Европа 1918 - 1923 годов (14120-1)

Посмотреть архив целиком

Европа 1918 - 1923 годов.

По материалам лекций по истории западной цивилизации XX века Б. М. Меерсона и Д. В. Прокудина

Итак, 11 ноября 1918 года в штабном вагоне командующего союзными войсками маршала Фоша в Компьенском лесу представитель германского правительства Эрцбергер подписал акт о капитуляции немецких войск. Этот акт означал конец первой мировой войны самой кровопролитной войны того времени, войны, приведшей к краху четырех империй, изменению политической карты мира, новой системе международных отношений, войне, унесшей около 10 миллионов человеческих жизней и около 20 миллионов оставившей калеками, войне, нанесшей человечеству сильную моральную травму. Мир должен был измениться.

1. Изменения действительно произошли и затронули все сферы жизни: экономику, политику, международные отношения, идеологию и культуру. Поскольку войну реально выиграли ведущие демократические страны Запада (США, Англия, Франция), то на них и легла ответственность за судьбы послевоенного мира. От того, насколько успешно будут решены вставшие перед человечеством проблемы, зависело предотвращение новой войны, которая была бы еще более разрушительна. Скажем сразу, эта задача решена не была.

Таким образом, при анализе межвоенного периода истории Запада встают два вопроса: как именно западные демократии пытались создать стабильный мир и почему это у них не получилось?

Попытка организации стабильного мира исходила из неверных посылок. В основе ее лежали некоторые идеологические постулаты, опиравшиеся на ментальность XIX века. Лидер самой сильной державы послевоенного мира президент США Вудро Вильсон на Парижской мирной конференции предложил своим партнерам по Антанте комплекс идей, который должен был лечь в основу организации послевоенного мира. Он был сформулирован в документе, который носил название "Четырнадцать пунктов". Этот документ включал в себя принципы национальной государственности, пацифизма (отказа от применения силы в международных отношениях и разоружения), свободной торговли (что подразумевает частное предпринимательство как основу экономики), создание всемирной политической организации для урегулирования конфликтных ситуаций и выработки принципов международного права (Лиги наций) и т.д. Эти принципы являлись продолжением прогрессистской идеологии XIX века и представляли собой новую разновидность рассуждений о "дальнейшем развитии нравственности в связи с прогрессом цивилизации", не учитывавших того факта, что общество в ходе Первой мировой войны изменилось качественно, превратившись в общество массовое, которое требовало совершенно других политических подходов. В международных отношениях не учитывалось, что принцип национальной государственности чрезвычайно трудно реализуем в условиях национально-территориальной чересполосицы Европы, и приходит в противоречие с системой колониальных империй. К тому же в международных отношениях не учитывался в должной мере фактор большевистской России, не желавшей признавать никаких правовых принципов, принятых в цивилизованном мире (отказ платить долги царского и временного правительств, подрывная деятельность управляемого из Москвы Коминтерна). В экономике принцип свободного предпринимательства существовал в 20-е годы только в воображении либеральных политиков и плохо сочетался с реалиями высоко монополизированной (см. лекцию 2) экономики индустриально развитых стран. При этом монополизм, охватывающий рынок товаров (крупные корпорации), рабочей силы (профсоюзы) и капиталов (крупнейшие банки) был существенно усилен государственным регулированием экономики, сложившимся во время войны (государству легче иметь дело с небольшим количеством субъектов хозяйственной деятельности). В социально-политической жизни традиционные политические элиты пытались играть по старым правилам, не отдавая себе отчет, что имеют дело не с индивидуалистической ментальностью XIX века, а с новой коллективистской ментальностью масс. Поэтому, например, они воспринимали массовые движения 1918 -1920 годов как обычную в XIX веке борьбу рабочих за улучшение своего материального положения и не уделяли этим движениям должного внимания. В целой серии коммунистических переворотов и их попыток этого времени (Германия, Венгрия, Словакия, Балтийские страны) они видели лишь результат московской пропаганды, не понимая, что пропаганда действенна только на хорошо подготовленной почве. Только "партии нового типа", как правые(фашисты), так и левые (коммунисты) умели найти общий язык с массой и возглавить ее.

Таким образом, эти идеалистические принципы усовершенствования довоенного мира оказывались по ту сторону реальности. Несколько грубовато, но точно действительное положение вещей выразил в кулуарах той же Парижской конференции французский премьер-министр Жорж Клемансо : "Христос даровал нам Десять заповедей - мы плюем на них две тысячи лет. Вильсон предлагает свои "Четырнадцать пунктов" - посмотрим!".

