Лейб-Гвардии Финляндский (10942-1)

Посмотреть архив целиком

Лейб-Гвардии Финляндский

Кэти Дмоховская

В какие времена ни загляни, всюду можно найти необыкновенные сочетания русского народа с народами всего мира. Анна Ярославна была королевой Франции. Другая Ярославна была за скандинавом, за конунгом (вождь племени у древних скандинавов) Гарольдом. Сын Андрея Боголюбского- Юрий Андреевич был женат на знаменитой грузинской царице Тамаре. Князь Долгорукий был высокопочитаемым лицом при дворе Великих Моголов. Чингизхан имел русскую дружину. При китайском императоре- охранный русский полк. Перевернем еще одну страничку русской истории и рассмотрим политические обстоятельства начала 19 века, которые выразились в создании громадного военного ополчения в 612 с лишком тысяч человек, в размерах еще никогда не бывавших в России, и готовых встать на защиту своего отечества.

Сдача австрийской армии при Ульме, уничтоженные в несколько дней все силы Прусской монархии, заставили Александра I по возвращении в декабре 1805 года из-под Аустерлица в Петербург заняться приведением вооруженных сил России в такое состояние, чтобы они могли придти на помощь соседним государствам, а также защитить и свои собственные границы.

Манифестом от 30 августа 1806 года Александр I уведомил своих подданных о предстоящей, может быть, войне против Франции, и о необходимости создания народного ополчения, названного тогда, внутренней временной милицией или земским войском. Такой созыв земского войска в 1806-1807 г.г., в истории России был не впервые. Это имело место и в княжеской Руси, и в смутные времена начала XVII века, и затем известны дружины Отечественной войны 1812 года.

Считая себя во главе всего дворянства, желая подать пример точного исполнения Указа и готовности не щадить своей личной собственности для нужд государства, Александр I повелел набрать ратников из волостей, принадлежащих лично ему и, вообще, царскому семейству. Это были гатчинские, ораниенбаумские, красносельские и стрельнинские финны, плохо говорившие и понимавшие по-русски. Только среди красносельцев было довольно много русских, петербургских "лодочников-песенников", которые нанимались богатым жителям столицы для прогулок по Неве. Из них вспоследствии составился отличный хор, славившийся в то время во всей гвардии. Поскольку по национальности ратники были финны и "большая часть рядовых в батальоне лютеранского исповедания", то в батальон был назначен пастор, взамен священника. Все унтер-офицеры, музыканты и нестроевые были русские. Цесаревич Константин Павлович взял на себя труд сформировать из ратников императорской фамилии особый батальон милиции, получившей название "Императорского батальона милиции". Десятки батальона образовывались из крестьян одной или соседних деревень, то есть действовал принцип землячества, поэтому и роты, кроме номера получали и название: так первая называлась Ораниенбаумская, вторая и четвертая- Гатчинские, третья- Стрельнинская. Для занятий, ратников были предоставлены некоторые залы Стрельнинского дворца. Все офицеры баз исключения назначались по личному избранию самого цесаревича. Это были выпускники первого и второго кадетских корпусов, причем, самые способные, предназначенные к выпуску в гвардию. 10 декабря 1806 года командиром батальона был назначен подполковник Андрей Андреевич Трощинский. Это был опытный строевой начальник, вокруг которого очень скоро образовался кружок офицеров, имеющих между собой истинно дружески-товарищеские отношения, чем и было положено начало тем прекрасным отношениям, которыми отличалось общество офицеров Лейб-Гвардии Финляндского полка на протяжении всего его существования. А. А. Трощинский по своему происхождению был из малороссийских дворян. Его семья была очень дружна с семьей Н. В. Гоголя, которому в молодости Андрей Андреевич оказал значительную поддержку.

Программа обучения ратников, принятая в войсках того времени, воплощала в себе пресловутую фридриховскую систему обучения, которая стремилась обратить солдата в бездушную машину, при этом солдат должен был бояться "палки капрала больше смерти". Марш признавался важнейшей частью солдатского обучения, "ибо посредством марша войско делается способным к маневрам". Ружье держалось в то время отвесно в левой руке, причем оно стояло на ладони этой руки, будучи только прислонено к левому плечу. При тяжести и длине оружия того времени, это требовало большой ловкости, умения и навыка. К счастью, обучение Императорского батальона велось по особому приказу, отбросившему все лишнее по части "шагистики", фронтовых "эволюции", "деплояд" и тому подобного.

