Современная история России в контексте всемирно-исторических трансформаций (4849-1)

Посмотреть архив целиком

Современная история России в контексте всемирно-исторических трансформаций

Согрин В.В.

Осмысление современной истории России сопровождается острыми идейно-политическими дискуссиями. Ведутся споры о причинах неудач и трудностей современных российских реформ. Высказываются разные мнения, при этом преобладают политизированные оценки. В разноголосице суждений выделяются два, взаимоисключающих друг друга. Одно принадлежит представителям коммунистического и национал патриотического лагеря. Не приемля российскую трансформацию по существу, они приписывают ее козням Запада, проискам американских спецслужб, всемирному сионистскому или империалистическому заговору, оперевшемуся на отечественных "агентов влияния". С другим суждением выступают те либералы и демократы, которые пестовали эту трансформацию, но ныне явно обескуражены ее непредвиденными перипетиями и результатами. Они возлагают ответственность за крушение идеала на тех представителей своего лагеря, которые вошли во власть, но не выдержали испытания ею, переродились в новую номенклатуру, слившуюся с нуворишами и олигархами.

В данном докладе современные российские перипетии рассматриваются сквозь призму общеисторических закономерностей радикальных общественных трансформаций вообще и российских в частности. Основываясь на них, я отстаиваю тезис об объективной обусловленности как возникновения современных российских реформ, так и их неожиданных драматических и даже трагических в глазах многих результатов. Для раскрытия этих закономерностей особенно важное значение имеют три общеисторические теории. Во первых, это теория модернизации, во вторых, теория цивилизаций и, в третьих, теория социальной революции и термидора.

Модернизационный подход

Теория модернизации высвечивает фундаментальную причину радикальных российских преобразований "сверху" от Петра I до наших дней. Напомню, что сама теория модернизации оформилась после второй мировой войны в лоне западного, прежде всего американского, обществознания. Ее наиболее влиятельные выразители Толкотт Парсонс, Сеймур Липсет, Рейнхард Бендикс и их последователи исходили из разделения всех обществ на традиционные и современные. Процесс превращения традиционных обществ (а изначально все были таковыми) в современные (по-английски "modern", отсюда и термин "модернизация" для обозначения процесса) составил, согласно их заключению, основу общественно -исторического прогресса. Основными чертами оформившегося современного общества были признаны право индивидуума владеть и распоряжаться собственностью, свободное формирование и легализация разнообразных экономических, социальных и политических интересов и объединений (это суть гражданского общества - авт.), законодательное закрепление и неотчуждаемость гражданских и политических прав человека, представительное правление и разделение властей, экономический и политический плюрализм, вертикальная и горизонтальная социальная мобильность, рациональная бюрократия.

Очевидно, что основополагающие черты современного общества есть суть характерные черты обществ западной цивилизации. Модернизация самих западных обществ, главными рычагами которой были признаны промышленный переворот и либерально-демократические революции XVIII - XIX вв., объявлялась примером первой, или классической, модернизации. Далее стали исследовать более поздние примеры освоения механизмов и институтов современного общества незападными странами, а в совокупности эти примеры и процесс были названы "догоняющей модернизацией". В качестве примера "догоняющей модернизации" рассматривали общественно-историческое развитие современных стран третьего мира. Примеры "догоняющей модернизации" были обнаружены также и в истории других стран, в частности Японии и России.(1)

Распространение теории модернизации на российскую историю, то, что одной из основных ее сквозных линий объявляется заимствование общественных образцов западной цивилизации, оказалось оскорбительным и неприемлемым для националистически настроенных российских политиков и идеологов. Но с познавательной точки зрения вопрос заключается не в том, унизительно или не унизительно для России использование западных образцов, а в том, имеет ли оно характер долговременной исторической тенденции и влияло ли на прогрессивное изменение российского общества. Непредвзятое рассмотрение российской истории дает основание ответить на этот вопрос утвердительно.

