Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе (15194-1)

Посмотреть архив целиком

Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе

В статье "Военное сотрудничество СССР и Германии в 20-е годы" ("Военно-исторический журнал", 1991, №9) описывалось, как осуществлялось оно тогда, когда обе страны, "парии Европы", по меткому сравнению британского премьер-министра той уже далекой поры Ллойд Джорджа, находились в политической изоляции.

Обе великие державы проиграли изнурительную империалистическую войну 1914-1918 гг. В результате их народы были ввергнуты в пучину революций, повлекших свержение монархических режимов, что привело к введению в этих государствах республиканских форм правления. Но если победившая в России большевистская партия начала строить свое невиданное доселе в мировой цивилизации общество, то в Германии после провозглашения Веймарской республики шли долгие мучительные поиски путей возврата утраченных на международной арене позиций. Державы Антанты упивались победой над странами Четверного союза, заставив их заключить унизительные мирные договоры и тем самым создав предпосылки для будущих событий в Европе.

Германские политики, ограниченные рамками Версальского договора, практически сразу же стали думать о реванше. Но для этого нужна была сильная, хорошо обученная армия и современное вооружение, иметь которые Германии категорически запрещалось. И тогда их взоры обратились на Восток, к бывшему противнику в войне - России. Генералу X. фон Секту (Зекту), чья звезда ярко засверкала на политическом небосклоне Германии, суждено было сыграть, пожалуй, решающую роль в возрождении ее военной мощи. Еще в 1919 году он пришел к выводу о необходимости тесного военного сотрудничества Германии с Россией, в ряде меморандумов и писем последовательно развивая свои взгляды.

В январе 1920 года фон Сект писал, что в качестве "незыблемой цели" германской политики в будущем он видит "политическое и экономическое объединение с Великороссией", и поэтому Германии, по его мнению, следовало постараться "по крайней мере не превратить Россию в своего врага". "Я отклоняю поддержку Польши даже в случае опасности ее поглощения [Россией]. Наоборот, я рассчитываю на это, и если мы в настоящее время не можем помочь России в восстановлении ее старых имперских границ, то мы не должны ей во всяком случае мешать ... Сказанное относится также к Литве и Латвии ...".

Чуть позже, в меморандуме от 4 февраля того же года, читаем: "Только в сильном союзе с Великороссией у Германии есть перспектива вновь обрести положение великой державы... Англия и Франция боятся союза обеих континентальных держав и пытаются предотвратить его всеми средствами, т[аким] о[бразом], мы должны стремиться к нему всеми силами ... Наша политика как по отношению к царской России, так и по отношению к государству во главе с Колчаком и Деникиным была бы неизменной. Теперь придется мириться с Советской Россией - иного выхода у нас нет".

А в дни советско-польской войны в другом меморандуме (июль 1920 г.) этот же дальновидный политик писал: "Если Германия примет сторону России, то она сама станет непобедимой, ибо остальные державы будут вынуждены тогда считаться с Германией, потому что они не смогут не принимать в расчет Россию. Сотрудничество с Россией позволит Германии осуществить "подрыв" основ Версальского мирного договора".

Уже после сокрушительного поражения Красной Армии под Варшавой в августе 1920 года, приведшего в итоге к поражению Советской России в этой войне и присоединению к Польше западных территорий Украины и Белоруссии, фон Сект в беседе с советским представителем в Германии В.Л.Коппом предложил, как докладывал в Москву Копп, "установить более тесный контакт между германским генштабом и нашими военными властями". При этом он настаивал на том, чтобы германские военные специалисты приняли участие в создании советской военной промышленности с целью использования ее затем "как источника вооружения для разоруженной Германии при столкновении ее с Антантой".

Концепция двустороннего военного сотрудничества была намечена в результате серии секретных двусторонних переговоров в Москве и Берлине в 1920-1923 гг. и в начале 1921 года.

Для осуществления связей с Наркоматом обороны и руководством Красной Армии в военном министерстве Германии была создана "Зондергруппа Р", именовавшаяся советской стороной "Вогру" (военная группа). В 1923 году военное министерство Германии создало в Москве свой исполнительный орган "Центр Москва", который возглавил полковник X. Фон дер Лит-Томзен.

В августе того же года военное министерство Германии основало "Общество содействия промышленным предприятиям" - "ГЕФУ" - с местонахождением в Берлине и Москве, обеспечив его необходимым производственным капиталом. Общество должно было финансировать деятельность смешанных германо-советских военно-промышленных предприятий на территории СССР и координировать их деятельность. Руководство "ГЕФУ" было поручено майору Ф.Чунке.

Главное внимание поначалу было уделено созданию тех видов боевой техники и вооружения, которые зарекомендовали себя уже в годы империалистической войны, - самолетов, подводных лодок, танков и химического оружия. Это объяснялось тем, что руководство рейхсвера (главнокомандующий фон Сект, начальник генштаба О.Хассе) было настроено на ведение в ближайшем будущем (через 3-5 лет) "освободительной войны" с опорой на кадры кайзеровской армии.

