Вооружение сторон перед началом русско-японской войны (7633-1)

Посмотреть архив целиком

Вооружение сторон перед началом русско-японской войны

Вооруженные силы России

После русско-турецкой войны вооруженные силы России значительно увеличились (на 45% по отношению к 1876 г.). К 1900 году они насчитывали более 1 миллиона человек (1 миллион 80 тысяч, в том числе 60 тысяч казаков). Намного возросло по сравнению с 1877 годом численность подготовленных военнослужащих запаса; она приближалась к 3 миллионам человек.

К началу войны русских войск на Дальнем востоке числилось около 100 тысяч человек, в том числе в регулярных войсках: офицеров-2 тысячи 985 и нижних чинов-89 тысяч 470, в казачьих войсках: офицеров-264 и нижних чинов-5 тысяч 116. Войска Приамурского округа были сведены в 1-й и 2-й Сибирские корпуса.

В русской армии высшим войсковым соединением был корпус, состоявший из 2-3 пехотных и 1 кавалерийской дивизий. Пехотная дивизия составлялась из 2 бригад, по 2 полка в каждой; полки - из 4 батальонов; в дивизии имелась артиллерийская бригада из 6 - 8 батарей (батарея-8 орудий). Организация дальневосточных войск не была однотипной. Полки были двухбатальонного и трехбатальонного состава, батальоны имели по 4 роты. По штату двухбатальонный полк насчитывал 2 тысячи 100 человек, а трехбатальонный-3 тысячи 100 неловок. При 3-й Восточносибирской стрелковой бригаде была создана опытная пулеметная рота, штат ее составляли 5 офицеров, 98 нижних чинов, 37 лошадей: в роте имелось 8 пулеметов, перевозимых лошадьми. Дальневосточные войска были разбросаны, и для сосредоточения их при имевшемся железнодорожном сообщении требовалось немало времени.

На вооружении пехоты и кавалерии находилась магазинная пятизарядная 3-линейная (7,62-мм) винтовка образца 1891 года с прицельной, дальностью 2 тысячи 700 шагов (1920 м). Сибирские казачьи войска имели на вооружении пики. Полевая артиллерия была представлена как новыми скорострельными 3-дюймовъши (76-мм) пушками образца 1900-1902 годов (пушка образца 1902 года давала 10 выстрелов в минуту, дальность огня - до 8 км), так и старыми, в том числе 6-дюймовыми мортирами, представлявшими тяжелую артиллерию. Мортиры, ведущие навесной огонь, имели незначительную дальность (3 км), скорострельность и меткость (вследствие весьма большого рассеивания). В начале войны имелось всего 16 орудий горной артиллерии к концу войны - 72. Пехотные дивизии, как русские, так и японские, насчитывали от 32 до 48 орудий. Усиливались русские пехотные дивизии мортирам стрелявшими фугасной гранатой и шрапнелью. Русские артиллеристы, были обучены вести стрельбу с закрытых позиций, хотя перешли к ней не сразу.

Вновь созданного автоматического оружия - станковых пулеметов - русская армия имела незначительное количество: в 1898 году - 12, в 1901 году -40 пулеметов системы Максима. ( Три пулемета Максима были подвергнуты испытанию в Петербурге в 1887 году, но не дали положительных результатов. Лишь , после переделки стволов под трехлинейный патрон и переделки конструкции замка станковые пулеметы были приняты на вооружение крепостей (1895 г.), а в 1901 году введены на вооружение полевых войск.).

В русско-японской войне для ведения воздушной разведки применились привязные сферические и змейковые аэростаты. Связь аэростата с землей осуществлялись сигналами при помощи специальных приспособлений. В тех случаях, когда нельзя было пользоваться обычными видами связи, русское командование применяло полевые переносные радиостанции, которыми с 1900 года оснащались сухопутные войска. Эти радиостанции были созданы русским ученым А.С. Поповым при участии П. Н. Рыбкина и капитана Д.С. Троицкого.

Боевая подготовка русских войск отставала от современных требований. Большая доля вины в этом падает на официальную русскую военную теоретическую мысль и ее крупнейших представителей - Г.А. Леера и М.И. Драгомирова, недооценивавших возросшую мощь огня скорострельного и автоматического (пулемета) оружия и тяготевших к старой ударной тактике.

Незадолго до войны были изданы: "Устав строевой пехотной службы (1900 г.)", "Наставление для действия, пехоты в бою", "Особые указания для движения и боя ночью", "Наставление для обучения стрельбе из ружья-пулемета образца 1902 года". "Устав полевой службы" и "Наставление для действия в бою отрядов из всех родов оружия (1904 г.)". Эти уставы и наставления учитывали опыт последних войн - русско-турецкой и в какой-то степени испано-американской и англо-бурской, а также перевооружение пехоты винтовкой образца 1891 года, а позже и артиллерии - скорострельной полевой пушкой. Они являлись, безусловно шагом вперед, хотя в то же время имели и существенные недостатки, которые еще более усугублялись консерватизмом, высших начальников.

