Черноморская линия в военных действиях на Кавказе (6631-1)

Посмотреть архив целиком

Черноморская линия в военных действиях на Кавказе

1830 -1840

После заключения Адрианопольского мира в 1829 году Порта отказалась в пользу России от всего восточного берега Черного моря и уступила черкесские земли, лежащие между Кубанью и морским берегом вплоть до границы с Абхазией. На самом деле, Турция не имела практически никакого контроля над многочисленными кавказскими племенами, населявшими Черноморское побережье. Они признавали турецкого султана, как падишаха всех мусульман, своим духовным главой но не более того. Податей с Кавказа в турецкую казну не поступало и горцы не выполняли и прочих государственных повинностей. Турок, занимающих несколько крепостей на Черноморском побережье, горцы терпели у себя по праву единоверия, но не допускали их вмешательства в свои внутренние дела и вступали в бой при всяком таком инциденте. Другими словами России могла завладеть уступленными землями не иначе как силой. По началу военные действия носили разведывательный характер.

В 1830 году отряд из 10 рот 44-го егерьского полка при десяти орудиях и в сопровождении небольшой казачьей команды прибыл морем в Абхазию и занял оставленные турецкие укрепления Бамборы, Пицунду и Гагры. Первые две крепости находились в пределах Абхазии и были заняты без боя. При высадке в районе Гагр русскому отряду пришлось вступить в бой с объединенными силами садзыхов, убыхов и шапсугов. После чего горцы еще не раз проводили попытки выбить русских из нового укрепления. Понеся значительные потери нападающие переменили тактику и принялись тревожить наши войска частыми партизанскими вылазками.

В следующем 1831 году отряд под командованием генерала Берхмана, состоящий из двух пехотных полков, общей численностью 5000 человек, овладел Геленджиком. При этом русским оказали упорное сопротивление натухайцы и шапсуги. Дальнейшее продвижение русских войск вдоль Чрноморского побережья из-за отсутствия достаточного количества сил приостановилось.

Не имея значительных сил для дальнейшего продвижения и занятый подавлением выступлений мюридов во главе Кази-Магомедом командующий Отдельным Кавказским корпусом барон Г.В. Розен ограничился морской блокадой черкесского берега. Для обеспечения этой задачи вдоль берега с 1830 года было организовано постоянное крейсерство силами Черноморского флота. Эта мера желаемого результата не принесла так как военные парусные килевые суда должны были держаться в постоянном отдалении от берега и в случае бури уходить в открытое море, тогда как турецкие плоскодонные чектермы плавали всегда под защитой берегов и в случае опасности высаживались на берег или прятались в устьях многочисленных речушек.

В 1834 году из Петербурга последовало приказание ускорить освоение побережья между Геленджиком и Гаграми. Противник такого опрометчивого решения начальник Кавказской и Черноморской линии А.А Вельяминов должен был покориться монаршей воле и выдвинулся весной за Кубань из Ольгинского с целью открыть постоянное сообщение с Сунженской бухтой. Постройка нового Абинского укрепления заняла все лето. В Абхазию тем же летом был послан сводный отряд из нескольких батальонов в задачу которого входила прокладка новых дорог и возведения укреплений, необходимых для безопасного сообщения в этом крае. Но прокладка дорог в горной местности проходила с большим трудом и русское командование не надеялось двинуться сухим путем дальше все-тех же Гагр. Местность между Геленджиком и Гаграми оставалась все такой же недоступной. Стремясь избежать ненужных человеческих потерь от предписанных из Петербурга военных рекогносцировок Вельяминов дает добро на ряд "разведывательных операций" на территории непокорных горцев.

В течении 1835 года поручик, в последствии штабс-капитан, генерального штаба Ф.Ф Торнау проводит две таких операции. Первая переход от селения Анухвы до Пятигорска и вторая - переход от укрепления Прочный Окоп через Кавказский хребет к устью р.Сочи и далее до Гагринского укрепления В 1836 году Торнау предпринял попытку третьей экспедиции с выходом воль побережья к Геленджику. Но на этот раз он оказался в кабардинском плену, откуда ему удалось выбраться только в 1838 году. Проводилась разведка побережья и с военных кораблей Черноморской эскадры. Получив ряд бесценных сведений о положении дел у горских народов командующий Кавказским корпусом Г.В.Розен распорядился о сооружении двух укреплений. В устье р.Вулан на месте нынешней Архипо-Осиповки в 1837 году заложили укрепление Михайловское, на мысу Адлер в устье р.Мзымта укрепление Св. Духа.

Однако 12 декабря 1837 года после инспекционной поездки по Кавказу император Николай I назначил нового командующего отдельным Кавказским корпусом. Г.В.Розена сменил 56-летний Евгений Александрович Головин. В Петербурге перед новым командующим была поставлена задача по скорейшему замирению Кавказа. В первую очередь планировалось возведение новых укреплений на берегу Черного моря. Узнав о своем назначении Головин три месяца провел в петербургских архивах, где поднял все папки с кавказскими делами и 31 марта 1838 года новый командующий прибыл в Тифлис. План по утверждению русских войск на побережье черного моря стал приводиться в жизнь. Из Крыма направились два десантных отряда: один под начальством генерала Симборского в Абхазию и другой под начальством генерал-лейтенанта Николая Николаевича Раевского на Таманский полуостров. Первый отряд 24 апреля высадился в устье реки Сочи и построил Навагинское укрепление. На следующий день в устье реки Туапсе произвел высадку и Таманский отряд. Здесь было заложено укрепление, Вельяминовское. Затем у в течении лета у устья реки Шапсуго закладывается укрепление Тенгинское, на месте прежней турецкой крепости Суджук-Кале при устье реки Цемес строится крепость Новороссийск с укреплением, военным портом и адмиралтейством.

