Россия и Китай: противостояние и сближение (на примере Забайкалья) (13383-1)

Посмотреть архив целиком

Россия и Китай: противостояние и сближение (на примере Забайкалья)

Еще в первой половине XVII в. между Русским государством и Китаем пролегали огромные территории, заселенные кочевыми и полукочевыми народами, большинство из которых не имело стабильных государственных образований. Одновременно с присоединением русскими Вост. Сибири и выходом их в район Амура Китай был захвачен вторгшимися в него из Юго-Вост. Маньчжурии армиями завоевателей-маньчжуров, основавших Цинскую империю. Со второй половины XVII в. районы к югу от Амура становятся зоной параллельного проникновения русских и маньчжуров. Последние и раньше совершали сюда походы, но не пытались здесь закрепиться и не стремились к хозяйственному освоению этих земель.

Встреча двух цивилизаций — русской и китайской — в середине XVII в. произошла в далекой Даурии. Тогда казаки Е. Хабарова, продвигаясь по Амуру и подчиняя местные племена, разгромили втрое превосходившее их численностью маньчжурское войско. Однако в планы русского правительства не входило осложнение отношений с Китаем. В связи с этим Московское правительство в 1670-х гг. попыталось урегулировать отношения с Китаем мирным путем.

Первое посольство, которое проследовало в Пекин через Забайкалье, в 1670г. возглавил нерчинский казачий десятник Игнатий Милованов. Милованов "со товарищами" ехал в столицу Китая через Маньчжурию, проложив тем самым новый маршрут для русских посольств. Он пролегал от Нерчинска до Аргуни в районе Цурухайтуя до рек Ган и Хайлар, затем через Большой Хинган и по долине р. Ял к р. Нонницзян, где был г. Наун. Затем путь поворачивал на юго-запад и через юго-восточные районы Монголии вел к Великой китайской стене. Этот путь был намного короче селенгинского, и при благоприятных обстоятельствах его преодолевали за полтора месяца. Впоследствии он и был узаконен Нерчинским договором 1689г.

Наказная память, данная Милованову нерчинским воеводой Д. Аршинским, — уникальный документ, пропитанный духом казачьей вольницы. Нерчинский воевода предложил цинскому императору, привыкшему рассматривать весь окружающий мир, в т.ч. и Россию, как вассалов, присылающих ему дань, вступить в русское подданство! И тогда русский царь "учнет богдокана жаловать и держать в своем царьском милостивом призрение и от недругов ево в оборони и в защищении..." [Русско-китайские отношения, 1969]. Неизвестно, узнал ли китайский император от своих приближенных смысл наказа, но приняли русских посланцев доброжелательно, и вернулись они из Китая с грамотой. В ней китайский император предлагал русскому царю установить мир в пограничных областях, чтобы казаки "впредь бы наших ук-раинных земель людей не воевали и худа б никакого не чинили. А что на этом слове положено, станем жить в миру и в радосте" [Там же].

Однако мирные предложения были лишь дипломатической уловкой цинского императора, стремившегося к "усмирению русских". На деле же маньчжуры продолжали военные приготовления. В связи с этим царское правительство принимает решение направить в Пекин полномочное посольство, назначив его главой известного дипломата, переводчика Посольского приказа Н.Г. Спафария (Милеску). Главной целью посольства Спафария было установление регулярных дипломатических и торговых отношений с Цинской империей, а также поиски наиболее удобных путей в Китай для посольств и торговых караванов.

Прибыв в Нерчинск, посол отправился в Китай новым, проложенным еще И. Миловановым путем через Маньчжурию. Весной 1676г. русское посольство прибыло в Пекин. Здесь Спафарию пришлось выдержать угрозы китайцев "со-бирати войско, сколько мочно великое и итить под Нерчин-ской и под Албазинской остроги и их до основания разорить, потому что ведаем "поскольку человек живет в них". На что Спафарий отвечал: "...Мы войною не хвалимся, а и бою не боимся же". Что же касается Нерчинска и Албазина, то в них людей "потому мало, что больши не надобно того, а как будет надобно, есть у великого государя великое множество рати, что в год мочно наполнитца всему Амуру" [Там же]. Хотя переговоры длились почти 5 месяцев, успеха они не имели. На все предложения русских об установлении нормальных политических и торговых связей цинское правительство ответило отказом.

Укрепление позиций Русского государства в Забайкалье и на Амуре вызывало недовольство маньчжурского Китая, а также северо-монгольских ханов. В 1680-х гг. они предприняли военные вторжения, от которых особенно пострадали Албазин и Нерчинск. Эти военные акции имели целью вытеснить русских с территории Даурии, однако мужественное сопротивление последних расстроило захватнические намерения южных соседей. В связи с этим маньчжурские правители, откликаясь на просьбы России урегулировать русско-китайские отношения, предложили провести переговоры для заключения мира и установления границы.

Переговоры состоялись 12—29 августа 1689г. близ Нерчинска.

