Упущенные возможности в кавказской войне. 1832-1839 (7573-1)

Посмотреть архив целиком

Упущенные возможности в кавказской войне. 1832-1839

Гамзат-бек

После гибели Кази-Муллы мюридское движение локализовалось в рамках обществ нагорного Дагестана и переживало далеко не лучшие времена. По инициативе шейха Мухаммеда Ярагского был созван "высший совет ученых" - улама, который и избрал нового имама Дагестана Гамзат-бека +1.

Остановимся немного подробнее на личности второго имама. Гамзат-бек родился в 1789 году в селении Новый Гоцатль. Он был джанка +2 аварского ханского дома - сыном уважаемого Али Эскендер-бека. В два года его отдали на воспитание к проживающему в селении Чох мулле Махад-Эффенди +3. Лет через двенадцать, по смерти учителя, юный Гамзат пересился в Хунзах в дом аварской ханши Паху-бике. Пользуясь покровительницей ханши Гамзат забросил учебу и приобрел недобрую славу сомнительными похождениями и пьянством. В 1826 году Гамзат участвовал в Джарском восстании. После поражения восстания Гамзат пытался выторговать у царского правительства пенсион, но получил отказ и был арестован. Правда, ему вскоре он бежал обратно в горы. При появление в Дагестане Кази Магомеда с его пламенными проповедями Гамзат-бек увидел в народившемся мюридском движении мощную силу, способную поднять его на вершины власти. Это и случилось в 1833 году.

Естественно, что по началу не все "вольные" дагестанские общества признали власть нового имама. Гамзат-бек начинает свою деятельность с похода на аул Гергебаль. Ему противостояли сборные силы Тарковского шамхала, Мехтулинского хана и Акушинского кадия. Имам одержал победу и сумел вновь распространить влияние мюридизма на весь нагорный Дагестан. В итоге земли подвластные имаму с трех сторон окружили Аваристан.

В этой обстановке Аварские ханы провели ряд переговоров с имамом и выработали план совместных действий по организации набегов в Кахетию. Однако, из за ряда проволочек набег не был организован.

Усиление власти нового имама и "двойная" игра аварских ханов не прошли незамеченными мимо внимания командующего кавказским корпусом барона Розена. Опираясь нам возможность проникновения русских войск внутрь Нагорного Дагестана кавказское командование поставило аварских ханов перед невозможностью продолжать двойную игру. Наибольший эффект возымело лишение всех аварских ханов жалования! Правительнице Аваристана ханше Паху-бике пришлось выбирать из двух зол наименьшее, и она пошла на разрыв с Гамзат-беком и даже предприняла попытку физического устранения имама.

В начале июля 1834 года Гамзат-бек, в качестве ответной меры вторгся в Аварию и осадил Хунзах. После шестидневной обороны Паху-бике согласилась с условиями предлагаемого мира и выслала в качестве заложника своего младшего сына Булач-хана. Сопровождать заложника в лагерь имама отправились вместе со своей свитой два других сына ханши. Но в лагере мюридов произошло непредвиденное событие. В результате обыкновенной ссоры завязалась перестрелка, в ходе которой погибли многие из видных мюридов и все аварцы, включая и сыновей Паху-бике. Гамзат-бек в это время совершал омовение у реки и не пострадал, но его планы по дальнейшему усилению мюридизма были сорваны окончательно и бесповоротно.

После истребления ханов Гамзат-бек занял Хунзах и приказал, в довершении всего, лишить жизни и свою бывшую покровительницу Паху-бике.

Скорее всего, вышеописанные события сильно повлияли на психологическое состояние имама. Гамзат-бек перенес свою ставку в Хунзах и остался в окружении ненавидящей его свиты аварских ханов, во всем полагаясь на волю Аллаха. Долго так продолжаться не могло и 19 сентября 1834 года один из представителей аварской верхушки - брат Хаджи-Мурата - Осман убивает Гамзат-бека при входе в мечеть. В возникшей перестрелке Осман погибает, а окончательное истребление сторонников имама в Хунзахе довершил уже Хаджи-Мурат, ставший кровником мюридов.

По смерти второго имама Шамиль спешно собрал высшее духовное собрание (улама) и на безальтернативной основе был избран третьим имамом Чечни и Дагестана. При этом сам Шамиль мастерски разыграл великолепный спектакль. Несколько раз собрание уговаривало Шамиля стать имамом, а он отказывался, все вместе плакали. В конце концов, после упрямого сопротивления, которое почти убедило всех, Шамиль согласился со своим избранием. Его согласие было принято со всеобщим ликованием и клятвенными заверениями в верности.

Достигнув, таким образом, власти новый имам, в качестве акта мести, распорядился казнить последнего оставшегося в живых из рода аварских ханов - мальчика Булач-хана +4.

Стремясь поставить под полный контроль события, происходящие вокруг Аварского ханства, русское командование запланировало военную экспедицию на начало осени 1834 года. Начальник экспедиции - новый комендант Северного Дагестана генерал-майор Ланской, не дожидаясь сбора всех сил, на свой страх и риск решил по горячим следам захватить нового имама.

