Брест-Литовский мир (16214-1)

Посмотреть архив целиком

Брест-Литовский мир

Все строение, возводимое ныне германскими империалистами в несчастном договоре, - есть не что иное, как легкий дощатый забор, который в самом непродолжительном времени будет беспощадно сметен историей.

( Зиновьев )

В советской внешней политике, вероятно, не было соглашения более хрупкого, чем Брест-Литовский мирный договор, подписанный советским правительством 3 марта 1918 г.; просуществовав чуть более 9 месяцев, он был разорван германским и советским правительствами, а позже, при капитуляции Германии в первой мировой войне, отменен еще и 116‑й статьей Версальского договора. С легкой руки Ленина названный передышкой договор вызвал критику и сопротивление подавляющей части революционеров, с одной стороны, и патриотов России-с другой. Первые утверждали, что Брестский мир - это удар в спину германской революции. Вторые - что это предательство России и ее союзников. И те и другие, каждый по своему, были правы. Однако на Брестском мире по непонятным никому причинам настаивал Ленин, добившийся, в конце концов, его подписания.

Вопрос об эволюции взглядов Ленина после его прихода к власти в октябре 1917г. и о тех целях, которые Ленин ставил перед собой до и после переворота, является основным при изучении истории Брестского договора и связанного с ним более общего вопроса о мировой революции. Было бы ошибочным считать, что Ленин менял свои взгляды в зависимости от обстоятельств. Правильнее считать, что в любой ситуации он находил наилучший для реализации своих целей путь. Ленин всю свою сознательную жизнь вел борьбу и,начиная примерно с 1903г.,-борьбу за власть. Труднее ответить на вопрос, нужна ли была ему власть для победы революции или же революция виделась средством для достижения власти.

Большевистское крыло русской социал-демократической партии верило в конечную победу социализма в мире. Ответ на вопрос о том, придет ли мировая революция- непременно позитивный -строился исключительно на вере в конечную победу социализма.

Однако в 1918г. ответ на этот вопрос был не столь очевиден, как могло бы показаться сегодня. Общее мнение социалистических лидеров Европы сводилось к тому,что в отсталой России нельзя будет без помощи европейских социалистических революций ни построить социализма,ни удержать власть на какой-либо продолжительный срок,хотя бы уже потому,что (как считали коммунисты) “капиталистическое окружение”поставит своей непременной целью свержение социалистического правительства в России. Таким образом,революция в Германии виделась единственной гарантией удержания власти советским правительством еще и в России.

Иначе считал Ленин. В октябре 1917г.,прорвавшись из швейцарского небытия и молниеносно захватив власть в России,он показал своим многочисленным противникам (сторонников у него и не было почти),как недооценивали они этого уникального человека —лидера немногочисленной экстремистской фракции в РСДРП. Большевизм не только захватил власть в России,но реальный и единственный плацдарм для наступления мировой революции,для организации коммунистического переворота в той самой Германии,от которой,как всеми социал-демократами предполагалось, будет зависеть конечная победа социализма. Теперь Ленин стал отводить себе в мировом коммунистическом движении совсем иную роль. Ему важно было совершить мировую революцию под своим непосредственным руководством и сохранить за собою лидерство в Интернационале. Германская революция отходила для Ленина на второй план перед победившей революцией в России.

В свете изменившихся взглядов Ленина на революцию в Германии и необходимо рассматривать всю историю Брест-Литовских переговоров декабря 1917 —марта 1918 г.г., закончившуюся подписанием мира с Германией и другими странами Четвертного союза. Позиция Ленина на этих переговорах-отстаивание им “тильзитского мира”ради “передышки”в войне с Гарманией- кажется настолько естественной,что только и не перестаешь удивляться авантюризму,наивному и беспечному идеализму всех его противников —от левых коммунистов,возглавляемых Бухариным,до Троцкого с его формулой “ни война,ни мир”. Правда,позиция Ленина кажется разумной прежде всего потому, что апеллирует к привычным для большинства людей понятиям:слабая армия не может воевать против сильной! Но это была психология обывателя,но не революционера! С такой психологией нельзя было захватить власть в октябре 1917г. и удержать ее против блока социалистических партий,как удержал Ленин в ноябрьские дни с помощью Троцкого. С такой психологией вообще нельзя было быть революционером. По каким-то причин,кроме Ленина,весь актив партии был против подписания Брестского мира,причем большая часть партийных функционеров поддерживала “демагогическую”формулу Троцкого. И никто не смотрел на состояние дел столь пессимистично,как Ленин...

