Еще раз о роли Чингис-хана в истории (13723-1)

Посмотреть архив целиком

Еще раз о роли Чингис-хана в истории

Вопрос о роли Чингис-хана (Тэмучина) в мировой истории и в истории самой Монголии привлекает внимание ученых в течение ряда столетий. О нем писали и пишут на многих языках мира. Свидетельством огромного интереса к эпохе Чингис-хана и его наследников служат периодически собираемые в Улан-Баторе международные конгрессы монголоведов. Значительное внимание к истории монгольского господства в Азии проявляется в Китае. Китайское общество по изучению истории монголов и Китайское общество по изучению династии Юань систематически собирают свои конференции с привлечением не только ученых КНР, но и зарубежных монголоведов для обсуждения вопросов, связанных с историей дома Чингис-хана.

Отличительной особенностью значительной части имеющейся историографии является ее резкое разделение на два основных направления: апологетическое и ниспровергательное.

Представители первого превозносят до небес роль Чингис-хапа в событиях на рубеже XII—XIII вв., оценивая ее только положительной даже как прогрессивную. Представители второго, наоборот, совершенно отрицают какую-либо позитивную роль его в истории монгольского народа. Борьба этих двух концепций проходит красной питью через всю литературу о Чингис-хане. в том числе и нашу. Наряду с этими крайними направлениями явственно обозначились, начиная с 50-х годов, особенно в советской и мотагольской исторической пауке, более взвешенная оценка роли Чингис-хана, дифференцированный подход к его деятельности на различных ее зтапах. Однако единого мнения пока не достигнуто, и в зарубежной науке все еще преобладают крайние направления.

Многоязычная историография вопроса, включая все ее направления, базируется на одной источниковой базе: это «Сокровенное сказание монголов», «История завоевания мира» Джувейни, «Сборник летописей» Рашид-ад-дина «История Юаньской династии)) описания разных путешествий в ставку Чингис-хана и его преемников, русские летописи, показания китайских, русских, армянских, грузинских, иранских и многих других очевидцев событий той эпохи. Указанные источники и сообщаемые ими факты уже более века являются достоянием ученых и писателей. За истекшее столетие база наших знаний и количество установленных фактов, связанных с жизнью и деятельностью Чингис-хана, возросли не очень заметно.

Чем же и таком случае объясняются столь глубокие расхождения мнений среди исследователей, когда одни называют черным то, что другие именуют белым, и наоборот? Во-первых, источниковая база и совокупность установленных фактов при всей их значительности все еще недостаточны; во-вторых, имеющиеся источники изучены не комплексно, а отрывочно и разрозненно; в-третьих, исследователи по-разному подходят к изучаемым явлениям, пользуясь различной методологией, часто впадая в субъективизм, уводящий далеко в сторону от подлинной, научно обоснованной, объективной истины, руководствуясь различными политическими и идеологическими соображениями. Поэтому очередной задачей монголоведов-историков является комплексное исследование всех исторических памятников и источников во всей их совокупности и многоязычности, их сравнение и сопоставление, тщательная проверка каждого сообщаемого ими факта и анализ совокупности этих фактов. Лишь таким, путем можно решить спор, связанный с ролью Чингис-хана в истории.

Как известно, на рубеже XII—XIII вв. монголы жили отдельными племенами и племенными объединениями, находившимися на разных уровнях общественного развития, причем в жизни монгольского общества кочевые скотоводческие племена играли ведущую роль. Крупными монгольскими племенами в то время были собственно монголы, обитавшие в бассейне рек Онон, Керулен и Тола, а также кэрзиты, жившие главным образом между Хангайским и Хэнтэйским хребтами, в долинах рек Орхон и Тола. Местность к западу от кэрэитских кочевий вплоть до отрогов Алтая была заселена найманами, считавшимися наиболее развитыми из всех монгольских племен. Известно, что найманы пользовались уйгурской письменностью, которая пришла к ним из сопредельного монгольским кочевьям Уйгурского государства, стоявшего в культурном отношении на более высокой ступени. У найманов было свое ханство с зачатками некоторых функций государства. В 1204 г. после разгрома Тэмучином найманов Таян-хана захваченный в плен его приближенный Тататунга представил монголам печать своего господина, которой тот скреплял свои указы.

У собственно монголов тоже существовало свое государственное объединение, возглавлявшееся сначала Хабул-ханом, а затем Амбагай-ханом. В «Сокровепном сказании» отмечено: «Всеми монголами ведал Хабул-хан», Государство, созданное им, называлось «Хамаг монгол улус».

