Ремесленники позднеримского Египта, по данным папирусов (3932-1)

Посмотреть архив целиком

Ремесленники позднеримского Египта, по данным папирусов

Фихман И.Ф.

Ремесло играло видную роль в экономике позднеримского Египта, а ремесленники представляли собой многочисленный слой производительного населения страны. Важным источником для изучения ремесла и положения ремесленников служит документальный материал – папирусы. В небольшом докладе не представляется возможным, даже в сжатом виде, изложить все, что дают папирусы по интересующим нас вопросам, мы предполагаем остановиться только на некоторых данных, освещающих положение и жизнь египетских ремесленников в позднеримское время1. При оценке папирологического материала следует иметь в виду особенности состояния папирологических фондов, в первую очередь их неравномерное хронологическое и главным образом территориальное распределение. В частности, для нашей темы особенно досадно отсутствие папирусов из Александрии, одного из крупнейших центров ремесленного производства всей империи.

Папирологический материал не дает возможности точно определить удельный вес рабского труда в ремесле позднеримского Египта в целом, но установить приблизительное соотношение между рабским и свободным трудом в x_ra (т.е. в Египте без Александрии) и выявить общую тенденцию развития представляется вполне осуществимым делом. Рабы-ремесленники упоминаются с не подлежащей сомнению определенностью только в документах IV в., причем в небольшом количестве. Несколько рабов-ремесленников встречается, возможно, в документах VI в.2 Этим немногочисленным данным противостоят сотни документов, в которых говорится о ремесленниках свободного статуса. Но дело не только в небольшом удельном весе рабского труда. Сопоставление данных, относящихся к позднеримскому Египту, с материалами предшествующего периода свидетельствует о несомненном сокращении численности рабов-ремесленников3 и позволяет сделать вывод, что на всей территории Египта, как в городе, так и в деревне (исключая, возможно, Александрию), в позднеримское время господствует мелкое производство, основанное на труде юридически свободного производителя, все меньше и меньше прибегающего к эксплуатации рабов. Поскольку речь идет о периоде глубокого разложения рабовладельческого строя, то отмеченное на основе документальных источников явление совершенно закономерно.

Юридически свободные ремесленники не составляли однородную по своему составу и положению массу. О работниках государственных мастерских, к сожалению, нет папирологических данных (такие мастерские были сконцентрированы в основном в Александрии, от которой папирусы не сохранились). Можно полагать, что к этим работникам применимы данные императорского законодательства, хорошо изученные Ж.П. Вальцингом, Э. Корнеманном, А. Перссоном, Ф.М. де Робертисом. Будучи юридически свободными, ремесленники государственных мастерских на деле были лишены свободы выбора профессии (принудительное наследственное прикрепление к ремеслу), свободы передвижения и т.д., и своим бесправным положением в известной мере напоминали рабов4.

Другую группу зависимых ремесленников составляли ремесленники, работавшие в крупных имениях5. Хотя формально отношения между крупными землевладельцами geo|xoi и ремесленниками строились на договорных началах, положение последних определялось не столько условиями соглашения (обычно суровыми), сколько экономической и внеэкономической зависимостью от владельца имения, обладавшего собственным полицейским аппаратом, вооруженными отрядами букелляриев, частными тюрьмами и нередко занимавшего высокие административные должности. Особенно тяжелым было положение тех ремесленников, которые были связаны с имением из поколения в поколение6. Ремесленников можно было встретить и в монашеской среде как среди анахоретов, так и среди киновитов (xoinobi_tai). Деятельность монастырских ремесленников папирусами практически не освещается. Известно, что она регулировалась уставами монастырей.

