Тутанхамон и его время (17345-1)

Посмотреть архив целиком

Тутанхамон и его время

Что было известно о Тутанхамоне до открытия его гробницы? Даже в самых подробных обзорах истории Египта ему уделяли не более двух-трех абзацев, а иногда ограничивались лишь упоминанием его имени. И не удивительно. Одна стела, возвещающая о восстановлении при нем культа верховного бога страны Амона, на которой имя его было заменено именем правившего за ним фараона Хоремхеба; скульптурная группа, где он изображен вместе с этим богом (причем голова Тутанхамона отбита), да несколько предметов и амулетов сего именем - вот все, что дошло от девятилетнего царствования Тутанхамона, вступившего на престол еще ребенком и скончавшегося в возрасте восемнадцати - девятнадцати лет. Да и насыщенные бурными и во многом для нас неясными событиями годы его царствования отнюдь не благоприятствовали сохранению памяти о нем, тем более что для этого были приняты соответствующие меры. Когда тысячелетие спустя в конце IV в. до н. э. жрец Манефон, основательно изучивший прошлое своей родины, писал ее историю, он даже не упомянул Тутанхамона в перечне былых владык.

Но теперь этот фараон не менее знаменит, чем самые прославленные правители Египта - строители пирамид Хеопс и Хефрен, великие завоеватели Тутмос III и Рамсес II, реформатор древней религии - "еретик" Аменхотеп IV (Эхнатон). Слава пришла к Тутанхамону спустя более трех тысячелетий после смерти благодаря счастливой случайности — открытию гробницы. Но можно ли это объяснить только счастливым случаем? Ведь все имеет известную закономерность. Для того чтобы понять, как это произошло, придется начать издалека.

Но прежде оговоримся: не следует удивляться многочисленным "вероятно", "возможно", "по-видимому", "быть может" и т. п., которыми будут изобиловать последующие строки. До нас не дошли ни летописи, ни хроники, повествующие о событиях того времени. Мы располагаем лишь случайными и неполными источниками, по которым, как из отдельных камней поврежденной мозаики, значительная часть которой безнадежно утрачена, далеко не всегда удается полностью восстановить картину событий. Попытаемся в общих чертах рассказать о Тутанхамоне и его времени лишь то, что более или менее определенно установлено, использовав не только те сведения, которые удалось получить в результате открытия его гробницы, - кстати сказать, довольно скудные, - но и все то новое, что накопилось за прошедшие с той поры десятилетия.

Основатель XVIII династии - правитель Фив фараон Яхмос I победоносно завершил дело своих предшественников и около 1560 г. до н. э. окончательно изгнал из пределов Египта племена азиатов - гиксосов, которые почти полтора века угнетали страну. В борьбе с поработителями он сплотил отдельные области - "номы", как их называли греки, - разобщенные многолетними смутами и иноземным игом. Объединив страну, Яхмос I, преследуя врагов, вторгся со своими отрядами в Южную Палестину и восстановил господство египтян на юге - в Куше (Северной Нубии). Этим было положено начало тому периоду в истории Египта, который впоследствии получил название Нового царства, по восходящей к Манефону традиции. Преемники Яхмоса I - его внук Тутмос I и особенно внук последнего Тутмос III оказались достойными продолжателями начатого им дела. В результате многолетних не прекращавшихся походов они подчинили Египту все примыкающие страны, от южных районов Малой Азии - начала западной излучины Евфрата - до четвертого порога Нила. На 3200 км с севера на юг простерлись владения фараонов. Египет стал гегемоном передневосточного мира. С ним не могли соперничать ни могущественная Хеттская держава, ни воинственное царство Митанни, расположенное в долине Евфрата и его притоков. В столицу Египта Фивы стекались несметные богатства: золото из рудников Куша, благовония и ценные породы дерева из страны Пунт (очевидно, современное побережье Сомали), серебро, медь, слоновая кость, изделия искусных ремесленников Сирии, Кипра и Крита, драгоценные камни и, наконец, рабы. Конечно, львиная доля богатств доставалась фараону, жрецам и знати. Небывалая роскошь господствовала при дворе "владыки Обеих земель", как титуловали себя правители Египта. Им подражали вельможи и сановники. Кое-что доставалось и средним слоям населения - зажиточным земледельцам и ремесленникам. Но массы крестьян по-прежнему оставались обездоленными. К их обычным повинностям и тяготам добавились новые: непрестанные военные кампании отрывали их от труда, разоряли, но не приносили почти никаких выгод. Разумеется, сказалось это не сразу. И в годы правления Аменхотепа III (ок. 1455-1424 гг. до н. э.), правнука Тутмоса III, Египет достиг такого могущества, каким не обладал ни до, ни после этого. Никто не решался противостоять сильнейшему из владык. Цари окружающих стран обращались со льстивыми посланиями в Фивы, униженно восхваляя их правителя, заверяя в своей верности и покорности и выпрашивая подачки. Письма шли от князьков Сирии и Палестины, от царей далекого Вавилона и нередко сопровождались просьбами о присылке золота. "...Пусть брат мой пришлет золото в очень большом количестве, без меры, и пусть он пришлет мне больше золота, нежели моему отцу, ибо в стране моего брата золото все равно что пыль", - так писал грозный Душратта, царь Митаани.

