Волны миграции. Новая ситуация (11683-1)

Посмотреть архив целиком

Волны миграции. Новая ситуация

Вишневский А., Зайончковская Ж.

Распад СССР неизбежно влечет за собой возникновение и новой миграционной ситуации. Изменения могут быть очень значительными и породить последствия, важные не только для государств СНГ, но и для всего международного сообщества. Утверждающиеся тенденции миграции характеризуются по крайней мере тремя принципиально важными элементами: вытеснением пришлого населения из социальной ниши, которую оно занимало еще недавно, эмиграцией из перенаселенных районов и нарастающей эмиграцией за пределы бывшего Союза.

Реэмиграция русских

Первый из названных процессов затрагивает различные группы так называемого русскоязычного населения, но прежде всего, разумеется, собственно русских. Расширение границ России, их оборона, освоение новых территорий уже несколько веков назад положили начало пространственной экспансии ее населения. В освоении Новороссии, Предуралья, Сибири, Дальнего Востока, степной части Казахстана и т. д. принимали участие многие народы, но, конечно, главная роль принадлежала наиболее многочисленному этносу страны русским.

Перемещение русских в периферийные районы страны получил новый сильный импульс уже в нашем столетии, в период бурной урбанизации. До первой мировой войны и в годы первых советских пятилеток оно развертывалось в основном на территории России и Украины, а после второй мировой войны охватило и бывшие национальные окраины, население которых еще не было готово к массовому переезд в города. Интенсивный приток русских шел также в Латвию и Эстонию, где естественный прирост населения был низок, а уровень жизни выше, чем в других регионах. За 60-е годы рост численности русских за пределами России был в 2,4 раза больше, чем в целом по стране. Но уже 70-е годы ознаменовались появлением новых миграционный тенденций. Прирост русских в республиках замедлился, а в дальнейшем практически прекратился. В 80-е годы он не вышел за пределы естественного прироста.

Миграционные процессы 60-70-х годов исподволь готовили события 80-х, когда началась массовая реэмиграция русских. Первой была Грузия, откуда отток русских идет с 60-х годов (тогда активно стало переселяться в города местное сельское население), причем отток идет довольно быстро: за 1959-1988 годы численность русских в республике сократилась на 18 процентов, то есть эмиграция намного превысила естественный прирост русских. Следующим был Азербайджан. Здесь отток русских начался тогда же, а их численность стала сокращаться в 70-е годы. Всего за период с 1959 года она уменьшилась на 22 процента. Со второй половины 70-х годов начался отток русских из Средней Азии.

В 1979-1988 годы процесс реэмиграции русских охватил большинство республик, а в тех из них, куда продолжался переезд, его темпы сильно замедлились. В 1990 году русские выезжали лишь на Украину и в Беларусь, в то время как из всех остальных республик они возвращались.

Таким образом, реэмиграция русских не новое явление, а давно проявившаяся тенденция, указывающая на закономерный, объективный характер этого процесса, его глубокие связи с особенностями развития республик. В то же время до сих пор эта тенденция не была столь сильна. И сегодня в результате многолетнего миграционного движения из центра страны к ее периферии за пределами России проживают более 25 миллионов русских (17,4 процента их общей численности в бывшем СССР). Основная их часть (почти 70 процентов) сосредоточена на Украине и в Казахстане. В Казахстане же наиболее высока доля русских в населении. Очень высока она также в Латвии, Эстонии, Кыргызстане.

Новым явлением последних лет стала эвакуационная форма ре-Эмиграции русских, появление среди них беженцев из районов острых этнических конфликтов. Так, в апреле 1992 года в России было официально зарегистрировано 73,5 тысячи русских, вынужденно покинувших места постоянного проживания за ее пределами. Но даже когда выезд русских из республик не продиктован непосредственной опасностью, связанной с прямыми межэтническими столкновениями, и происходит в относительно спокойной обстановке, он также нередко приобретает черты бегства. Ощущение опасности со все большей силой выталкивает русских и других русскоязычных, то есть людей, по существу, русской культуры, из Средней Азии и некоторых других государств СНГ. По данным выборочного обследования, проведенного Госкомстатом Российской Федерации при участии Министерства внутренних дел, среди прибывших в Россию из-за ее пределов в 1991 году было 56 процентов русских, 15 украинцев, 4,2 армян, столько же белорусов, 3,2 татар, 2,5 азербайджанцев.