Первым примером российской модернизации на основе использования западных образцов принято считать петровские реформы. С этим можно согласиться с той оговоркой, что петровские реформы были своего рода протомодернизацией, поскольку западная цивилизация, из которой Петр позаимствовал по преимуществу технологические и организационные образцы, сама еще была в начале модернизационных преобразований. Но совершенно очевидно, что в основе логики и простого здравого смысла Петра лежало признание того факта, что без перенятия западного опыта Россия обречена оставаться второразрядной, экономически отсталой страной. Вторым примером модернизации России признают преобразования, а по большей части преобразовательные намерения Екатерины II. Ярким образцом российской модернизации являлись реформы Александра II. В отличие от петровских реформ они включали в себя не только экономические, но также социальные, политические и правовые преобразования, которые уже были опробованы в лоне западной цивилизации. Следующим примером российской модернизации является деятельность С. Витте и П. Столыпина в конце XIX - начале ХХ в., прогрессивный характер которой в сегодняшней России не отрицают, кажется, ни западники, ни почвенники, ни антикоммунисты и ни коммунисты.

Итак, процесс модернизации России предстает как одна из главных сквозных линий российской истории нового времени. Вполне доказуем "догоняющий" характер этой модернизации по отношению к западной цивилизации: действительно, вряд ли можно представить все эти реформаторские эпохи, саму их возможность при отсутствии у России потребности успешно взаимодействовать и конкурировать со странами Запада. И вполне естественно было со стороны российских реформаторов обратиться к тем принципам, механизмам и институтам, которые-то и обеспечивали опережающее развитие западной цивилизации.

Более затруднительно применение теории модернизации к российской истории советского периода. Тем не менее многие историки оценивают как модернизацию даже сталинские преобразования. По меркам теории модернизации такая оценка весьма спорна: сталинская "супериндустриализация" ставила целью догнать и перегнать Запад экономически, развиваясь на антизападной общественно-политической основе. Замечу также, что авторы теории модернизации не отождествляли ее с индустриализацией, а видели в последней только одно из условий модернизации. "Догнать и перегнать" Запад, развиваясь по социалистически, ставили своей целью и "либеральные" советские реформаторы от Никиты Хрущева до Михаила Горбачева. Но если образцовая модернизация и не была моделью для советских преобразований, то она оказывалась как бы их alter ego: советские лидеры имели в виду соревнование именно с западной, а не с какой либо иной цивилизацией, и, невольно признавая ее самой передовой хотя бы в экономическом отношении, СССР пытался копировать так или иначе, как минимум, западные технологические и организационные образцы. В отношении СССР к Западу существовал поразительный парадокс: с одной стороны, коммунистическая идеология пророчила неизбежный крах западного капитализма, с другой стороны, выдвигался лозунг "Догнать и перегнать Америку!", ставший своего рода Великой Советской Мечтой.

Острая амбивалентность отношения СССР к западной цивилизации заключала в себе историческую альтернативу: или Советский Союз полностью изолируется от взаимоотношений с Западом, исходя из самодостаточности социалистической "цивилизации", или будет взаимодействовать и конкурировать с ним, заимствуя те или иные его образцы. Кульминация и развязка амбивалентного отношения к Западу пришлась на 80-е годы, когда в ходе горбачевских реформ выяснилось, что возможности для СССР реформироваться и обеспечить поступательное развитие на социалистической основе исчерпаны, и Советский Союз должен был позаимствовать для своих реформ либерально-демократические механизмы. Тогда-то модернизация СССР, а потом России стала все более и более развиваться по ее классическому, то есть западному образцу.

В исторической ретроспективе современная российская модернизация может быть рассмотрена как результат естественной конкуренции различных общественных систем ХХ в. В советской коммунистической идеологии она трактовалась как бескомпромиссная борьба между системами социализма и капитализма, при этом с самого начала схватки безусловная финальная победа присуждалась социализму. Сегодня комментарии по поводу этой концепции излишни.

В свете теории модернизации современная радикальная трансформация российского общества может быть разделена на три этапа. На первом - в 1985-1986 гг. - М. Горбачев и его окружение использовали по преимуществу командно-административные меры реформирования советского общества, схожие с теми, к которым уже прибегали Н. Хрущев и Юрий Андропов. Мероприятия этого этапа - закон о госприемке, реорганизация министерств, школьная реформа, антиалкогольная кампания, ускоренное развитие машиностроения и др. - не только не дали ожидавшихся результатов, но даже усугубили экономические и социальные проблемы СССР. Первый этап по сути продемонстрировал полную исчерпанность возможностей модернизации общества на основе командно-административной модели.


Случайные файлы

Файл
118548.rtf
91744.rtf
55853.rtf
160710.rtf
27526-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.