Генералы МакКлеллан и Фремонт (7762-1)

Посмотреть архив целиком

Генералы МакКлеллан и Фремонт.

Гражданская война в США.

Новые поражения северян.

После поражения у Манассаса северяне предприняли чистку командного состава. МакКленнан вскоре после телеграммы от Линкольна прибыл в Вашингтон, и был официально назначен ответственным за оборону Вашингтона и его окрестностей. МакДауэлл, естественно, был лишен своего командного поста. "Маленький Наполеон", как прозвали МакКлеллана столичные льстецы и газеты, с энтузиазмом принялся за создание боеспособной армии.

Первым делом предстояло укрепить дисциплину. Ведь не только офицеры, но и новобранцы предпочитали проводить время не в казармах, а в публичных домах и различных питейных заведениях. Для наведения порядка "Мак" привлек военную полицию, которая произвела массовый отлов военнослужащих из увеселительных заведений. Одним были объявлены дисциплинарные взыскания, а другие немедленно уволены из рядов армии.

МакКленнан собрал в свой штаб только опытных профессионалов (какие только нашлись в США) и начал строительство цепи сильных фортов для защиты столицы. Из новобранцев он формировал отдельные части, которые обучались в специальных лагерях. Заметим, что южане добавляли новичков в уже обстрелянные части, чтобы "старики" на ходу учили "молодых".

Вскоре МакКленнан действительно создал добротную Потомакскую армию, численность которой превысила 100 тысяч челове и продолжала увеличиваться. Северяне были уверены, что перед ЭТОЙ армией никто не устоит, но МакКленнан совсем не спешил вступать в бой. Он постоянно сообщал президенту, что армия еще не готова и плохо вооружена, и что у южан все еще сохраняется значительный перевес в силах. Эту позицию подкрепляли и частые донесения начальника разведки северян Аллана Пинкертона (да, этот тот самый известный частный детектив из Иллинойса!), в которых он с завидным постоянством преувеличивал силы южан не менее чем в два раза.

Однако МакКленнан постоянно слал президенту заявления следующего рода:

"Не позволяйте торопить меня - вот все, о чем я прошу".

"Когда удар будет нанесен, он окажется решительным, сокрушительным и быстрым".

Линкольн спешил успокоить генерала:

"Заверяю Вас, что в этом вопросе вы будете действовать по своему усмотрению".

Больше всего мешал бравому "Маку" главнокомандующий силами северян генерал Уинфилд Скотт, который с самого начала не верил ему и требовал, чтобы МакКленнан немедленно шел в наступление. Сохранилось письмо, написанное МакКленнаном своей жене 8 августа 1861 года:

"Ген. Скотт является серьезным препятствием. Он не способен понять опасность. Я должен в одиночку сражаться против него... У меня нет выбора. Народ (ни больше, ни меньше!) призывает меня спасти страну. Я должен спасти ее и не волен щадить ничего, что окажется на моем пути".

С главным врагом МакКленнана все ясно, но и насчет одиночества наш бравый генерал тоже приукрашивал картину. Когда 27 сентября на совещании у генерала Скотта МакКленнан был подвергнут особенно резкой критике, он повел себя несколько своеобразно. Выводов он, разумеется, никаких не сделал, но в очередном письме к жене написал:

"...так как он бросил перчатку, а я поднял ее, считаю, что война объявлена. Так тому и быть".

После этого МакКленнан начал повсюду публично поносить генерала Скотта и даже оскорблять его. Он заявлял о некомпетентности, забывчивости и, вообще, дряхлости 75-летнего генерала? но никто не одернул "маленького Наполеона". Напротив, Линкольн тоже поддержал "Мака" и стал намекать Скотту, что тому следует подать в отставку. Главнокомандующий не выдержал такого давления и подал прошение об отставке, которое и было удовлетворено 1-го ноября. МакКленнан лично проводил отъезжающего в свое поместье Скотта на вокзал, где даже разрыдался перед самым отправлением поезда. Я тоже чуть не плакал, читая об этом!

Пока МакКленнан создавал надежную и боеспособную армию, южане продолжали добиваться очередных успехов. Смещенный губернатор штата Миссури К. Джексон (см. вып. # 161) продолжал попытки вырвать свой штат из Союза и присоединиться к Конфедерации. С остатками своих сторонников он поступил под командование генерала МакКалоча из Арканзаса, а после прибытия подкреплений из Луизианы их силы выросли почти до 11 тысяч человек.

Южане сконцентрировали свои силы близ хребта Оук, спускавшегося к ручью Уилсон, и планировали оттуда вторгнуться в Миссури. Бригадный генерал Лайон решил опередить северян и атаковать их первым. Хотя у него было всего около 5,5 тысяч человек, том числе полк эмигрантов из Германии под командованием Франца Зигеля, он приказал в ночь на 10 августа атаковать лагерь южан с двух сторон. Сам Лайон атаковал центральную позицию южан, а немцы, совершив ночной обход, атаковали с тыла. Южане очень быстро оправились от неожиданности и уже около 11 часов утра обратили немцев в бегство, а затем сконцентрировали все свои силы для удара по Лайону.

