Экономика России 1917-1918 гг (14601-1)

Посмотреть архив целиком

Экономика России 1917-1918 гг.

Введение

Октябрьская революция 1917 г. положила начало периоду формирования и практического опробования нового типа хозяйственной организации общества - государственного монополизма, тяготеющего к концентрации управленческих и контролирующих функций в руках государственного аппарата. Взяв власть в свои руки, большевики в 1917-1918 гг. предпринимали попытки реализации наиболее радикальных идей управления государственной экономикой, тем более, что объективная необходимость экономической стабилизации, преодоления хаоса войны и разрухи формально совпадала с программными установками партии по замене рыночной стихии народнохозяйственной планомерностью.

Разработка плана создания основ социалистической экономики принадлежала В.И.Ленину и была предпринята в ряде его работ и выступлений. Суть его состояла в стремлении наиболее полно реализовать те тенденции общественного производства, которые, как считал Ленин, обрекали капитализм на гибель. Сущность ленинского плана заключалась во всемерном развитии производительных сил социализма на базе крупной машинной индустрии. На первый план выдвигалась задача организации всенародного контроля и учета над производством и распределением продуктов. Важным условием создания основ социалистической экономики Ленин считал достижение более высокой по сравнению с капитализмом производительности труда, основанной на личной заинтересованности рабочих в успешной работе принадлежащих им предприятий.

В задачи настоящей работы входит описание первого реального опыта большевистской партии по реформированию российской экономики, а также тех мероприятий, которые проводились в этой области в течение октября 1917 - 1918 гг. Этот период можно условно разделить на два этапа: первый - с момента захвата власти РСДРП(б) по март 1918 г., и второй - с марта 1918 г., начала гражданской войны и интервенции по конец 1918 г.. В работе будут рассмотрены вопросы создания “рабочего контроля” на предприятиях как новой формы управления производством, ход реализации программы национализации крупной промышленности и сущность политики “военного коммунизма”, проводившейся в стране в целях мобилизации сил для отпора контрреволюции. Будут охарактеризованы также политика и деятельность партии по решению крестьянского вопроса.

Российская экономика в период “триумфального шествия советской власти”

После захвата власти большевистское правительство пошло, прежде всего, по пути формирования единого органа планирования и управления экономикой - Высшего Совета народного хозяйства, созданного 1 декабря 1917 г.. Центр тяжести руководства хозяйственной жизнью смещался на деятельность по снабжению и распределению продуктов. Появилось теоретическое обоснование этой ситуации, в соответствии с которым социалистическая централизованная экономика отличается от капиталистической тем, что в первой - социалистической - основную сложность представляют проблемы снабжения производителя и потребителя, а во второй - капиталистической - сбыт произведенной продукции. Отсюда делался вывод о том, что централизация распределения - душа планового хозяйства.1

Первым шагом в формировании социалистического уклада в экономике был декрет о рабочем контроле, который должен был научить рабочих управлять. Но декреты не успевали за естественным ходом событий: повсеместное стихийное возникновение фабрично-заводских комитетов объяснялось лозунгами самой революции, внушавшей рабочим, что отныне они сами являются хозяевами своих предприятий. Однако попытка создания органов регулирования снизу - через систему рабочего контроля , - вскоре выявила свою полную несостоятельность: в фабрично-заводских комитетах интересы локальные и потребительские оказались доминирующими. Предоставленные самим себе, рабочие по самой природе вещей весьма редко обладали техническими знаниями, промышленной дисциплиной или знаниями в области технического учета, которые были необходимы для нормальной работы предприятия. Были случаи, когда рабочие просто напросто присваивали себе после захвата власти на предприятии его средства, продавали запасы и оборудование и использовали все это в своих интересах. Смертельный враг фабрично-заводских комитетов Рязанов говорил в январе 1918 г., что за пределами Петрограда они к тому же никогда не играли сколько-нибудь заметной роли, да и там только в металлургической промышленности.2

С 17 ноября началась национализация крупной промышленности. Обобществлялись в первую очередь те предприятия, продукция которых была крайне необходима Советскому государству, а также те, владельцы которых саботировали производство. К весне 1918 г. только на Урале конфискации подверглись 68 заводов, всего же в руки государства перешло более 800 предприятий и отдельные отрасли промышленности (нефтяная, сахарная, железнодорожный транспорт, торговый флот).