Однако некоторое время спустя после заключения Рапалльского договора, прервавшего внешнеполитическую изоляцию Германии, ее политическое руководство взяло курс на постепенное сближение с Западом, сделав ставку на массированную экономическую помощь США, отказ от конфронтации с Антантой и умелое использование извечного англо-французского соперничества. Осторожный поворот на Запад и внутренняя стабилизация в стране ослабили значение Советской России как военного союзника Германии. Густав Штреземан был тем человеком, который в 1923-1929 гг. руководил внешней политикой Германии и осторожно, но неуклонно проводил курс на возвращение своей страны к решению мировых вопросов. Таким образом, концепция фон Секта, согласно которой Германия за счет усиления своего военного потенциала с опорой на Россию и создания благодаря этому предпосылок для проведения действенной политики союзов могла бы вновь стать мировой державой, была отодвинута германским политическим руководством на второй план. Оно справедливо опасалось, что утечка информации в страны Антанты вызовет ее немедленную и соответствующую реакцию, дискредитирует его в глазах западных демократий. Вместе с тем скудный военный бюджет, неудачное использование руководством "ГЕФУ" имевшихся финансовых средств (в том числе и в личных целях), с одной стороны, изменение инвестиционного климата в СССР, а также провокационная деятельность органов ГПУ по отношению к иностранцам - с другой, неумолимо ставили вопрос об изменении акцентов и характера военного сотрудничества. С обоюдного согласия были внесены соответствующие коррективы, и постепенно основной упор с взаимодействия в военной индустрии был перенесен на совместные испытания новейших образцов танков, самолетов, химических боеприпасов, подготовку квалифицированных кадров и взаимное участие в маневрах армий обеих стран.

Сотрудничество осуществлялось в основном в этих запрещенных для Германии областях, что позволяло развивать военную теорию и совершенствовать военное искусство, разрабатывать на их основе наставления и боевые уставы. В то же время были сохранены и наименее капиталоемкие формы сотрудничества в военной промышленности (передача патентов, опытное производство, создание совместных конструкторских бюро), а также обмен некоторыми разведданными.

Контроль за реализацией соглашений о создании и деятельности военно-учебных центров рейхсвера в СССР, административное и финансовое управление этими центрами осуществлял "Центр Москва", являвшийся исполнительным органом "Зондер-группы Р" военного министерства Германии. Кроме того, он действовал как единый административный центр для всего немецкого персонала, работавшего в СССР по этим программам. Военно-учебные центры рейхсвера - авиашкола под Липецком, танковая школа под Казанью и школа "химической войны" (так называемый "объект Томка") были созданы в 1924-1928 гг. Для координации деятельности этих объектов фон Сект еще в 1924 году назначил майора О. фон Нидермайера, формально подчинив его фон дер Лит-Томзену.

Созданием и деятельностью летной школы руководила в Берлине "инспекция №1" (так называемая "авиационная инспекция") оборонного управления военного министерства Германии, школой "химической войны" - "инспекция №4" ("артиллерийская инспекция") и танковой школой - "инспекция №6" ("автомобильная инспекция").

Руководство всеми учебными объектами рейхсвера на территории Советской России и координация их действий осуществлялись через разведывательный отдел германского генерального штаба "Т-З", имевшего официальное название "статистический отдел". Составной частью "Т-З" являлась "Зондер-группа Р".

Общую схему руководства германскими военно-учебными центрами в СССР дают возможность представить воспоминания генерала авиации X.Шпайделя, в 1927-1933 гг. обучавшегося в летной школе в Липецке.

Авиационная школа (центр) в Липецке

С точки зрения подготовки кадров и перспективы ведения войны первым и наиболее важным военно-учебным центром рейхсвера на территории СССР стала авиационная школа. Официальное соглашение об устройстве авиационной школы и складов авиационных материалов в Липецке было подписано в Москве 15 апреля 1925 года начальником ВВС РККА П.И.Барановым и представителем "Зондергруппы Р" в Москве полковником X. фон дер Лит-Томзеном. Согласно договору управление ВВС РККА обязалось передать немецкой стороне свой бывший завод, который предполагалось использовать "для хранения самолетов и авиационных принадлежностей и в качестве жилого помещения", причем аэродром и завод передавались в бесплатное пользование. Согласно протоколу к соглашению постоянный немецкий персонал авиашколы должен был составлять восемь человек, включая руководителя школы. На каждом курсе предполагалось обучать шесть-семь летчиков. С советской стороны выделялся один офицер в качестве постоянного помощника руководителя школы, а также 20 человек для обслуживания аэродрома. Было оговорено, что перевозка необходимого оборудования начнется в июне 1925 года, а продолжительность курса обучения одного потока в Липецке составит четыре недели. В 1925 году в школе намечалось подготовить четыре потока.


Случайные файлы

Файл
9599.doc
126374.rtf
90206.rtf
13042-1.rtf
169271.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.