Им почти удалось окружить северян, а Лайон, поднимавший своих солдат в атаки, был убит. Майору С. Стэрджесу удалось привести остаки отряда обратно в Спрингфилд. В сражении у ручья Уилсон северяне потеряли 1235 человек, в том числе 223 убитыми и 291 пленными, а южане потеряли 1184 человека, в том числе 257 убитых и 27 пленных. Большая часть штата Миссури оказалась в руках южан.

Виноват в этом был и генерал северян Джон Фремонт, о котором стоит рассказать немного подробнее. Это был очень состоятельный и амбициозный человек, а его тесть Томас Бентон был одним из богатейших людей страны. В 1856 году он уже участвовал в президентских выборах, потерпел поражение от демократа Бьюкенена, но не оставил своих честолюбивых замыслов. В рядах республиканцев он сохранил известный вес, и когда началась Гражданская война, Линкольн назначил его на пост командующим огромным Западным округом в звании, разумеется, генерала.

Свою резиденцию он разместил в одном из самых роскошных особняков Сент-Луиса, где устраивал пышные приемы. Но пробиться к нему по делу было очень сложно. Так Шерман, тогда еще не генерал, осенью 1861 года набирал войска для охраны штата Кентукки от южан и долго не мог попасть на прием к командующему. Позднее в своих воспоминаниях он привел рассказ офицера Р. Реника из окружения Фремонта:

"Фремонт был могущественным властелином, окруженным часовыми и стражей, что у него более эффектный двор, чем у любого короля, что он держит в ожидании сенаторов, губернаторов и знатных граждан днями и неделями, прежде чем дать им аудиенцию".

Вот таков был этот "решительный противник рабства", как его называли советские историки. Почему-то он им очень нравился! Вряд ли он также нравился генералу Лайону. Ведь перед сражением у ручья Уилсон он неоднократно обращался к Фремонту с просьбой, если не о подкреплениях, которых у Фремонта, разумеется, не было, то хотя бы о помощи в вооружении, обмундировании и боеприпасах. На все его просьбы Фремонт отвечал решительным отказом, а майор Стэрджис в своем официальном донесении после упомянутого боя писал:

"Большинство наших солдат израсходовало все свои патроны и все, что можно было раздобыть в подсумках убитых и раненых".

Действия Фремонта на территории западного округа часто шли вразрез с инструкциями, и даже приказами, Вашингтона. Однако обострение наступило только после того, как 30 августа Фремонт обнародовал декларацию, в которой объявил о конфискации всей собственности мятежников, проживавших в пределах "его" округа, включая рабов, которые автоматически становились свободными. Но конгресс Союза еще 6 августа объявил о конфискации у мятежников собственности, подчеркнув, что на рабов это не распространяется. Линкольн и его советники вполне обоснованно полагали, что освобождение рабов вызовет протест лояльных рабовладельцев и может толкнуть ряд штатов в ряды конфедератов. В условиях отсутствия боеспособной армии у северян Линкольн не мог так рисковать.

Кроме того, в декларации Фремонта говорилось о том, что все мятежники, захваченные с оружием в руках, будут расстреляны. Это противоречило всем имевшимся тогда международным законам о военнопленных и могло вызвать бурю возмущения в Европе.

Линкольн 2 сентября потребовал, чтобы Фремонт привел свою декларацию в соответствие с актом о конфискации от 6 августа, но тот в решительной и бесцеремонной форме отказался подчиниться. Вместо этого он прислал в Вашингтон свою очаровательную супругу Джесси Бентон-Фремонт, которая в одну из ночей сумела проникнуть к Линкольну. В течение нескольких часов она убеждала президента одобрить декларацию ее мужа, а когда уставший Линкольн в сотый раз объяснял ей, что это невозможно, она вдруг заявила, что в таком случае ее супруг объявит себя диктатором всего Запада и создаст свое государство, независимое и от Союза, и от Конфедерации!

Даже после этого президент не снял зарвавшегося Фремонта. В кабинете Линкольна несколько раз обсуждали ситуацию с зарвавшимся командующим западом. 22 октября на заседании кабинета опять обсуждался вопрос о самовольных действиях Фремонта, но министр финансов С. Чейз выступил в защиту генерала, заявив, что

"армия предана Фремонту и полностью доверяет ему!"

Министр юстиции Э Бейтс так прокомментировал слова своего коллеги:

"Свидетельств обратного более чем достаточно... Насколько мне известно, активно его (Фремонта) не поддерживает никто, кроме приближенных к его персоне офицеров-подпевал".


Случайные файлы

Файл
59965.rtf
163166.rtf
ref-15599.doc
153589.rtf
116042.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.