Национализация банков и их слияние в единый Центральный было произведено 14 декабря 1917 г.. Однако в течение долгого времени финансовые дела большевистского правительства находились в полном расстройстве. После октября фактически перестала действовать налоговая система, не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало нормальный бюджет. К маю 1918 г., по оценке Наркомфина, за шесть месяцев деятельности правительство потратило от 20 до 25 млрд. руб., а поступления в бюджет составило лишь 5 млрд. руб..3

В апреле 1918 г. была объявлена монополия внешней торговли, и социалистическое государство взяло, таким образом, в свои руки все командные высоты в экономике. Однако справиться с кризисом и хаосом не удавалось. Все это время нарастали темпы инфляции, плотину которой окончательно прорвало в мае 1919 г.: Центральный банк получил распоряжение выпускать денег столько, сколько требует хозяйство страны. Печатание “крашеной бумаги” после этого становится, пожалуй, единственной развивающейся отраслью советской промышленности.

В некоторые районы и на некоторые предприятия революция проникала довольно медленно. И работа там в течение некоторого времени протекала также, как и прежде. Так, бумагопрядильная и красильная фабрика в Петрограде работала на полную мощность вплоть до конца февраля 1918 г., когда она была остановлена из-за слишком большого накопления готовой продукции. Затовариванию способствовали неполадки в работе транспорта и связи, приведшие к расстройству всей системы товарообмена.

Решение крестьянского вопроса

Послереволюционная действительность в сельскохозяйственных отношениях выразилась в том, что крестьяне стихийно захватывали помещичьи земли в результате буквально понятого лозунга “земля-крестьянам”.4 При этом лучшие участки обрабатываемых земель доставались наиболее богатым крестьянам, которые получали их благодаря большему влиянию, самостоятельности и т.д., что привело к еще большей дифференциации населения в деревне. Крестьянство, имевшее запасы хлеба, отказывалось продавать его по установленным властью твердым ценам. Это вело к голоду в городах и необходимости вводить нормы на продовольствие.

В результате в мае 1918 г. в стране была установлена продовольственная диктатура. Сформированные из передовых рабочих продовольственные отряды изымали излишки хлеба у крестьянства безо всякой конфискации. Все это лишь обостряло противоречия между властью и населением деревни.

Летом 1918 г. в условиях начавшейся гражданской войны и интервенции ВЦИК приступает к объединению вокруг партии деревенской бедноты, организации которой (комбеды) должны были: перераспределять в пользу бедняков земли, инвентарь и скот, оказывать содействие в изъятии продовольственных “излишков” и, в более широком смысле, проводить на местах сельскохозяйственную политику Советской власти. Бедные крестьяне могли полдучать за свои услуги вознаграждение в виде зерна и предметов первой необходимости из изъятого, которые отпускались им бесплатно или со значительными скидками. Однако слабосильные крестьянские хозяйства, на которые делалась ставка, по-прежнему не в состоянии были обеспечить достаточное поступление хлеба для нужд новой власти.

В начале августа 1918 г. Ленин разработал план борьбы за хлеб нового урожая, который был основан на союзе “рабочих и беднейших крестьян голодных мест” с трудящимся крестьянством (середняком) и рассчитан на прямой обмен реквизируемых “всех продуктов городской промышленности” на хлеб. Реально это выразилось в ведении системы продразверсток, изымавших у крестьянства не только излишки, но и необходимые для посева запасы хлеба, который поступал для снабжения армии и промышленных центров. Далеко не все крестьянство поддерживало подобные меры и шло на сотрудничество с большевиками. Богатый крестьянин, производивший товарное количество зерна, был заинтересован в высокой и ничем не ограниченной цене на хлеб. Бедный же крестьянин, который не производил достаточно даже для своего собственного потребления и был вынужден наниматься на работу, был заинтересован в ценах низких и фиксированных. Эта мера представляла собой провозглашенный выбор между буржуазной и социалистической политикой.

Таким образом, воздействие голода и гражданской войны толкнуло советский строй на путь чрезвычайных мер, который одновременно оказался также и путем социализма. Двойственный характер мероприятий, которые были осуществлены под натиском необходимости и в то же время оказались выражением коммунистических принципов, стал существенной чертой и той политики, которая впоследствии стала известна как политика “военного коммунизма”.


Случайные файлы

Файл
23039-1.rtf
187200.rtf
49429.rtf
132213.rtf
34644.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.