Забастовка как форма социальной конфронтации (11283-1)

Посмотреть архив целиком

Забастовка как форма социальной конфронтации

проф. Иегуда Леви

Забастовки стали одной из отличительных черт современного общества; они считаются хотя и малоприятным, но неизбежным явлением.

Здесь не будут рассмотрены Галахические аспекты забастовки, такие, как "работник может уйти даже в середине дня" и "всякий, отступивший от соглашения, остается в убытке". Главное внимание будет уделено этическим аспектам этого явления.

Забастовка - оружие в социальной войне

Забастовка - это форма конфронтации: работник против работодателя; гражданин против властей; учащийся против учебного заведения. Забастовка похожа на мини-войну, в которой испытывается баланс сил между двумя сторонами, в результате одна из сторон побеждает другую. Забастовка подменяет мирный диалог, судебное разбирательство и другие процедуры, в которых определяются права. Иногда ее порождает неверие в общественные институты; но чаще всего бастующие руководствуются расхожим принципом: "сильный всегда прав". Как и в любом конфликте обе стороны терпят убытки, но иногда победитель добивается компенсации от проигравшего, который несет, таким образом, двойной ущерб.

Идеологические корни забастовки

Простой здравый смысл подсказывает, что общество от забастовки в целом проигрывает. Ведь достигнутые ею цели можно обеспечить и другими способами, без ущерба. Однако, с точки зрения секулярного наблюдателя, точнее, наблюдателя с секулярными взглядами (к сожалению, даже изучение Торы не гарантирует иммунитета от таких взглядов), забастовки невозможно предотвратить, несмотря на их очевидный вред. Считается, что I без демонстрации силы конфликтующие стороны не ; смогут прийти к соглашению. Поэтому западная секулярная философия считает, что такие потери совершенно неизбежны. Разумное общество найдет возможность свести к минимуму эти потери, используя остаточные моральные принципы, в которые еще верят его члены, и опираясь на соответствующие законы. Но в целом избежать забастовок практически невозможно.

Причина такого положения очевидна. Секулярная философия учит, что в мире нет абсолютной справедливости, во всяком случае, невозможно установить справедливость в каждом отдельном конфликте. В результате единственным реальным арбитром становится простая сила. Баланс сил устанавливает права людей в обществе, за исключением отдельных, весьма ограниченных социальных сфер, таких, как семья. Конфронтация повсеместно определяет победителя в столкновении двух сторон, а конкуренция превращается чуть ли не в единственную движущую силу экономики. Впрочем, не только экономики, но и политики: группы, объединенные едиными целями, сплачиваются вместе, формируя базу власти для более успешной борьбы с соперниками. Конкуренция проникла даже в сферу науки и высшего образования. В Соединенных Штатах и Великобритании амбициозные матери буквально сражаются за ограниченное число мест в детских садах, которые обеспечивают своим "выпускникам" поступление в начальные школы, а те, в свою очередь, проталкивают своих питомцев в элитные средние школы и т.д. В Японии абитуриенты, не принятые в престижные университеты, кончают жизнь самоубийством. Успех любой ценой! Таков девиз студентов на Западе. Ради успеха они готовы подставить ножку своим же товарищам по учебе. Таких случаев там немало.

Разумное, цивилизованное общество стремится нейтрализовать подобные крайности, но в лучшем случае добивается лишь неустойчивого равновесия. Расчет на чистый прагматизм отражен даже в законах. Единственным критерием считается конкретная польза для общества. В прошлом заурядных воров отправляли на виселицу, потому что воровство несло вред обществу. Зато к моральным преступлениям отношение было гораздо более терпимым. Это происходит оттого, что светское законодательство заботится не о морали, а лишь об укреплении существующего общественного порядка. Такой подход отражен, к примеру, в отношении антисоциальных элементов к полиции: с их точки зрения, у стража порядка нет никаких моральных преимуществ перед нарушителями закона; просто на его стороне грубая физическая сила. Преступник видит в полицейском всего лишь вражеского солдата, защищающего интересы правящей власти. Поэтому одолеть его можно тоже лишь силой.

Есть ли альтернатива этой системе?

Подход Торы

Иудаизм тоже признает зависть и конкуренцию в качестве естественных движущих факторов общественной жизни. Как сказал царь Шломо, мудрейший из людей:

"И видел я, что всякий труд и всякое уменье в работе только от взаимной зависти" (Когелет, 4:4).