Русское посольство возглавлял царский посланник Ф.А. Головин. В соответствии с Нерчинским договором граница между обоими государствами устанавливалась по р. Аргуни на всем ее протяжении, далее по р. Горбице, а от ее верховьев — по Каменным горам (т.е. по Становому хребту), далее — по Амуру. По условиям договора Албазинский острог был ликвидирован, его жители переселились в Нерчинск. Также во исполнение подписанного договора по "наказной памяти" Головина Аргунский "острог и в нем всякое строение и пушки и иные воинские припасы" весной 1690г. был перенесен на северо-западный берег Аргуни на 2 версты ниже старого места (при устье р. Камары).

Поскольку статьи Нерчинского договора были составлены слишком общо, они не могли четко регулировать пограничные отношения двух государств. Поэтому, несмотря на стремление России к дальнейшему урегулированию отношений. Китай постоянно высказывал претензии и не торопился идти на сближение. В 1690 г., а затем в 1693 г. в Пекин через Забайкалье тем же путем, каким шел Н. Спафарий, проследовали дипломатические миссии Г. Лоншакова и И. Идеса. В 1720г. через Селенгинск в Пекин направилась миссия во главе с Л. Измайловым. И хотя эти поездки положили начало регулярному обмену письмами между нерчинскими воеводами и цинскими властями и способствовали созданию благоприятных условий для торговли, Китай неохотно шел на сближение. Оживление русских дипломатических и торговых поездок в Пекин носило односторонний характер и не вызывало ответных визитов китайцев в Москву. Тем не менее превращение Забайкалья в своеобразный центр пересечения дипломатических и торговых связей позволило краю заявить о себе как о перспективном в экономическом и политическом отношении.

Дипломатические и торговые русско-китайские отношения первой четверти XVIII в. подготовили основу для их дальнейшего развития. "Потепление" наступило после Буринского договора, когда в районе р. Буры (в 20 верстах от Кяхты) 20 августа 1727 г. в результате долгих переговоров русской делегации во главе с царским посланником графом С.Л. Владиславичем-Рагузинским с китайской стороной состоялось его подписание. По условиям договора граница между Россией и Китаем простиралась с востока на запад от сопки Абагайту до перевала Шабин-дабага на Алтае. Она проводилась по принципу "северная сторона Российскому империю да будет. А полуденная сторона Срединному империю да будет" [Сборник, 1889]. Буринский договор, урегулировавший приграничные отношения, содействовал оживлению торговых и дипломатических связей двух государств.

На рубеже XVII и XVII1 столетий охрана российских территорий в Вост. Забайкалье была возложена на казачьи гарнизоны, сосредоточенные в Нерчинском, Аргунском, Телембинском, Итанцинском, Читинском, Еравнинском, Иргенском острогах, а в Зап. Забайкалье — в Селенгинском, Удинском, Баргузинском, Ильинском и Кабанском. Численность казачьих гарнизонов в них колебалась от 1055 до 1200 чел. Тогда не было постоянных пограничных постов. Периодически казачьи разъезды рассылались по наиболее опасным направлениям, т.е. в места большей вероятности проникновения непрошенных гостей — в верховья Чикоя и Онона, в среднее течение Аргуни.

В Вост. Забайкалье в соответствии с Нерчинским договором официальная граница существовала только по Аргуни. К западу от нее граница не была определена, но право фактического владения России установилось на всем пространстве между Ингодой и Ононом. Хотя здесь не было ни одного острога, ни одного караула, кочевавшие на этих землях ясачные тунгусы выступали в качестве охранителей Российских владений. В Зап. Забайкалье уже в первой четверти XVIII в. пограничная линия стала намечаться путем учреждения караулов Желтуринского, Босинского, Цаган-Усинского и небольших зимовий в долинах рекДжиды, Селенги, Кяхты и Чикоя. Кроме того, Чикой на том отрезке, где он протекает в широтном направлении, являлся частью фактического рубежа между русскими и монгольскими владениями, сложившегося еще в XVII в., задолго до захвата Монголии маньчжурами. Тем не менее задача разграничения российских и китайских владений западнее Аргуни и в Монголии требовала разрешения. Ее выполнил Буринский договор 1727г.

Буринским договором впервые предусматривалось описание прохождения линии границы между Россией и Китаем, т.е. "земли, реки и знаки были написаны и поименно внесены в ландкарту" [Н. Бантыш-Каменский. 1882]. Вдоль всей пограничной линии было установлено 87 маяков, представлявших из себя земляные или каменные насыпи конической формы, причем 63 маяка разместились восточнее Кяхты. Буринский договор, ставший составной частью общего договора о разграничении, политических и торговых отношениях между Российской и Цинской империями (1728г.), завершил период формирования российской границы в Забайкалье, став заключительным, после Нерчинского договора 1689 г., этапом этого длительного и сложного процесса.


Случайные файлы

Файл
117809.rtf
125347.rtf
48809.rtf
118332.rtf
72613.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.