Русско-турецкая война (7564-1)

Посмотреть архив целиком

Русско-турецкая война

Всем известно, что победа России в этой войне послужила освобождению братских балканских народов от османского ига.

Но очень интересно посмотреть на эту войну глазами турок. И вот что получается. Могущество Османской империи стало испаряться после начала проведения реформ государственного управления. Для этого в страну стали привлекать иностранный капитал, исключительно в благих целях. Западные державы при этом широко использовали неэквивалентную торговлю, неравноправные договоры, тяжелые условия займов, режим давления. Правители пускали заемные средства на строительство великолепных дворцов, на укрепление армии и карательного чиновничьего аппарата.

Налоги росли. Начались волнения в национальных окраинах. У Османской империи хватило бы сил подавить мятежи, но на помощь восставшим пришла другая могущественная держава - Российская империя. В итоге: проиграв войну Османская империя теряет не только ранее принадлежавшие ей территории, но и финансовую независимость - доходит до полного банкротства.

Финансовый кризис в Османской империи

Все началось, пожалуй, с того, что султан Махмуд II решил перевести экономику своей страны на путь капиталистического развития. Были проведены некоторые реформы государственного управления, названные в последствии "танзимат". Его приемники продолжили дело реформ и, за не имением на это благое дело средств, стали привлекать иностранный капитал. В результате, к началу 70-х годов XIX в. Османская империи попала в жесточайшую зависимость от иностранных государств. При этом западные державы широко использовали неэквивалентную торговлю, неравноправные договоры, тяжелые условия займов, режим капитуляций. В их руках находился такой важный рычаг воздействия на экономику и политическую жизнь страны, как Оттоманский имперский банк.

Не владея чуждыми экономическими познаниями османские сановники и сам султан до конца не могли понять катастрофических последствий государственного долга. Султан Абдул-Меджид в первую очередь пускал заемные средства на строительство великолепных дворцов, дабы поднять престиж государственной власти в глазах подданных.

Его приемник Абдул-Азиз тратил иностранные займы на строительство военно-морского флота на английских верфях, на укрепление армии и карательного чиновничьего аппарата.

В результате основная отрасль экономики страны — сельское хозяйство — находилась в упадке. Засевалась лишь небольшая часть пригодных для обработки земли. Урожаи были крайне низкими, но и их львиную долю забирали помещики и сборщики налогов. Правители многих областей Анатолии признавали, что нет ни одного крестьянина, за которым бы не числилось недоимок, превышающих весь его возможный доход за три года вперед.

Правительство пыталось найти выход из финансовых затруднений при помощи новых займов у иностранных банкиров. Только за 5 лет — с 1870 г. по 1874 г. турецкое правительство заключило соглашения об иностранных займах на сумму почтив3 млрд. франков. Общая сумма внешнего долга достигла к этому времени 5.3 млрд. франков. Платежи процентов по займам поглощали большую часть турецкого бюджета.

В правящих кругах и правительстве империи царили неуверенность и растерянность. Участились смены кабинета. За три года (1871—1873 гг.) сменилось около десятка великих везиров. Оживилась деятельность “новых османов” (либеральной турецкой партии, стремились превратить Турцию в конституционную монархию).

Для изыскания средств было проведено изъятие части доходов от земель, принадлежавших духовенству, что вызвало его недовольство. Была сделана попытка сократить государственный аппарат, урезать жалованье чиновникам, офицерам, учителям светских и религиозных школ. Но эти меры не могли улучшить финансовое положение страны.

В октябре 1875 г. Турция официально объявила частичное финансовое банкротство.

В эпоху "танзимата" в Османской империи получают распространения западные обычаи. Среди них пышные трапезы с утварью и этикетом на западный манер.

Восстания в Герцеговине, Боснии и Болгарии

1874 год отличался особым неурожаем. Резко ухудшилось положения основной части населения, но султанское правительство, не выполнившее ни одного из своих обещаний, данных в период танзимата, по-прежнему проводило политику повышения налогов. В 1875 г. был значительно увеличен ашар - феодальная десятина, что еще больше усилило недовольство крестьянства.

Когда турецкие сборщики налогов летом того же года попытались вторично на протяжении нескольких дней взыскать налоги в одном из округов Герцеговины, здесь вспыхнуло стихийное восстание, быстро охватившее всю область, а затем и Боснию. Восставшие писали в своем воззвании, что они решили "биться за свободу или умереть до последнего Человека"

Вооруженные участники восстания разбили несколько турецких отрядов, а часть султанских войск загнали в крепость и окружили. Новые обещания реформ, данные турецким правительством, не привели к успокоению. Участники восстания отказались сложить оружие.

