Либерально-консервативный реформизм. Светское направление (14534-1)

Посмотреть архив целиком

Либерально-консервативный реформизм. Светское направление

К 50-60-м гг. XIX в. относится и появление светского неолиберализма, развившегося в тесном соприкосновении с религиозным. В его рядах выступили такие крупные отечественные мыслители, как К.Д.Кавелин, А.И.Стронин, А.Д.Градовский, Б.Н.Чичерин, П.Б.Струве. Их интересы охватывают самые разнообразные проблемы - от соотношения личности и государства до гражданского общества и нации. Политика для них есть прежде всего дело реформирования и стабилизации социальной жизни. К сожалению, они остались непонятыми современниками и были оттеснены на второй план пропагандистами радикализма.

1. Государство, личность, культура: К.Д.Кавелин(1818-1885).

С трудов этого мыслителя начинается собственно политологическое изучение русской истории. Для его взглядов характерно, с одной стороны, убеждение в незыблемости западного идеала, а с другой - понимание того, что движение к нему не может свестись к простому заимствованию, а должно родиться и вырасти из стихии самой национальной жизни.

Методом его политологического исследования становится компаративистский синтез. Применяя триадическую схему Гегеля, Кавелин выделяет в истории России три этапа: родоплеменной (тезис), семейный, или вотчинный (антитезис) и государственный (синтез). Первый этап приходится на время княжения Ярослава Мудрого, который «задумал основать государственный быт на Руси и утвердил ее политическое единство на родовом начале». Власть сосредоточивается в руках одного княжеского рода, который и представляет систему государственного правления. Однако так продолжается недолго, поскольку родовой принцип не знает личности, отделенной от семьи, клана. Между тем только личность, свободная от кровно-родственных связей, способна удержать вертикаль власти. В родовой системе юридическими лицами выступают не отдельные индивиды сами по себе, а вожди, родоначальники, и число их растет по мере умножения членов княжеского рода. Они начинают срастаться с местными племенами, подвигая их к обособлению и раздроблению целостности государства. Упрочивается антитезис - удельно-вотчинное правление, семейно-родовой быт вместо государственного. Наконец, «отрицание отрицания» или синтез -новое объединение России на основе развития идеи государства, связанного с представлением о самоценности лица государя, правителя. Это период московской централизации. «История Московского княжества, - пишет Кавелин, - есть по преимуществу история политическая... Политическая система, созданная московскими великими князьями, - нечто совершенно новое в русской истории: она представляет полное отрицание всех прежних систем, не в одних явлениях, но в самом основании... На сцену действия выступает личность. Она непроизвольно выходит из кровного союза, ставит себя выше семьи: она отрицает их во имя идеи, и эта идея - государство». С этой точки зрения, Петр I лишь завершает то, что было начато еще Иваном Калитой. Полемизируя со славянофилами, утверждавшими, будто петровская европеизация «пришла слишком внезапно, действовала круто, насильственно», Кавелин утверждает, что «эпоха реформ... была подготовлена всем предшествующим бытом», ее «навязала» Петру I, дала средства «сама старая Русь». Уже тогда «оба эти начала - государственное и родовое - не могли уживаться вместе в одном и том же обществе; рано или поздно, но одно должно было вытеснить другое». Торжество государственной идеи свидетельствует о безусловно европейской направленности русского историко-политического процесса; поэтому правомерно ожидать, что в конечном счете пути России сомкнутся с путями Запада.

Ясность и четкость концепции Кавелина обеспечили ей широкое влияние на умы современников, дав толчок формированию «государственной школы» в отечественной историографии.

В своих более поздних работах либеральный идеолог обращается к анализу тех причин, которые, на его взгляд, тормозят сближение России и Запада. «Разгадку» проблемы он находит «в отсутствии культуры», полагая, что именно это не позволило русскому народу «подняться до внутреннего, духовного содержания христианства», ограничив его восприятие с чисто «формальной, внешней стороны». Бескультурие же вызвало и такое «характеристическое явление» русской жизни, как «склонность к молодчеству, к разгулу, к безграничной свободе, - удаль, не знающую ни цели, ни предела». Ее нельзя, по мнению Кавелина, «объяснить ни административным гнетом, ни склонностью к переходам и бродячей жизни, ни частыми разорениями, отлучавшими народ от оседлости, ни крепостным правом»; все корни ее только в бездуховности и неразвитости умственного строя.

Странно, конечно, что Кавелин не догадался вывести само русское «бескультурье» из указанных им многосложных и крайне «чувствительных» причин! Подобное «либеральное верхоглядство» неоднократно вызывало нарекания со стороны его политических противников.

