Тоталитаризм: явление и сущность (13969-1)

Посмотреть архив целиком

Тоталитаризм: явление и сущность

По материалам лекций по истории западной цивилизации XX века Б. М. Меерсона и Д. В. Прокудина

1. Конечно, в общеистоpическом плане совершенно несопоставимы 70 лет советского режима и 500 лет Римской империи или многотысячелетние государства древнего Египта или Китая. Этот факт - факт чрезвычайной кратковременности, исторической мгновенности тоталитарных режимов (германский нацизм существовал с 1933 по 1945 год, итальянский фашизм - с 1922 по 1945 же, тоталитарный в строгом смысле слова советский коммунизм -с начала тридцатых годов до середины пятидесятых, а в широком - с 1917 по те же пятидесятые) должен осознаваться очень четко, поскольку именно на его фоне деятельность большевиков - ленинцев или германских "наци" и производит столь ошеломляющее впечатление: подавляет количество злодеяний, совершенных за единицу времени.

Именно поэтому тоталитаризм не мог не вызвать исключительного интереса политологов, социологов, психологов, а сейчас и - историков. Но, как мы говорили в прошлой лекции, наряду с синдромным, описательным определением тоталитаризма, необходимо дать определение сyщностное или генетическое, которое и позволило бы отделить тоталитаризм от обычных, пусть даже весьма кровавых, диктатур прошлого.

Это определение видится авторам в том, что ТОТАЛИТАРИЗМ ЕСТЬ ВЫСШАЯ ТОЧКА ОРГАНИЧЕСКОГО САМОРАЗВИТИЯ МАССОВОГО ОБЩЕСТВА, В КОТОРОЙ МАССОВАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ ПРОЯВЛЯЕТСЯ НЕ НА УРОВНЕ БЫТОВОМ И НЕ В ОДНОМОМЕНТНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ АКЦИЯХ, А КОНСТИТУИРУЕТСЯ В СИСТЕМУ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ.

Такое определение позволяет выйти за рамки синдрома. В предыдущих лекциях авторы пытались показать, как массовизация ведет к возникновению тоталитарных режимов в Италии и Германии. Именно такие свойства массовой ментальности, как коллективизм, аксиома "как все", связанные с агрессивной ксенофобией, преклонение перед харизматическим лидером, власть "партии нового типа", черно-белое восприятие мира, а главное - политизация, охватывающая все стороны социального существования личности и основанный на такой политизации энтузиазм - эти свойства и представляются основными для тоталитарного режима, будучи, впрочем, лишены стихийности проявления и введены в прочнейшие рамки государственных институтов. То есть сметающий все на своем пути поток массы на гребне волны приводит к власти "партию нового типа" во главе с харизматическим вождем, которые, получив власть от массы, стремятся эту власть удержать, на массу опираясь, а для этого сознательно консервируют массовую ментальность, не давая массе растекаться на вторичные социальные группы (не допуская демассовизации), но вводя этот бурный поток в бетонные берега тоталитарного государства. Физический и интеллектуальный террор, партократия, идеократия, диктатура и отсутствие нормальной законности, - все эти синдромные признаки тоталитаризма есть лишь следствия или проявления основной - массовой - характеристики режима.

2. Однако, всякая сущность видима нам лишь сквозь череду конкретных явлений, поэтому синдромное, "симптоматическое" описание все же необходимо, и, имея ввиду генетические признаки, следует попытаться назвать те черты, по которым мы можем судить, что перед нами - тоталитаризм.

Начать следует, разумеется, с ПОЛИТИЧЕСКИХ факторов, ибо именно они представляются ведущими, обеспечивая действенность всей системы в целом. Среди таких факторов главным (по названным причинам) можно назвать искусственную ПОЛИТИЗАЦИЮ НАСЕЛЕНИЯ. Фактически всю деятельность тоталитарного государства - политическую, экономическую, террористическую, идеологическую, социальную и т.д. можно свести именно к этому.

Мы видели, что апелляция к массовой ментальности открывает "партиям нового типа" дорогу к власти. Именно энтузиастическая поддержка вплоть до готовности отдать жизнь за светлые идеалы (массовый человек воспринимает политические программы как нечто, непосредственно его касающееся) и является главной опорой "партии нового типа". Масса, идущая под руководством харизматического лидера на бой с врагами, естественно обеспечивает таковую в начале, уверенная, что любая победа лидера - ее победа, а власть лидера ее власть. Но, как мы уже видели, нормализация обстановки часто ведет к демассовизации, а значит, под угрозой энтузиазм по поводу лидера и любовь к нему. В Италии, а в гораздо большей степени - в России и Германии был найден выход из этой ситуации.

