Заговор Шале (8123-1)

Посмотреть архив целиком

Заговор Шале

Луи XIII не очень повезло с ближайшим окружением. Его мать Мария Медичи не смогла преодолеть свою страсть к власти даже тогда, когда стала вдовствующей королевой. Она стала стравливать детей между собой, мужей с женами, и с помощью подобных интриг пыталась сохранить свое политическое влияние в стране. Реально влиять на события она в описываемое время не могла, но через своих сторонников распускала по стране выгодные ей слухи.

Великий министр короля, знаменитый герцог Ришелье, стремился править страной единовластно, для блага Франции, разумеется, поэтому он тоже был заинтересован в том, чтобы король как можно меньше вмешивался в реальную суть событий. И министр, и мать решили, правда, каждый в своих интересах, что им выгодно посеять неприязнь между королем и его женой, Анной Австрийской. Они справедливо решили, хорошо зная характер Луи XIII, что чем больше король будет подозревать королеву в супружеской неверности, тем меньше он будет заниматься государственными делами. Так и произошло.

Вы все хорошо знаете про историю с подвесками королевы, которую так красочно вставил А. Дюма в свой бестселлер "Три мушкетера". Конечно, реальные события протекали не совсем так, как описывал их автор знаменитого романа, но случай с подвесками имел место в действительности. Конечно, нельзя сказать, что после этой истории король совершенно снял свои подозрения с герцога Бэкингема, но он успокоился и примирился со своей женой. Такое развитие событий совсем не устраивало ни Марию Медичи, ни герцога Ришелье.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что к королю с разных сторон стали поступать слухи о якобы намечающемся сближении между королевой Анной и братом короля Гастоном, герцогом Анжуйским. Ревность короля вспыхнула с новой силой, тем более что в донесениях сообщались сведения, которые могли бы вывести из себя и более хладнокровного человека, чем король Луи, естественно Тринадцатый. Сообщалось, что молодая испанка встречает со стороны мужа только холодность, что она устала от бесплодия, а это влияло на ее положение в глазах общества. Сообщались и более ужасные вещи, например, о том, что королева мечтает о смерти своего мужа, а в видах такой смерти уже заключила более приятный для нее тайный союз.

Естественно, что в таких условиях Луи XIII тут же стал считать себя со всех сторон окруженным заговорщиками. Недоставало только какого-нибудь заговора, и он не заставил себя ждать. В истории Франции он, возможно, что и благодаря А. Дюма, известен как заговор Шале. Правда, этот заговор был направлен против кардинала, но ведь и время тогда было такое, что все интриговали и устраивали заговоры исключительно против всесильного первого министра. Ришелье сосредоточил в своих руках всю реальную власть, а король был только красивой вывеской. Ведь даже старый архиепископ Бертран де Шо, которого очень любил король, примерно в эти годы сказал:

"Ах, если бы король был в милости, я был бы кардиналом!"

Главными идеологами этого заговора были Великий приор Франции Александр Бурбон и его брат герцог Сесар де Вандом. К 1626 году герцог Анжуйский еще не потерял своей репутации (всю свою низость он проявит несколько позже), так что заговорщики привлекли Гастона на свою сторону, а вскоре и вовсе поставили его во главе всего предприятия. А как же, ведь он брат короля! Кому же еще, как не ему устранять могущественного кардинала.

Но для любого заговора требуются и рядовые исполнители, поэтому высокопоставленные вельможи привлекли к заговору нескольких молодых дворян, которым тоже не нравилось всесилие кардинала. Среди них оказался и граф де Шале, который был внуком маршала де Монлюка, а в Париже прославился своей недавней дуэлью. Ему было около тридцати лет, известность вскружила ему голову, поэтому он с легкостью примкнул к тем молодым людям, участвовавшим в заговоре, которые поклялись убить кардинала.

Кардинал Ришелье в это время находился на своей вилле Флери, куда он уехал под предлогом болезни, но государственных дел при этом не забрасывал. Было решено, что герцог Анжуйский со своими приближенными под предлогом охоты окажутся невдалеке от виллы кардинала и попросят там гостеприимства. Оказавшись же на вилле, они сумеют найти удобный случай для того, чтобы расправиться с кардиналом. Прекрасный план! Главное, что он детально проработан, не правда ли? Но это нам с вами, уважаемые читатели, теперь кажутся смешными такие заговоры. А в те времена подобные заговоры удавались довольно часто. Достаточно вспомнить хотя бы сравнительно недавние убийства Генриха III, Генриха IV, маршала д'Анкра, фаворита королевы-матери... Я уж не говорю о других странах.

Так что заговорщики не только были полностью уверены в успехе своего заговора, но, зная неприязнь короля к своему первому министру, они не сомневались и в своей полной безнаказанности. Но тут у них случился прокол. Шале стал колебаться и поделился своими сомнениями с командором де Валансом, который уговорил его лично во всем признаться кардиналу. Ришелье очень спокойно выслушал признания Шале. Он пообещал ему не наказывать никого из заговорщиков, после чего Шале не только изложил ему все подробности заговора, но и назвал все известные ему имена заговорщиков.