2. «Политическая диагностика и прогностика России»: А.И.Стронин (1826-1889).

В противоположность учению Кавелина свое видение проблемы «Россия - Запад» представил Стронин, издавший в 1872 г. весьма содержательный трактат под названием «Политика как наука».

Автор берет государство в единстве двух его элементов - общества и правительства. Правительство есть «меньшинство», причем имеющее тенденцию к уменьшению до единственной особы - императора, верховного властелина. Это связано с пирамидальным строением общества, выражающим закон социального развития. По мнению Строни-на, не может все общество разом, одновременно продвигаться вперед, как бы вытянувшись в одну линию: непременно должен быть впереди авангард, позади арьергард. «Поход» этот, в свою очередь, зависит от характера развития мысли, которая также не зарождается «вдруг и одновременно во всех головах, но возникает сперва в одной голове, потом переходит к нескольким и, наконец, распространяется на множество». Такова первая причина, и устранить ее невозможно; следовательно, нельзя обойтись и без пирамидального строения общества, по крайней мере, до тех пор, пока общество находится в движении. Стронин даже онтологизирует свою «пирамидальную» идею, укореняя ее «еще глубже, чем в природе человека» - во всей живой и «мертвой, неорганической природе».

Другая причина - «статическая». Как разъясняет Стронин, устойчивость всякого предмета зависит от широкого и неподвижного основания. То же молено сказать об обществе. Если бы оно «приняло вид призмы, где основание и вершина одинаковы», тогда трудно было бы избежать падения: меньшинство, в соответствии с первой, «динамической», причиной, все равно прорывалось бы вверх, сокрушая всякую подчиненность и порядок. «Сохранить же, - полагает Стронин, - какую бы то ни было власть и какое бы то ни было подчинение значит сохранить пирамидальную фигуру общества».

В социальном выражении пирамидализм означает разделение общества на три «класса»: демократию, тимократию, или средний класс, и аристократию. Каждый из этих классов образует свой специфический треугольник: аристократы, или меньшинство, это законодатели, судьи, администраторы; средний класс - арендаторы, мануфактуристы, банкиры; большинство - земледельцы, ремесленники, торговцы. Представители первого класса по принципу пирамидальности «сливаются» в одной точке: «это верховная власть общества». Кроме того, они сущностно связаны с подразделениями второго класса. Так, арендаторы «составляют продолжение треугольника законодательного, потому что дают инициативу всей экономической жизни, как законодательство - всей политической». Мануфактура, соответственно, «есть продолжение судебного треугольника в среднем классе, потому что обрабатывает продукты законодательства». Наконец, банк, кредит есть продолжение административной сферы, правительственного режима, поскольку также направляет всю деятельность среднего класса и «распределяет в нем продукты земледелия и мануфактуры, как администрация направляет деятельность всех классов и распределяет между ними продукты законодательства и правосудия». Что касается большинства, то оно отличается от предыдущих подразделений тем, что является «представителем всего труда в обществе», обладателем «личной человеческой силы».

Однако этим состав социальной пирамиды не исчерпывается. В ней наличествует и такая категория «труда нервного», как интеллигенция. Она «не имеет никакого сомкнутого положения в обществе» и может выходить из всех социальных классов и групп. Поэтому интеллигенция в том или ином отношении «солидарна» со всеми слоями общества, не примыкая «ни к одному из них раз навсегда, не тождествляясь ни с одним». Эта «повсеместность интеллигенции», по мнению Стронина, содействует порождению и развитию духовной жизни общества. Она включает три функции: «созерцательную», т.е. познавательную деятельность, «эстетическую», воплощающуюся в искусстве, и «деятельную», составляющую предмет политики. Но политика не отгорожена целиком от созерцательной и эстетической деятельности; «отсюда и три политики: политика теоретической деятельности, политика эстетической деятельности и политика практической деятельности».11 На долю интеллигенции приходится отправление теоретической политики, т.е. творчество, на долю правительства -эстетической политики, т.е. претворение, на долю же большинства, или гражданства, - деятельной политики, т.е. воплощение. Между всеми этими видами политики должны существовать равновесие и субординация. Не может быть научной политики, если теоретический идеал создается в отрыве от экономического. Или еще хуже - когда стремление к воплощению опережает творчество или претворение. Все должно начинаться с творчества, т.е. производства идей, составляющего прерогативу интеллигенции.


Случайные файлы

Файл
38944.rtf
175909.rtf
10779-1.rtf
123905.rtf
89975.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.