Здесь и начинают работать механизмы политизации. В тоталитарном обществе любое действие должно быть непременно нагружено политическим смыслом. Рабочий на заводе не просто стоит у станка, зарабатывая кусок хлеба, крестьянин не просто обрабатывает землю, этот кусок добывая, ученый не просто из научного интереса корпит над формулами, музыкант не просто исполняет (Вагнера, конечно), писатель не просто сочиняет роман. Все они выполняют прежде всего важнейшее политическое дело, догоняя и перегоняя врагов, создавая арийскую (или марксистскую) математику или физику в противовес еврейской (или буржуазной), борясь по мере сил каждый на своем фронте (хозяйственном, научном, идеологическом, спортивном и т.д.). Население таким образом накрепко привязывается к политике и к определяющему ее государству.

Эта политизация структурирована системой "приводных ремней", то есть системой организаций (общественных, по интересам, культурных, экономических), которые и становятся средствами привязки населения к политике. (Сталин писал, что "диктатура пролетариата" состоит из руководящих указаний партии, проведения этих указаний массовыми организациями пролетариата (!) и претворения их в жизнь населением). Таким образом выстраивается пирамида, вершину которой составляет "внутренняя партия" во главе с вождем, а основание - массовые организации (и даже - государственные институты), включающие в орбиту своей деятельности ВСЕ население и его политизируя. Вне такой пирамиды в тоталитарном государстве не может существовать ничто и никто ("Все в государстве, ничего вне государства" - формула Муссолини).

"Приводными ремнями", как мы уже видели, могут служить любые организации: государственные (местные органы власти, армия, "внешняя партия", признанная именно государственным институтом во всех тоталитарных государствах), трудовые и экономические (профсоюзы, например: "Немецкий трудовой фронт", итальянские корпорации, ВЦСПС в СССР), культурные (начиная со школы и далее - союзы писателей, художников, ученых, клубы и лектории), общественные (женские и молодежные, например - пионерская организация и комсомол в СССР, Юнгфольк и Гитлерюгенд в Германии и т.д.). Нет такой сферы человеческой деятельности, которая не была бы охвачена такими организациями. Все они преследуют одну цель - политизировать население, сделать каждое действие любого человека политическим и, таким образом, поддерживать столь необходимый массовый энтузиазм.

А ничем иным кроме массового энтузиазма, нельзя объяснить "великие стройки" индустриализации в СССР или готовность легко умереть за фюрера германского солдата Второй мировой войны. Только человек, искренне считающий существующий режим своим, а власть вождя - своей властью, чувствующий постоянно кровное родство с этой властью, не видящий себя без или вне государства, способен на такие действия.

3. Оставаясь в рамках перечисления ПОЛИТИЧЕСКИХ признаков тоталитаризма, следует обратить внимание и на самые очевидные, такие как ДИКТАТУРА. Диктатура как форма правления не только свойственна всем рассматриваемым режимам, она прямо декларируется ими. В СССР это диктатура пролетариата, в Германии - арийцев. То есть декларируется диктатура одной части населения ("большинства") над другой ("меньшинством"). Если большая часть известных в истории государств ставила перед собою задачу нахождения социального мира, а значит - поиск способов примирения всех социальных групп, то тоталитаризм откровенно требует дискриминации, угнетения, подавления и даже уничтожения части населения (буржуазии, евреев и т.д.). Связано это, разумеется, с необходимостью иметь врага, на которого направлен деструктивный и агрессивный энтузиазм массы. Еврейский геноцид в Германии или судебные процессы против "троцкистских зловещих выродков" в СССР - прекрасное средство политизации населения, крепчайший "приводной ремень". Население делается таким образом соучастником преступлений (хотя бы они и воспринимались как высшая справедливость), участвует во власти (иллюзорно, разумеется), и воспринимает диктатуру как свою собственную.

Но реальная власть, естественно, принадлежит избранным. Эти избранные объявляются "авангардом" и наделяются уже законодательно всей полнотой власти. Речь идет о "партиях нового типа" (статья 126 советской конституции 1936 года: "Наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются в ВКП(б), являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление развитие социалистического строя и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся"). Таким образом, речь идет о ПАРТОКРАТИИ, одном из важнейших признаков тоталитарного общества.

При этом следует иметь ввиду, что несмотря на подобные декларации, отнюдь не вся партия наделяется властью. Большая ее часть постепенно начинает играть роль одного из "приводных ремней", и не более того. А власть сосредотачивается в тончайшем слое "внутренней партии". То есть диктатура, как форма не ограниченного ничем, в том числе - и законом, правления немногих, налицо. При этом, такая диктатура имеет мало общего с бывшими ранее в истории человечества - она несравнимо прочнее, ибо основана на массовом политическом энтузиазме.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.