В свою очередь кардинал довел эти сведения до короля, но просил его быть снисходительным к заговорщикам, сохранив свою суровость для заговоров против короля, если они будут иметь место. А уж в этот-то король нисколько не сомневался! Луи XIII позволил кардиналу довести до конца дело с заговорщиками и прислал во Флери 60 вооруженных всадников, так как тогда у кардинала еще не было своей стражи. Солдат тайно разместили на вилле и стали ожидать дальнейшего развития событий.

И вот как-то в четыре часа утра на виллу прибыли официанты от герцога Анжуйского и сообщили, что после окончания охоты герцог расположится на вилле кардинала, а они должны приготовить ему обед и избавить тем самым кардинала от излишних хлопот. Кардинал ответил, что его замок всегда к услугам герцога, а сам поспешил в Фонтенбло, где Гастон готовился к охоте. Кардинал прибыл к герцогу и заявил ему о своей обиде на то, что герцог не хочет доставить кардиналу удовольствие, приняв герцога лично. Поэтому он желает герцогу приятной охоты и удаляется, оставив в распоряжении герцога всю виллу. Гастон понял, что заговор раскрыт и отменил охоту под предлогом своей болезни.

Однако Ришелье совсем не собирался проявлять великодушие. Ему чудилась королева Анна за спиной заговорщиков. Поэтому Ришелье затеял интригу с целью дискредитации, а по возможности и устранения своих противников, он решил идти до конца. Ему было очень трудно одновременно арестовать обоих братьев, а, арестовав одного, он наживал себе смертельного врага в лице другого брата. Но Ришелье умел ждать. Он был терпелив, как кот у мышиной норки. И он дождался удобной ситуации.

Видя, что заговор рухнул, что могущество Ришелье только возросло, заговорщики разбежались по своим замкам и затаились. Но никто не называл никаких имен, и они решили, что подробности заговора остались неизвестны первому министру. Великий приор через некоторое время настолько осмелел, вернее обнаглел, от безнаказанности, что явился к кардиналу с выражением своей преданности. После радушной беседы он уверился в своей безопасности и стал просить у кардинала должность командующего морскими силами Франции. Кардинал ответил в том смысле, что он-то, конечно же, не против, но последнее слово остается за королем, который в последнее время сердит на его брата. Кардинал пояснил, что великому приору и герцогу де Вандому следовало бы явиться в Блуа на королевскую охоту и там оправдаться перед королем.

Луи XIII на аудиенции также весьма милостиво обращался с великим приором и пригласил его вместе с братом на охоту. В ответ на вопрос великого приора о гарантиях безопасности для его брата король сказал:

"Пусть приезжает! Пусть смело приезжает, я даю вам свое королевское слово, что ему сделают не больше зла, чем вам".

Великий приор не услышал двусмысленности в этих словах, с чем и уехал. А кардинал тем временем сделал очень сильный шаг. Он письменно попросился у короля в отставку, мотивируя это, во-первых, слабым здоровьем, а во-вторых, тем, что у него много врагов, а его насильственная смерть будет неприятна королю. Встревоженный король посетил Ришелье в его дворце, умолял не уходить в отставку, обещал ему полную поддержку в конфликте с герцогом Анжуйским, решил выделить вооруженную охрану для кардинала, а также обещал сообщать ему обо всех доносах на кардинала и его дела. Полный триумф!

Кардинала даже посетили его открытые враги: герцог Анжуйский и принц Конде, которого кардинал продержал четыре года в Бастилии. Во все время этой интриги кардинал продолжал тайно принимать Шале и осыпал его милостивыми знаками внимания. А Шале, видя, что никто из заговорщиков не арестован, продолжал сообщать кардиналу обо всех замыслах герцога Анжуйского и других заговорщиков.

А Гастона все это время мучила проблема предстоящего ему брака. Он-то хотел жениться на какой-нибудь иностранной принцессе, семья которой обеспечивала бы ему поддержку, и в стране которой он мог бы найти надежное убежище в случае превратностей судьбы. Но Луи XIII было достаточно Испании, стоявшей за спиной его жены. Вот почему король и кардинал столь единодушно были против таких вариантов. Они предпочитали, чтобы Гастон женился на м-ль де Монпансье, дочери герцогини де Гиз. Невеста обладала огромным состоянием, была хороша собой, но политических дивидендов такой брак не приносил абсолютно никаких. Вот почему Гастон заранее ненавидел свою невесту и подумывал о бегстве из страны. Он как-то не задумывался о том, что такой шаг окончательно погубит его в глазах короля. Ведь если ввиду бездетности короля он мог лелеять тайные надежды на престол, то после бегства он становился вне закона во Франции, а, следовательно, и без шансов на престол.


Случайные файлы

Файл
133001.rtf
101394.rtf
104213.rtf
33962.rtf
Materia.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.