26 сентября 1834 г. Ланской захватил аул Гимры. Шамиль в это время готовился к походу на Хунзах и сумел быстро собрать достаточные силы, чтобы выбить русских из аула. Ланской вернулся в Темир-Хан-Шуру и умер через несколько дней от желтухи, которой заразился в Гимрах.

По смерти Ланского командование экспедицией было возложено на его заместителя, командира Апшеронского полка - полковника Клуге фон Клюгенау.

14 октября русские вышли из Темир-Хан-Шуры. Перед экспедицией была поставлена задача по возведению на аварский престол давнего друга Российской империи Аслан-Хана казикумукского. Клюгенау с поставленной задачей справился. 17 числа русские заняли Акушу, 23 октября - Гергебиль, а 27 под Мочохом наголову разбили отряд Шамиля. Затем Клюгенау штурмом взял Гоцатль, и там были проведены "всенародные" выборы нового правителя Аварии. Аслан-хан, естественно, победил на этих выборах.

Впоследствии, царское правительство применило экономические методы давления, подрывающие хозяйственную стабильность мятежных "вольных обществ" и еще более упрочило свое владычество в Аварии и прилегающих областях.

После этой удачной экспедиции военные операции в Дагестане прекратились примерно на полтора года. Шамиль больше не рисковал, выступать против более сильного и лучше организованного противника и занялся кропотливой работой по укреплению своей власти. Делал он это весьма оригинальным способом: внешне отойдя от дел, Шамиль повел затворнический образ жизни, погрузился в чтение Корана и рассылал по обществам Дагестана свои проповеди. Кроме того, имам негласно вступил в переписку с русским генералитетом и в своих письмах упорно упрашивал русское командование не вмешиваться во внутренние дела горцев. Такая перемена в Дагестане позволила командованию Кавказского корпуса сосредоточиться на военных операций у Черноморского побережья.

К 1836 году Шамиль сумел упрочить свою теократическую власть в Дагестане. С представителем русской власти в северном Дагестане -тарковским шамхалом Сулейман-ханом имам заключил соглашение. По этому соглашению Шамиль признавал верховенство России, обязывался не делать набегов на равнинные земли и не начинать военные действия против третьих лиц. Со своей стороны шамхал, как представитель русской власти, признавал власть имама в горах и сам обязывался не предпринимать военных действий. Это соглашение позволило Шамилю создать некое подобие государства. Он сохранил прежнее деление земель на общества, но в подвластных аулах посадил своих представителей - наибов. Были введены подати на содержание управленческого аппарата. Имаму удалось сформировать и регулярную армию состоящую из пехотных сотен (миятов) и кавалерии. Ударную силу армии имама составляли муртазеки - полностью экипированные всадники, готовые в любой момент к военным действиям и освобожденные от любых других повинностей. Один муртазек выставлялся от десяти дворов и таким образом, по показанию лазутчиков, выставлялось до 1.300 человек отборного войска.

К началу 1836 года имам сумел заручиться поддержкой и независимых чеченских лидеров Хаджи-Ташо, Кибид Магомеда и др. Именно эти соглашения обернулись впоследствии против самого имама, так как летом этого же года Хаджи-Ташо появился в Чечне и стал активноугрожать русским укреплениям. Попытка решить эту проблему путем переговоров при помощи Хаджи-Магомеда +5 провалилась. Так же провалились и анти-агитационные меры. Прибывший из Казани эфенди Тадж ад-Дин Мустафин, боясь за безопасность своей жизни, в горы не пошел.

В этой ситуации командующий Кавказским корпусом генерал Розен, подстрекаемый нетерпеливыми запросами из Петербурга, решает либо добиться от лидеров мюридизма либо безоговорочной покорности, либо уничтожить мюридизм раз и навсегда. В сентябре началась военная экспедиция. Отряд Пуло, двинувшись из Грозной, сумел за несколько дней подавить ожесточенное сопротивление мюридов Хаджи-Ташо и навести некое подобие порядка на кумыкской плоскости. Второй отряд под командованием генерала Реута (Ройта) двинулся на Аваристан. Шамиль первоначально пытался нанести упреждающий удар. Захватил аул Харадерик и двинулся на Хунзах, но в последний момент взвесив соотношение сил войско свое распустил и вернулся в Ашальты, позволив Реуту свободно добраться до Аварии и провозгласить нового правителя Аварии - Ахмед-хана Мехтулинского +6.

Преследовать дальше имама Реут не решился и вернулся в Темир-Хан Шуру. Каких либо особых выгод от этих двух экспедиций Розен не получил, а Шамиль только упрочил свое положение, так как объявил договор между ним и русской властью в Дагестане недействительным из-за "вероломства" русских генералов. Объявление очередного джихада в этой обстановке выглядело весьма логично, чем Шамиль воспользовался.


Случайные файлы

Файл
178089.rtf
18420.rtf
13035-1.rtf
149483.doc
~1.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.