По "Наставлению для действия в бою отрядов из всех родов оружия (1904 г.)" наступательный бой состоял из наступления, заключавшегося в сближении с противником на возможно близкое расстояние, и в атаке-нанесении штыкового удара сомкнутыми силами. Наступление предусматривалось вести стремительно и безостановочно до дистанции действительного ружейного огня (до 1 км); с этого расстояния стрелковые цепи наступают с перебежками, остановками на позициях, удобных для стрельбы. Применению к местности и самоокапыванию не уделялось должного внимания, особенно использованию лопаты при наступлении.

Наступление основывалось главным образом на ружейном огне. Усилия артиллерии направлялись не на артиллерийскую подготовку наступления, а на подавление неприятельской артиллерии и двигавшейся в сомкнутых строях пехоты противника. Ружейный огонь против зарывавшихся в землю японцев естественно не мог быть достаточно эффективен. Традиционная у начальства любовь к штыку мешала правильному ведению огня. Бросок в атаку не подготавливался в нужной мере огнем артиллерии. Склонность наступать в густых строях в зоне огня противника и преждевременный бросок в атаку, а в обороне - в контратаку, вели к неоправданным потерям. Индивидуальный огонь тактически не использовался полностью и порой применялся в несоответствии с боевой обстановкой, сложившейся в условиях применения скорострельного и автоматического оружия (пулеметов).

Боевой порядок как в наступлении, так и в обороне состоял из боевой части, предназначавшейся для ведения огневого боя и подготовки штыкового удара, и резерва, предназначавшегося для нанесения решительного штыкового удара, поддержки боевой части и отражения непредвиденных действий противника. Боевая часть обычно делилась на 2 боевых участка (правый и левый), последние в свою очередь делились на боевую часть и резерв.

Корпус примерно одну дивизию выделял в боевую часть, другую - в резерв. Дивизии, части и подразделения также строились в боевую часть и резерв. Батальон выделял две роты в боевую часть и две роты в резерв. Рота часть взводов высылала в цепь, тогда как другие ее взводы оставлялись для поддержки. Соотношение между боевой частью и резервом зависели от остановки, резерв мог быть сильнее или слабее боевой части.

Войска по занимаемому фронту распределялись неравномерно, на направлении главного удара сосредоточивались большие силы, в связи с чем на одних боевых участках (на которые делилась боевая часть) войск было больше, на других - меньше. Войска, составлявшие боевую часть, наступали цепями, причем весьма густыми, с интервалом в полтора-два шага, а выделенные в резерв - сомкнутыми строями. При начале боя боевая часть соединения, части или подразделения имела меньше сил, чем резерв, с развертыванием же боя резерв все время подкреплял боевую часть и ко времени решительного удара он имел меньше сил, сокращаясь до одной четверти, а боевая часть увеличивалась до трех четвертей сил.

Ширина фронта боевого порядка для корпуса устанавливалась в 3 км, дивизии-2 км, бригады-1 км, полка-700м (1 тысяча шагов) и батальона - 280 м (400 шагов).

По "Наставлению для действия в бою отрядов из всех родов оружия" наступление и оборона велись следующим образом. С вступлением в сферу действия артиллерийского огня противника (2,5-3 км) пехотные части, прикрываемые артиллерийским огнем, развертывались в боевой порядок и по приказу начальников участков наступали безостановочно до дистанции действительного ружейного огня (до 1 км), до первой стрелковой позиции.

Причем в ходе наступления по мере усиления огня взводом боевой части разрешалось рассыпаться в цепь, ротные же резервы (поддержки ) продвигались в сомкнутых строях, что приводило к излишним потерям. Артиллерия, так же не задерживаясь на дальних дистанциях, занимала позиции на дистанциях верного артиллерийского огня (около 2 км). Дальнейшее наступление пехоты продолжалось перебежками цепей от одной позиции к другой. Артиллерия в этот период боя имела цель сбить артиллерию неприятеля: пехота вела огонь по неприятельской пехоте и артиллерии. Когда определялся пункт атаки, артиллерия сосредотачивала свой огонь по войскам противника, находящимся на этом пункте, и по тем войскам, которые обстреливали подступы к нему.

По достижении последней стрелковой позиции (в 300 - 400 шагах) передовые части пехоты выжидали подхода резервов, развивая в то же время огонь в полной мере, затем по приказу бросались в общую атаку, нанося "удары без перерыва, чтобы не дать неприятелю опомниться резервы же вслед за передовой линией батальонов атаковали так, чтобы вышла "набегающая волна". С последней стрелковой позиции пехота должна была идти в атаку безостановочно, стремительно: сомкнутым частям предписывалось для стрельбы отнюдь не останавливаться. Артиллерия в это время с близких дистанций поддерживала своим огнем пехоту, направляя его на резервы противника. Конница содействовала атаке пехоты с фронта и, особенно, во фланг неприятелю.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.