Революция и революционеры подчинялись собственным особым законам. Эти законы большинством населения воспринимались как непонятные и безумные. Но отступив от этих законов,революция гибла. Только в них заключалась ее сила и залог ее победы. Ленин отступал от этих законов ради удержания собственной власти и лидерства в мировом коммунистическом движении. С точки зрения абсолютных коммунистических интересов,Брестский мир был катастрофой. Он,несомненно,убивал все имеющиеся шансы,сколько бы их не было,на немедленную революцию в Германии,а значит и на революцию в Европе. Заключенный вопреки воле большинства рев-партии Брестский мир стал первым оппортунистическим шагом советского руководства.

По иронии судьбы получалось,что для победы революции в России нужно было принести в жертву возможную революцию в Германии,а для успеха революции в Германии,может быть,пришлось бы пожертвовать советской властью в России. Именно эту альтернативу заключало в себе для советского правительства Брестское соглашение. Мирный договор с Германией давал ее правительству известную передышку,улучшал общее положение страны. Как писали тогда левые эсеры,”хлеб из оккупированных Германией областей примирял голодных германских рабочих и солдат с германским правительством”.

Наоборот,отказ советского правительства подписать мир в военном и общеполитическом отношении был для Германии крайне не выгоден и значительно увеличивал шансы на возгорание и победу германской коммунистической революции (так считали сами немцы). Поэтому немецкие левые уже в декабре 1917г. распространили заявление о том,что переговоры о мире окажут разрушительное воздействие на вероятную германскую революцию и поэтому должны быть отменены.

Первоначально считалось, что переговоры с германским правительством большевики затевают исключительно из пропагандистских соображений и для оттяжки времени, а не ради подписания договора. Либкнехт при этом указывал, что если переговоры “не приведут к миру в социалистическом духе”,необходимо “оборвать переговоры, даже если бы пришлось пасть их {Ленина и Троцкого} правительству”. Ленин же на переговорах декабря 1917‑марта 1918 стремился к союзу,хотя бы временному,между советским и имперским германским правительствами,видя в этом единственный способ сохранить власть в своих руках и расколоть единый капиталистический мир,т.е. блокироваться с Германией против Англии и Франции. Либкнехт видел залог победы в германской революции. Ленин‑в игре на противоречиях между Четверным союзом и Антантой. Либкхнет был заинтересован в том,чтобы Германия как можно скорее проиграла войну. Ленин, подписывая сепаратный мир, был заинтересован в том, чтобы Германия не проигрывала войны как можно дольше. Он боялся, что советская власть будет свергнута объединенными усилиями Германии и Антанты как только на Западном фронте будет подписан мир. Но заключая Брестский мир и оттягивая германское поражение,Ленин делал именно то,в чем фактически обвинял его Либкнехт:саботировал германскую революцию.

Неудивительно,что заключение Брестского мира привело к расколу в партии большевиков и советском правительстве и к образованию левой оппозиции, причем в первый и последний раз оппозиция эта открыто и официально действовала внутри партии большевиков как автономная организация и даже имела свой печатный орган.

После подписания мирного соглашения военные действия не прекращались ни на день на большей части территории бывшей Российской империи. Германия предъявляла все новые и новые ультиматумы, занимала целые районы и города,находящиеся восточнее установленной договором границы. Брестский мир оказался бумажным именно потому,что советское и германское правительства не смотрели на договор серьезно,не считали его окончательным,и,главное,-подписывали соглашение не ради желания получить мир, а лишь для того, чтобы продолжать войну, но в более выгодных для себя условиях.

В дальнейшем, до расторжения Брестского мира сначала германским правительством 5 октября, а затем ВЦИКом 13 ноября 1918 г. (через 2 дня после капитуляции Германии),противники находились в состоянии “ни война, ни мир”,(Троцкий).

Такое положение, по замыслу Троцкого,было ни чем иным как передышкой, готовящей большевистскую партию к следующему ее этапу: революционной войне (только за передышку Троцкого, в отличии от Ленина, большевики не платили соглашением с “империалистами”). Эта революционная война началась началась 13 ноября 1918 года.

Уже в первые дни большевистского переворота Ленин разошелся с большинством своей партии по вопросу, касающемуся заключения мира: вопреки ожиданиям социалистов он выступил с принципиальным согласием подписать с “империалистическим”германским правительством сепаратный, а не всеобщий мир. Неудивительно, что самым простым объяснением ленинского шага были взятые им еще до возвращения в Россию обязательства перед германским правительством.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.