Сейчас почти очевидно, что исход русских и сопутствующих им этнических групп из бывших союзных республик будет продолжаться. Это особенно ясно в отношении тех новых независимых государств, где русские сравнительно немногочисленны и расселены дисперсно. Сложнее прогнозировать развитие событий в отношении крупных районов с многочисленным и достаточно компактно живущим русским населением Восточной Украины, Северного Казахстана и т. п. Нормальное развитие событий должно исключить массовый выезд русских из этих районов, ибо он означал бы миграции таких масштабов, которые невозможны без крупных политических потрясений.

Эмиграция из перенаселенных регионов

Вторая важная составляющая новых миграционных тенденций усиление потока представителей коренных этносов из перенаселенных регионов. Слово это взято в кавычки, потому что лишь очень приблизительно передает весь комплекс условий, подталкивающих население к эмиграции. Конечно, он включает в себя чисто демографическое давление, обусловленное чрезвычайно быстрым ростом населения, Но не меньшее значение имеют непреодоленная архаичность отраслевой структуры экономики, сохранение ее аграрного характера при не-достаточной развитости несельскохозяйственных видов деятельности и вытекающая из этого неспособность поглотить возрастающий прирост рабочей силы. Нельзя не отметить и неразвитость самого социума, слабую структурированность общества, его привязанность к традиционным культурным нормам. Все это блокирует модернизацию, ведет к отторжению социальных нововведений, к длительной экономически и культурной стагнации. Если учесть еще обычную в таких случаях нехватку средств, то становится очевидным, что отъезд окончательный или временный многим кажется более привлекательным, чем жизнь в условиях стагнации или борьбы за ее преодоление.

Разумеется, и эмиграция сопряжена со многими трудностями, по этому она может рассматриваться лишь как одна из возможных реакций коренного населения на экономические и социальные напряжения, возникающие в ходе модернизации. Поначалу более естественными выглядят поиски места в уже существующих модернизированный секторах экономики, которые принимают форму конкуренции на местных рынках труда. В республиках прежнего Союза такая конкуренция проявлялась прежде всего в вытеснении пришлого населения коренными жителями, занимающими все большую часть рабочих мест. Например, в Средней Азии с 1977 по 1987 год численность работников коренных национальностей во всех республиках почти удвоилась, в то время как число работников других национальностей увеличилось только на 39 процентов, а в Туркмении сократилось на 12. Доля коренных национальностей в пополнении рабочей силы в 1,2 1,4 раза превысила их долю в общей численности населения республик. Происходит стремительный рост трудовой мобильности местного населения, выталкиваемого в города аграрным перенаселением. Другим остается все меньше места.

Однако вытеснение пришельцев, инородцев, конечно, не решает всех проблем, порождаемых перенаселением, и часто предшествует довольно значительному исходу самого коренного населения или идет параллельно с ним. В бывшем СССР было немало случаев таких исходов вполне мирных и как бы незаметных. Это продолжающийся уже два десятилетия отъезд армян из Армении, молдаван, казанских татар, народов Северного Кавказа со своих исконных территорий. Он стал особенно заметен в период между переписями населения 1979 и 1989 годов. Главными ареалами эмиграции коренных жителей были Молдова, Закавказье, Северный Кавказ и Средняя Азия. Особенно активно разъезжались во все концы страны молдаване. Принимали же иммигрантов в основном Россия, Украина и Прибалтика.

В результате численность молдаван в России за это время увеличилась на 69 процентов (в своей республике всего на 10,5), грузин и армян на 46 (в своих республиках на 10,3 и 13,2), азербайджанцев в 2,2 раза (24 процента у себя), узбеков и туркмен в 1,8 раза (34), киргизов в 2,9 раза (33), таджиков в 2,1 раза (46).

И все же масштабы выезда коренного населения из перенаселенных, или, по принятой у нас терминологии, трудоизбыточных, районов были значительно меньшими, чем можно было бы ожидать, исходя из чисто экономических соображений. Причины такой медлительности в самом состоянии общества, не прошедшего еще важных этапов модернизации, в низкой социальной мобильности его населения. Типично в этом отношении среднеазиатское общество. Хотя сейчас нередко приходится слышать о безработице в Средней Азии, это не безработица в западном понимании. Коренное население не имеет достаточного числа мест приложения традиционного для него труда в сельском хозяйстве, торговле и т. п., кое-как сводит концы с концами, но не особенно охотно соглашается работать в непривычных для него условиях индустриального труда.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.