Знания наши об этом времени смутны, неполны, а порой и противоречивы. Многое остается загадочным. Разные гипотезы, нередко зыбкие и мимолетные, сменяют друг друга. Чтобы объяснить события того времени, мы часто вынуждены воздерживаться от определенных выводов до получения убедительных доказательств. Так, например, лишь недавно удалось установить со значительной долей уверенности, что Аменхотеп III был сыном Тутмоса IV. Возможно, в юности ему не прочили престола. Женой его стала некая Тии, дочь Йуйи и Туйи. По-видимому, они принадлежали к провинциальной знати и, быть может, имели значительную примесь нубийской крови. Тем самым была нарушена давняя традиция. Обычно фараоны для сохранения чистоты крови женились на ближайших своих родственницах, которые получали титул "главной супруги", а сыновья их наследовали престол.

Но Аменхотеп III пренебрег обычаем предков и возвысил Тии над всеми своими женами, тем самым нарушив установленную традицию. Как мы можем предположить, Тии была женщиной умной и энергичной и, должно быть, оказывала большое влияние на своего царственного супруга. Все это, вместе взятое, видимо, вызывало недовольство в придворных кругах, где отношение к Тии и ее сыну, будущему фараону Аменхотепу IV (супругу Нефертити), скорее всего, было недоброжелательным. Во всяком случае, Аменхотеп III счел необходимым подтвердить права своей главной жены, поставив ее имя рядом со своим на некоторых надписях.

Окруженный роскошью Аменхотеп III почти сорокалетнее свое царствование провел, наслаждаясь миром и покоем - благо воевать уже не было нужды. Он воздвигал дворцы и храмы и щедро одарял жрецов, экономическое и политическое влияние которых значительно возросло еще при его предшественниках, стремившихся снискать милость богов - прежде всего бога Фив - Амона, возглавлявшего общеегипетский пантеон. Возможно (насчет этого не существует единого мнения), к концу жизни Аменхотеп III сделал сына соправителем, как нередко случалось и при других фараонах, а сам отстранился от дел. Таким образом, Аменхотеп IV и его мать стали полновластными правителями страны. Им приходилось преодолевать оппозицию знати и жречества.

Конфликт этот, конечно, ни в коем случае не следует объяснять одними лишь личными симпатиями и антипатиями. Причины тому были много глубже и серьезнее. В то время противоречия между царем-деспотом и господствующей прослойкой, т. е. рабовладельческой знатью, составлявшей по существу единое целое со жрецами, резко обостряются. Фараон для сохранения и упрочения своей власти был вынужден искать поддержки у военачальников, важнейших сановников, высших кругов жречества, но они, особенно жрецы, накопившие огромные богатства и обширные земельные угодья, фактически ограничивали его власть. Храмам принадлежали целые города и поселения. Чтобы ослабить противника, следовало лишить его основного оружия - в данном случае идеологического влияния. Сила жрецов и тесно связанной с ними знати, естественно, зиждилась на религии.

Традиционные религиозные представления во многом оказались теперь неприемлемыми. Египет при фараонах XVIII династии стал первой мировой империей. Ей должна была соответствовать и религия. А древние ее формы с чисто египетскими характерными чертами и особенностями мало удовлетворяли новым потребностям и оставались непонятными и чуждыми населению покоренных стран.

Египетская религия действительно была довольно сложна и своеобразна. Первоначально каждая область - "ном" - имела своих богов, сохранивших на тысячелетия в силу присущего Египту консерватизма, обусловленного медлительностью развития производительных сил и связанных с ними производственных отношений, многие черты первобытных представлений, в частности зооморфизм. Отсюда столь распространенный в Египте культ животных, вызывающий удивление и недоумение иноземцев. Затем, по мере объединения страны, во главе общегосударственного пантеона обычно ставились боги того нома, который в данное время занимал господствующее положение. Когда в середине III тысячелетия до н. э. к власти пришли фараоны V династии, происходившие, видимо, из жрецов города Она-Гелиополя, как его называли греки, где почитался бог солнца Ра, последний стал верховным богом всей страны. В эпоху Среднего и Нового царств возвысились Фивы, и культ главного бога этого нома - Амона распространился по всему Египту, причем его отождествили с Ра. Одновременно в номах повсеместно почитались местные боги, а наряду с ними обожествлялись земля (Геб), небо (Нут), воздух (Шу), владыка царства мертвых (Осирис) и т. д.


Случайные файлы

Файл
5814-1.rtf
17315.rtf
73872.rtf
166737.rtf
report nltax.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.