Весьма многочисленными были племена джалаиров и тайчиутов, кочевавшие в долине Онона и верховьев Селенги. К числу крупных племен можно отнести и мэркитов, обитавших в верховьях Селенги. В Забайкалье жили монголоязычные племена хори, тумэты, булагачины, кэрэмучины, баргуты и другие мелкие племенные группы. В области

Секизмуроп обитали ойраты. Среди кочевников было и малочисленное племя онгутов, расположившихся у северной границы чжуржзньского государства Цзинь. Общего наименования эти племена еще ас имели. Но соседние народы называли монголов татарами по имени известного тогда племенного союза татар, кочевавшего в предгорьях Хингана и в районе озер Буир-нур и Хулун-нур. Под этим названием монголы стали известны в произведениях ряда персидских, арабских, армянских авторов, а также в русских летописях. Происхождение термина «монгол» до сих пор не имеет единого толкования. Вполне возможно, что это название, относившееся к одному из древних племен, живших на территории Монголии, впоследствии стало собирательным и после образования единого государства при Чингис-хане было принято для всего монгольского этнического объединения.

В условиях кочевой жизни монгольские племена часто враждовали из-за пастбищ или охотничьих угодий. Столкновения эти иногда приводили к тому, что разбитое и ослабленное племя становилось полностью зависимым от победителей.

Важную роль в укреплении власти кочевой знати — нойонов и усилений феодальной зависимости кочевников сыграли т. н. нукеры — вооруженные дружинника, близкие сподвижники, состоявшие на службе у ханов и нойонов. Верхушка кочевой знати, сосредоточив в своих руках огромное количество скота, получила возможность распоряжаться большими территориями пастбищ и источниками воды.

Захватив право распоряжаться кочевьями, знать постепенно ставила в зависимость от себя основную массу кочевников, обязанных выполнять разного рода повинности: пасти и доить скот нойонов, готовить им молочные продукты, стричь овец, заготавливать топливо и т. п. В «Сокровенном сказании» и у Рашид-ад-дяна неоднократно упоминается о наличии в богатых семьях рабов и домашних слуг.

Монголия в XII в. переживала не только процесс классообразования, но и начало консолидации разрозненных племен в единую народность. Процесс классового расслоения в ато время находился на той стадии, когда выделился господствующий класс в лице ханов, нойонов, которых уже не удовлетворяла прежняя родо-племенная организация. Для закрепления Своего господствующего положения они нуждались в более мощном аппарате государственного управления. Известные по источникам ханы — Бан-хан кэрзитский, Таян-хан найманский и многие другие были уже представителями господствующего класса, улусы которых являлись государствами.

Процесс дальнейшего классового расслоения и усиления феодальных отношекий пошел нншчитсльно быстрее в связи с образованием монгольской народности. Сложение единого феодального государства в начале XIII в., которое привело к ликвидации разобщенности и прекращению бесконечных войн, следует рассматривать как фактор безусловно прогрессивный в истории Монголии. Чингис-хан, являясь выразителем чаяний и интересов возникающего феодального класса, сыграл положительную роль в процессе консолидации монгольских племен, ь объединении иХ в едином государстве. Он, можно сказать, блестяще разрешил проблемы внутреннего устройства молодого государства соответственно интересам класса феодалов, утвердив новый для своего времени общественный порядок.

Тэмучин — будущий Чингис-хан родился в местности Дэлюн Болдок на р. Онон, но данным Рашид-ад-дина, в 1155 г., а по другим сведениям — в 1162 году. Отец его, Есугэй-батор, внук Хабул-хана, был одним из влиятельных представителей монгольской аристократии из рода Борджигин. Будучи сильным и удачливым в походах против других племен, он сумел подчинить себе большое число подданных, окружить себя множеством дружинников и овладеть огромными стадами скота.

Однажды Есугэй-батор повез своего старшего девятилетнего сына Тэмучина к Дай-сэчэну из племени Хунгират, чтобы посвататься к дочери его Бор-тэ. По старинному монгольскому обычаю он оставил сына на некоторое время в семье свата. Но на обратном пути Есугай был отравлен пировавшими в степи татарами, которые с давних пор относились к нему враждебно. Это случилось в 1164 г. или в 1171 г. (в зависимости от того) какую дату рождения Тэмучина считать правильной). После смерти Есугэй-батора племена и дружинники, поддерживавшие его, покинули его семью, и вскоре племенной союз, или улус, Есугэя распался.

Вдова Есугэя Оэлун с малолетними детьми долгое время терпела нужду, но когда подросли сыновья, дела ее пошли на лад. Наиболее энергичным, находчивым и предприимчивым оказался старший сын Тэмучив. Он разыскал семью Дай-сэчэна, где находилась его невеста Бор-тэ, и привел ее в свою юрту. Затем он устанавливает связь с главой сильного племенного союза кэрэитов Ван-ханом, который когда-то был андой (побратимом) его отца. При первом же свидании с ним Тэмучин вручил ему доху из черного соболя, свадебный подарок Дай-сэчэна, предназначенный Оэлун. Ван-хан хорошо знал бедственное положение семьи Есугэя, однако принял подарок и обещал Тэмучину помочь вновь собрать рассеянный улус Есугэй-батора.


Случайные файлы

Файл
66340.rtf
42227.rtf
129068.rtf
27313.rtf
8550-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.