплений, Вагонный союз и др.).

Социальная политика России.

Основными слоями населения, которые жаждали изменений и модернизаций в России в то время были крестьяне и городская прослойка рабочих.

В общем смысле проблема крестьянства как тогда, так и в современности – это проблема его изменений – эволюционных или революционных – в процессе становления новой цивилизации, проблема соотношения крестьянской культурной модели и культурной модели «большого» общества. Культурная модель русского крестьянства заключала в себе как общекрестьянские черты, так и национальные. Крестьянский строй определялся существованием единоличного семейного хозяйства и общины. Крестьянская идентичность оперировала такими понятиями, как земля, труд, воля, семья, общность, взаимопомощь, православие. Крестьянская культура была традиционной, ориентированной на групповой социальный опыт, на поддержание экологического равновесия. Во многом она была подчинена целям выживания. Подобное мировосприятие порождало консервативный тип мышления, неприятие новаций. Деревня не была застрахована от проявлений уравнительности и подавления личной инициативы крестьян. У крестьянства в наибольшей степени существовала потребность в обращении к прошлому, механизмом воспроизводства которого являлась память.

Интерес крестьян к прошлому всегда определялся практическими потребностями их повседневной жизни. Народное сознание типизировало лучшие образцы труда, бытового поведения и доносило до новых поколений как эталоны действия, мысли, чувства. С помощью памяти сохранялись основные, «базовые» ценности крестьянского образа жизни. В крестьянском обществе поддерживалась потребность в сохранении исторических корней, а исторические представление развивали этническое самосознание, понимание общности исторического прошлого. Прошлое выступало и критерием значимости крестьян в обществе. Исторические знания и социальный опыт и составляли основу социальной памяти, которая помогала крестьянскому социуму осознать себя.

В крестьянском сообществе память всегда была направлена на поддержание образа жизни и являлась важнейшей культурной традицией. Если что-то менялось в крестьянстве, менялась и сама память. Но поскольку память – явление глубинное, социальная память – своего рода наследственная информация, и по ней реконструируется и само крестьянство.

На рубеже XIX-XX вв., несмотря на бурные темпы промышленного производства, общий облик страны в значительной мере определяло сельское хозяйство, которое давало почти половину национального дохода и охватывало 78% всего населения (по данным переписи 1897 г.). Основным производителем хлеба в этот период являлось крестьянское хозяйство, дававшее 88% валового сбора зерна и около 50% товарного, причем зажиточное крестьянство, составлявшее '/в всех дворов, давало 38% валового сбора и 34% товарного хлеба.

Однако капитализация крестьянского хозяйства протекала медленно, что было обусловлено сохранявшимися пережитками крепостничества (помещичье землевладение, крестьянская община, выкупные платежи, сословное неполноправие крестьянства). Главным тормозом являлось крестьянское малоземелье. Если 30 тыс. крупных помещиков в конце XIX в. имели 70 млн. десятин земли, или в среднем 2333 десятины на одно помещичье хозяйство, то у 10,5 млн. разоренных крестьянских хозяйств было 75 млн. десятин, или в среднем 7 десятин на одно хозяйство. Размер душевого крестьянского надела прогрессирующе сокращался вследствие естественного прироста и дробления крестьянских хозяйств, в 1905 г. он составил уже 2,6 десятины. Основной чертой развития сельского хозяйства в пореформенный период были рост торгового предпринимательского земледелия и связанная с ним специализация отдельных экономических районов страны.

В начале XX в. степные губернии юга и Заволжья окончательно определились как районы производства зерна на продажу, преимущественно на экспорт. Северные, прибалтийские и центральные губернии стали районом скотоводства и молочного хозяйства. Северо-западные губернии специализировались на производстве льна, а возделывание сахарной свеклы концентрировалось на Украине и в Центрально-черноземной зоне.

Среди крупнейших мировых держав только США и Россия имели возможность ведения экстенсивного земледелия и животноводства благодаря наличию свободных земель. За счет увеличения посевов происходил основной прирост годовых сборов хлебов.

Значительная часть крестьянства отработками, кабальной арендой, непосильными податями была доведена до нищенского состояния. Об этом свидетельствовал рост недоимки казенных сборов. К среднему окладу недоимки составляли в 1896-1900 гг. 119% (в 1871 г. это соотношение составляло 22%). В 1891-1892 гг. крестьянство европейской части России пережило страшный голод. Но и в относительно благополучные годы значительная часть крестьян недоедала. Обстановка в нищей, голодной русской деревне становилась все более взрывоопасной.

Особенность исторического развития России заключалась в огромном, все более увеличивающемся разрыве между бурно развивающейся промышленностью и сельским хозяйством, развитие которого тормозили пережитки крепостного права.

Место социального государства как тогда так и сейчас в числе приоритетов социально-экономического развития является водоразделом между "американской" и "европейской" моделями социально-экономического развития. По мнению многих Россия с ее инерцией патернализма и колоссальными диспропорциями в доходах населения должна ориентироваться на европейскую модель, отводящую государству значительную роль в решении социальных проблем.

Для аграрной России, 87% населения которой числилось на 1897 год крестьянским, основным социальным вопросом оставался крестьянский вопрос. В эти годы русская деревня входила в пик разорения. Тяжесть налогового бремени, громадные выкупные платежи, неадекватная ценовая политика, все это вело к истощению средств широких крестьянских масс. Увеличение численности аграрного населения приводило к росту перенаселенности и крестьянского малоземелья, при низком уровне техники и агрикультуры, влекущими за собой массовое «оскудение» деревни. Голод в аграрных регионах превратился в настоящее бедствие для страны: массовые голодовки стали явлением обычным, повторяясь в среднем каждые три года.

Столыпинская аграрная реформа явилась итогом длительной предварительной работы правительства по разработке вариантов аграрного развития. К концу XIX века эти варианты были представлены противостоящими друг другу программами. С одной стороны, ведомством Министерства финансов все активнее проводился курс на ускоренную индустриализацию и развитие железнодорожного строительства за счет выкачиваемых из деревни средств. Промышленный рост и увеличение сети железных дорог рассматривались правительством в качестве предпосылки к росту народного благосостояния за счет расширения внутреннего рынка, стимулирующего развитие товарности крестьянского хозяйства и обуславливающего необходимость его модернизации.


Случайные файлы

Файл
123177.rtf
73280.rtf
11096-1.rtf
93074.rtf
178276.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.