27 мая 1838 года последовал приказ по корпусу, которым все укрепления на восточном берегу Черного моря, от устья Кубани до границ Мингрелии, а также Абхазия и Цебельда, соединялись в одно управление под названием Черноморской береговой линии. Начальником всей линии был назначен Н.Н.Раевский.

В течении следующего 1839 года возводится еще ряд укреплений: в устье реки Субаши, закладывается Головинский форт, в устье реки Псезуапсе-Лазаревский форт и в промежутке между Анапой и Новороссийском-форт Раевского.Войск, размещенных на Черноморской линии, хронически не хватало (гарнизоны укреплений насчитывали всего 3 тыс. чел. вместо 26 тыс. по штату. Отсутствие связи (сообщение осуществлялось только по морю, поскольку сухопутные пути были блокированы горцами), нехватка продовольствия, боеприпасов, медикаментов довершало бедственное положение русских гарнизонов. Не привыкшие к приморскому климату солдаты и офицеры страдали от нездорового климата (на побережье свирепствовали лихорадка и малярия ).

Местное население встретило строительство новых укреплений с нескрываемым возмущением. Даже самые лояльные князья и старшины Черкессии недоумевали, зачем правительство огораживается от своих новых подданных. Еще больше накалил обстановку неурожай 1839 г., приведший к голоду в горах . Горцы обвиняли во всем русских, лишивших их традиционных промыслов и практически всех источников доходов. На совете старейшин черкесских племен с клятвой на Коране было решено уничтожить Черноморскую береговую линию и захватить все запасы продовольствия.

19 Февраля 1840 года горцы окружили форт Лазарева, который к этому времени еще не был достроен и вооружен артиллерией. Гарнизон был скомплектован из 4-ой мушкетерской роты Тенгинского полка и составлял не более 100 человек. Командир - капитана Марченко, ни разу еще не был в делах против неприятеля. Рано утром вышедший бить зарю барабанщик сумел увидеть неприятеля и ударил тревогу, но было уже поздно. Горцы ворвались в укрепление, бросились к офицерскому флигелю и казармам и уничтожили почти весь гарнизон, уведя в плен не более 16 человек.

Этот неожиданный успех ободрил горцев, и 13 марта они захватили укрепление Вельяминовское, а 29 марта лазутчик-черкес дал знать, что горцы в числе более 12 тысяч собираются напасть и на укрепление Михайловское. В укреплении в тот момент находилось до 500 чел. Начальником гарнизона был штабс-капитан Лико, пользовавшийся всеобщей любовью и уважением среди своим подчиненных.

Получив известие о падении фортов Лазаревского и Вельяминовского и зная, что гарнизон, имея многих больных, не в состоянии держать круговую оборону на всем протяжении линии огня, штабс-капитан Лико разделил укрепление углубленным ретраншаментом на две части.

Собрав всех офицеров и нижних чинов, Лико объявил им об угрожающей опасности, напомнил долг присяге и данное ими обещание начальнику Черноморской линии генералу Раевскому не сдаваться живыми, в крайнем же случае взорвать пороховой погреб и погибнуть вместе с неприятелем. На последний подвиг вызвался рядовой Тенгинского полка Архип Осипов +1. Лико потребовал его к себе и уговорился с ним в присутствии всех офицеров. Осипов присягнул, что подожжет порох тогда, когда горцы будут отбивать замок у погреба. О намерении Осипова было объявлено по гарнизону.

С вечера 30 марта каждую ночь в 12 часов весь гарнизон выходил на бастионы, а Осипов запирался в пороховом погребе.

Ранним утром 3-го апреля 1840 года (22 марта по старому стилю) один из часовых заметил приближение горцев и сообщил об этом фельдфебелю Харитону Комлеву. Тот приказал стрелять. Но силы были явно не равны и к 10 часам утра перебив практически всех защитников горцы ворвались в укрепление. Около 3000 их бросилось к пороховому погребу и стали отбивать замки. Крыша погреба и кругом него было усеяно неприятелем. Но вслед за стуком отбиваемых замков последовал страшный взрыв. Архип Осипов свято исполнил свой долг, и нападавшим достались дорогой ценой лишь развалины Михайловского укрепления. За свой подвиг Архип Осипов +2 впервые в истории Русской армии был навечно зачислен в списки полка. В приказ №79 военного министра А.И. Чернышева значится. "Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, его императорское величество высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда имя его в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского пехотного полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках при спросе этого имени первому за ним рядовому отвечать: "Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении". +3.


Случайные файлы

Файл
147503.rtf
151782.rtf
16960-1.rtf
130855.rtf
93960.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.