В сентябре 1875 г. восстало население Стара-Загоры в Болгарии. Повстанцы были быстро разбиты, но в апреле 1876 г. началось новое, еще более широкое, восстание. Султан прислал до 10 тыс. хорошо вооруженных башибузуков (иррегулярные войска).

Усмирения сопровождались дикими зверствами. В Филиппопольском санджаке за несколько дней черкесами и башибузуками было вырезано около 15 тыс. человек. В боях с турецкими войсками погиб герой болгарского народа - Христо Ботев, прибывший в Болгарию во главе сформированного им на румынской территории вооруженного отряда.

Попытка добиться национального освобождения не удалась ввиду численного превосходства турецких войск и предательства туркофильской части зажиточных сельских жителей - чорбаджиев.

Между тем Сербия и Черногория уже готовились к вооруженному вмешательству в пользу славянских повстанцев. Сербы были уверены, что в случае, если Сербия и Черногория начнут войну, Россия не допустит их разгрома турками.

В конце июня 1876 года правительства Сербии и Черногории потребовали, чтобы Турция отказалась от посылки карательных войск в Боснию и Герцеговину. Правительство Османской империи не удовлетворило их требований, и 30 июня сербский князь Милан от имени Сербии и Черногории объявил войну Турции.

В нескольких сражениях черногорцы разбили посланные против них турецкие войска, но основные силы султанской армии, брошенные против Сербии, добились успеха и к началу сентября открыли себе путь на Белград. Только ультиматум русского правительства, подкрепленный частичной мобилизацией войск, заставил Турцию приостановить военные действия.

Позиция мировых держав

Исход борьбы балканских народов зависел не только от их собственных усилий, но и от международной обстановки, от столкновения интересов крупных европейских держав в так называемом восточном вопросе. К числу этих государств относились в первую очередь Англия, Австро-Венгрия и Россия.

Английская дипломатия по-прежнему выступала защитницей целостности Османской империи, но это традиционное средство противодействия внешнеполитическим планам России служило также прикрытием собственных английских планов территориальной экспансии на Ближнем Востоке.

Для Австро-Венгрии восточный вопрос был, прежде всего, славянским вопросом. "Лоскутная" империя, имевшая в своем составе миллионы славян, уже в силу этого решительно выступала против освободительного движения в соседних балканских областях и образования там больших самостоятельных славянских государств.

Каждый успех в деле национального освобождения южного славянства от турецкого владычества означал для Австро-Венгрии приближение того дня, когда то же самое могло произойти и в ней. В случае победы славянского дела, мадьярское дворянство Австро-Венгрии могло потерять большую часть своих земель, богатство и власть. Немецкие имущие слои Австрии в целом держались той же позиции.

После военного поражения 1866 г., когда расчеты Австрии на ее гегемонию в Германии потерпели крах, австрийская дипломатия усилила активность на Балканах. В правящем лагере "двуединой монархии", особенно в среде венгерского дворянства, были, впрочем, и сторонники осторожных действий на Балканах, считавшие опасным увеличивать славянское население Австро-Венгрии.

По этому поводу министр иностранных дел Дьюла Андраши заметил: "Мадьярская ладья переполнена богатством. Всякий новый груз, будь то золото, будь то грязь, может ее только опрокинуть". Когда началось Герцеговинское восстание, Андраши заявил Турции, что рассматривает его как внутреннее турецкое дело, поэтому он не намерении вмешиваться в него, ни чем-нибудь стеснять военные мероприятия турок против повстанцев.

Однако удержаться на этой позиции Андраши не удалось. В Австрии имелись влиятельные элементы, которые рассчитывали иначе решить южно-славянский вопрос: они были намерены включить южно-славянские области западной половины Балкан в состав Габсбургского государства, начав с захвата Боснии и Герцеговины.

Таким образом, наряду с Австрией и Венгрией эти области вошли бы как третья составная часть в монархию Габсбургов. Из двуединой монархии Австро-Венгрия превратилась бы в триединое государство. Замена дуализма триализмом должна была ослабить в империи влияние мадьяр.

Сторонники этой программы, в отличие от венгров и немцев, готовы были согласиться на то; чтобы восточную часть Балкан получила Россия. С ней они рекомендовали заключить сделку. На такой точке зрения стояли военные, клерикальные и феодальные круги австрийской половины империи.


Случайные файлы

Файл
143552.rtf
99199.rtf
96792.rtf
16694.rtf
8015-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.