"Приказ, служащий руководством к образованию Императорской милиции", по рациональности своих требований был "выразителем зарождающегося тогда в русской армии нового веяния противодействующего фридриховской системе обучения и воспитания". По приказу обращение начальствующих лиц с ратниками предписывалось иметь самое мягкое. "Все чиновники к земскому войску принадлежащие от высокого до низшего звания",- говорит инструкция",- должны во время и после учения сохранять свою скромность в рассуждении взыскания с ратников по наружному образованию оных. Неумышленные в строю ошибки не подвергать не токмо наказанию, но ниже строгому и запальчивому выговору, а стараться более кротким и снисходительным недоумевающего вразумлением научать всему от него требуемому с ласковостью, дабы кроткостию обращения снискать их любовь и доверенность, коих следствием будет и добрая воля и непринужденная охота к исполнению начальнических повелений". Строго воспрещалось брать ратников в денщики и "ни в какие услуги, посылки, перепоручения и работы их не употреблять". Рекрута обучал офицер или унтер-офицер, но, непременно в присутствии офицера. Для обучения нижних чинов стрельбе в цель, назначалось по шесть боевых патронов в год на человека. Наказания, как и во всей армии того времени, были жестокие и преобладали такие как "прогнать через строй" и шпицрутены.

10 февраля 1807 года, после двух месяцев обучения, в Стрельне был смотр и проверка боевой готовности батальона и через несколько дней Императорский батальон милиции пошел прямо из Стрельны на театр военных действий.

В полковом журнале от девятого марта записано: "по утру в 12 часов Его величество имел верховой выезд для провождения Лейб-милиции в поход". Государь проводил их "до выхода за город, откуда соблаговолил возвратиться к Зимнему Дворцу". Батальон шел, как и прочие части, усиленным маршем. Насколько тяжел был поход, можно судить из того, что он совершался зимой, при очень глубоких снегах по 52 версты в сутки, имея в течение 22 дней три дневки, через пять-шесть дней марша. От Петербурга до Риги шли 23 дня, "при сильнейших морозах, в большом утомлении людей".

В кампанию 1806-1807 г.г. Россия выступила в защиту Пруссии. В мае-июне русские и французские войска готовились к наступлению. У Наполеона было 200 тысяч, а у Беннигсена (главнокомандующего русской армии)- 165 тысяч. Наполеон стремился отрезать русские войска от их базы в Кенигсберге.

30 мая была сильная буря, а второго июня решающее сражение произошло у Фридланда. Собрав армию до 88 тысяч против 46 тысяч русских, Наполеон решил начать атаку, несмотря на советы своих маршалов, которые считали, что нужно отложить сражение до следующего дня, ввиду позднего времени: "Нет, нет. Два раза противник таких ошибок не делает,- был ответ Наполеона. В одном из своих писем А. А. Трощинский описывает фридландское сражение так: "Неприятельская армия скрывалась в лесах, а наша, защищая Фридланд, по местоположению довольно не выгодному, занимала поля и окрестные берега реки Алле. Во-вторых- протяжение позиции до восьми верст было слишком велико для русской армии, которой пришлось чрезвычайно растянуться, в-третьих- на позиции не имелось опорных пунктов, за которые русские войска могли бы ухватиться. В-четвертых- пути отступления были отрезаны непроходимой вброд рекою Алле".

Ранним утром в день сражения, батальон, прикрывая артиллерию, "претерпевал знатный урон как убитыми, так и ранеными"; днем отозванный в резерв к гвардейскому корпусу, он вместе с ним переносил "большой вред" от навесных выстрелов неприятельских батарей; позднее, в пятом часу, вызванный на передовую линию к самому жаркому месту сражения батальон подвергся сильнейшему картечному и ружейному огню, сражаясь вместе с тем на штыках; далее, отступая вместе с гвардией, под напором сильнейших французских колонн, ему пришлось перенести весь ужас отхода через пылающий город Фридланд и, наконец, гибельную переправу через реку Алле, "сопровождаемую сзади неприятельскими бомбами и брандскугелями. По счастью, что за несколько червонцев удалось мне достать к тому лошадь,- пишет полковник Трощинский,- а без этого гибель в глубине реки была бы неминуема. Многие и тут пожертвовали своею жизнью". Наступившая темнота прикрыла отступление русской артиллерии и кавалерии.

"В этом сражении русская армия, поставленная на весьма невыгодные позиции, почти лишенная руководства, напрасно тратила свои силы и тщетно проявляла свои высокие духовные качества; никем не руководимая в надлежащей степени, она не могла противостоять сильнейшей в численном превосходстве французской армии, направляемой мощной рукой великого полководца. Всякая другая армия, находящаяся в подобных условиях, погибла бы, но русская армия не погибла, благодаря, своей единственно необыкновенной храбрости". Так уверяет один из иностранных историков фридландского сражения, майор прусской службы Бот. Документы того времени подтверждают такое высокое мнение о поведении русских войск в фридландском сражении, которое было. последним актом войны 1806-1807 г.г., окончившейся через несколько дней после него. К шестому июня гвардия и императорский батальон были у Тильзита.


Случайные файлы

Файл
77658.doc
ГОСТ 30246-94.doc
55707.rtf
138553.rtf
VDV-0370.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.