Разумеется, такой изобилующий проблемами период не мог быть однородным. Внутри него отчетливо выделяются три этапа. Первый - период с 1918 по 1923 годы - период послевоенных экономических и социально-политических кризисов и постепенного выхода из них. С 1923 года начинается знаменитая эпоха "prosperity" -процветания, которая характеризуется стабилизацией во всех областях жизни общества и постоянным ростом жизненного уровня. В 1929 году механизмы, обеспечивавшие стабильность общества, дают катастрофический сбой, и начинается "Великая депрессия" в мировой экономике, приведшая к кризису всей системы, завершившемуся Второй мировой войной. Эта лекция посвящена первому этапу.

2. Разговор о первом этапе межвоенной истории следует начать с установления новой системы МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ, по месту заключения главного мирного договора получившей название Версальской. Эта система содержала в себе множество трудно разрешимых противоречий. Прежде всего, это противоречие между провозглашенным правом наций на самоопределение и реальным национально-территориальным устройством послевоенной Европы. Это проблемы немецкого населения чешских Судет, венгерского населения румынской Трансильвании, возможного присоединения Австрии к Германии (аншлюс), итальянского населения Фиуме, включенного в состав королевства Сербов, Хорватов и Словенцев и т.д.

Право наций на самоопределение, как отмечалось выше, очевидно противоречило имперской колониальной практике великих держав, прежде всего Англии и Франции. Именно после войны, в ходе которой метрополии вынуждены были стимулировать индустриальное развитие колоний, в силу этого происходит активизация национального движения на Востоке. Мандатная система, долженствующая по замыслу ее создателей (англичан и французов - американцы были в принципе против существования колоний) придать колониализму цивилизованный лоск и соотнести его с национальным принципом, по сути дела почти ничего не меняла в системе владения колониями, ограничиваясь обещаниями предоставить им независимость в неопределенном будущем.

Пацифизм и принципы международного сотрудничества в Лиге наций также существовали скорее как декларации, чем как реальная политика. Очень характерно в этом отношении противостояние Франции с одной стороны и Великобритании и США с другой по острейшему германскому вопросу. Стремящаяся к европейской гегемонии Франция добивалась максимального ослабления Германии путем навязывания явно непосильных для немецкой экономики репараций, в то время, как Англия и США видели в Германии противовес французскому гегемонизму с одной стороны и большевизму - с другой. Это, разумеется не способствовало политической стабильности в Европе. В ситуации постоянного национального унижения в Германии получил огромное развитие реваншизм, на котором позже будет усиленно спекулировать Гитлер. В 1923 году французы попытались решить собственные экономические и политические проблемы путем первой после 1918 года крупномасштабной военной акции - оккупации важнейшего экономического района Германии - Рура, что стало самым показательным примером политики государственного эгоизма. Оккупация Рура привела к сложнейшим дипломатическим и социальным последствиям и стала первым тревожным сигналом, показавшим возможность новой большой войны.

Обиженными оказались не только побежденные страны, но и некоторые из держав-победительниц. Так, Италия, в начале войны вышедшая из Тройственного Союза и объявившая нейтралитет, а в 1915 году вступившая в войну на стороне Антанты, рассчитывала на вознаграждение в виде области Фиуме, и, не получив ее, сочла себя оскорбленной, что как и в Германии создало почву для политических спекуляций крайне правых.

Версальская система оказалась явно неполной, так как из нее была исключена советская Россия (с 1922 года - СССР). После провала интервенции, когда стало ясно, что большевики удержатся у власти, главными проблемами, как уже говорилось, стали проблема подрывной деятельности Коминтерна и проблема долгов. Невзирая на первую, Запад попытался решить вторую, для чего была созвана в 1922 году международная конференция в Генуе, не давшая никаких результатов, так как советская делегация предъявила встречные, явно спекулятивные, претензии - компенсировать потери от интервенции. В результате СССР был по-прежнему исключен из приличного европейского общества. Некоторое замешательство в этом приличном обществе вызвало нарушение правил хорошего тона другим изгоем Германией - которая прямо в ходе работы Генуэзской конференции заключила с СССР сепаратный договор о признании и установлении торговых отношений в Рапалло. Обоюдная выгода этого договора была понятна - и та и другая сторона шантажировали таким образом победителей.


Случайные файлы

Файл
74032-1.rtf
162301.rtf
25966-1.rtf
work.doc
149728.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.