Однако цель общественного развития в том и состоит, чтобы любовь к ближнему сменила зависть, а сотрудничество пришло на смену конкуренции. Выше уже обсуждались пути достижения этого идеала на основе Торы. Кроме того, в некоторых сферах, таких, как предпринимательство и ремесла, Тора однозначно запрещает "вторгаться в чужое занятие", подрывать источники доходов нечестной конкуренцией. Границы допустимой конкуренции сформулированы в Талмуде. Что касается политики, Тора требует от нас выбирать в органы власти людей б-гобоязненных, искренне заботящихся о благе всего общества; нельзя голосовать за тех, кто будет проталкивать лишь узкие интересы своих избирателей, как принято в западном мире.

Конкуренция в учебе

Использование конкуренции в школе как средства мотивации учащихся абсолютно несовместимо с принципами иудаизма. Пользуясь этим средством, мы научим молодежь "добиваться славы за счет чужого позора"; такое поведение лишает человека удела в Мире грядущем. Награждение призами является эффективным средством поощрения учащихся, однако награда должна выдаваться только за личные достижения и прилежание, без всяких конкурентных наслоений. В одной из следующих лекций будет рассмотрено известное положение наших мудрецов "зависть ученых увеличивает мудрость", которое часто и ошибочно приводят в этом контексте. Мудрецы Талмуда говорят, что этот принцип относится к учителям, а не к ученикам, и уж тем более здесь нет и речи о поощрении зависти.

Можно спросить: как повысить мотивацию учащихся в отсутствии конкуренции? Ответ прост каждый ребенок достаточно любознателен, чтобы стремиться к знаниям. Надо лишь поощрять эту любознательность и желание знать; этого вполне достаточно, чтобы побудить ребенка к учебе. Если к тому же более успевающие начнут помогать слабым, то они разовьют в себе не зависть, а позитивные качества характера. Повзрослев, такой ребенок почти неизбежно станет полезным членом общества. Он будет сеять не конфликты и раздоры, а доброжелательность и гармонию.

Различие между иудаизмом и западной культурой

Выше уже отмечалось, что отсутствие абсолютных ценностей в области морали и справедливости вынуждает секулярное общество поставить силу во главу угла при решении конфликтов. Но проблема гораздо глубже. Различия между западным обществом и обществом, живущим по законам Торы, имеют идеологическую подоплеку. Сейчас на Западе моден индивидуум, стремящийся к самоудовлетворению, к получению жизненных удовольствий. В этом смысле конкуренция становится важным средством совершенствования такого индивидуума на основе известного принципа "выживает сильнейший". Кроме того, сей образ становится эвфемистичным воплощением отсутствия этических принципов и справедливости.

Иудаизм занимает иную позицию: он считает всех людей слугами Б-га, партнерами в одном важном деле, а еврейский народ - единой большой семьей. В семье, как известно, нет места конкуренции, здесь один помогает другому. Вообразите себе женщину, рассердившуюся на мужа; объятая яростью, она начинает рвать его одежду, а муж в отместку рвет ее одежду. Можно ли представить себе большую глупость? Ведь единственным результатом этой ссоры будет подорванный семейный бюджет. Именно в таком свете евреи Торы рассматривают забастовки в еврейском обществе.

С другой стороны, светское общество считает естественным, когда депутаты законодательного органа защищают интересы большинства своих избирателей. Такая система законодательной власти часто приводит к столкновениям между различными общественными группами, причем каждый из таких конфликтов чреват серьезными осложнениями; на решения законодателя влияют его личные интересы, в первую очередь стремление удовлетворить поддерживающих его граждан.

Общество, руководствующееся принципами иудаизма, выдвигает на первый план, по крайней мере, на уровне сознания, воплощенные в Торе идеи справедливости и личных прав. Иудаизм не отрицает влияние личных пристрастий в мыслительном процессе, но стремится ограничить это влияние. Устанавливая абсолютные и, в целом, объективные принципы, Тора в значительной мере сводит к минимуму пагубную роль личных интересов в общественной жизни.

Тора учит видеть во всем сотворенном некое подобие хора, воспевающего славу Творца, а себя - его участником. Помимо обязанностей, каждый член хора наделен личными правами. Растения и неорганические вещества защищены заповедью "не уничтожай". Выше них стоят животные, на которых распространяется дополнительный запрет не причинять боль живым существам. Следующую ступеньку занимает нееврей, имеющий право на справедливость; за ним следует гер тошав (нееврей, живущий с евреями), для которого установлены специальные права в виде заповеди "и будет он жить с тобой - ты обязан поддерживать его". И наконец, венчает эту пирамиду еврей, наделенный привилегией особой любви, которая превосходит любовь к остальному человечеству.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.