Однако не эти группы являлись основным ядром египетских ремесленников в позднеримское время. Таким ядром были ремесленники, работавшие самостоятельно (на рынок и на заказ) и наемные работники. И в этой среде, так же как и у работников государственных мастерских, наследственность профессии была обычным явлением, но в данном случае она не носила, как полагали до недавнего времени, принудительного характера. О том, что в IV в. наследование профессии отца не было обязательным, убедительно свидетельствует материал, привлеченный нами и одновременно с нами Е. Випшицкой – Р. RyL, IV, 654 (IV в.)7. Утверждение Т. Райля, что принудительная наследственность профессии была введена позже, основана на расширительной интерпретации Р. Cairo Masp., I, 67001, 11 (514 г.) и 67020, Recto, 17–18 (VI в.). Отсутствие принудительной наследственности профессии в более позднее время доказывается, на наш взгляд, Р. Lond., IV, 1391 и Р. Ross. Georg., IV, 6 (710 г.)8. Поскольку наследственность профессии вызывалась не государственным принуждением, а традицией и экономическими условиями, можно утверждать, что у детей подавляющего большинства ремесленников не была отнята свобода выбора профессии.

Отсутствие принудительной наследственности ремесла не означает, однако, что ремесленники были полностью свободны в сфере своей профессиональной деятельности. Лицо, освоившее ремесленную профессию, заносилось в список ремесленников данной специальности. Составлением списка преследовались, по всей вероятности, в первую очередь фискальные цели. Переквалификация, изучение другой специальности и переход на работу по новой специальности не разрешались: "Если он (т.е. ученик ткача),– говорит юридик Египта в Р. RyL, IV, 654, 16–18, – изучил ремесло и уже работает по этой специальности, то да не будет он переведен на работу по другой специальности". Если иногда переквалификация и осуществлялась, то только с разрешения администрации. Профессиональное прикрепление ремесленника к своей специальности неизбежно сопровождалось и его территориальным прикреплением, ибо только в таком случае деятельность ремесленника могла находиться под постоянным контролем, и обеспечивались фискальные интересы государства. Известную заинтересованность должна была проявлять и корпорация, в состав которой входил ремесленник, так как ей было невыгодно потерять носителя части общего налогового бремени. Территориальное прикрепление не следует, однако, понимать как полное отсутствие возможности временной или даже окончательной перемены места жительства. Папирусы нередко упоминают лиц, родившихся в одном месте и проживающих или ведущих свои дела в другом9. Переезд в другое место происходил, должно быть, только с разрешения властей, ибо он был связан с необходимостью внесения соответствующих изменений в податные списки.

Не меняя своей профессии, ремесленники, по-видимому вполне законно, могли выполнять работу и по другой специальности. Чаще всего совмещение профессии наблюдается в смежных специальностях: строители выполняют работу по изготовлению кирпичей, а кирпичники берут на себя работу по кладке стен, пекари выполняют работу мельников и мельники – работу пекарей (в данном случае совмещение профессий находило даже иногда отражение в терминологии), плотники выполняют работу, которую обычно делают пильщики, матрос занимается изготовлением лодки и т.д. Иногда ремесленники выполняли работу, ничего общего не имевшую с их основной профессией. Тесна была связь ремесла с сельским хозяйством. Сельское хозяйство являлось для многих ремесленников дополнительным источником дохода, а некоторых (например, ткачей) обеспечивало сырьем. В папирусах встречаются упоминания о ремесленниках как владеющих землей, так и арендующих землю. Если владение землей можно считать показателем известного благостояния, но не непременным доказательством занятия сельским хозяйством, то аренда земли ремесленником, несомненно, является таким свидетельством. Землю арендуют: золотых дел мастера, пекари, маслоделы, плотники, ткачи, кузнецы, гончары, сапожники и т.д.10 Как видно из Р. Cairo Masp., I, 67020 (VI в.), ремесленники нанимались на сельскохозяйственную работу. Совмещение профессий показывает, что хотя ремесленники и были прикреплены к своей специальности и не могли ее менять по своему усмотрению, не было непроходимой грани между занятиями различных групп населения.

Основным источником существования ремесленника все же оставалась работа по специальности. Отсутствие работы или физическая невозможность работать были для ремесленника настоящей трагедией. "Если у бедняка, – говорится в обращении сидящих в тюрьме ремесленников,– окажутся связанными руки, то замыкается и рот"11. Если учесть, что преобладающим в египетской x_ra было мелкое производство, основанное на личном труде ремесленника, которому помогали члены семьи, а иногда два-три подсобных работника, то можно с полным основанием говорить, что вся жизнь ремесленника – с детства и до глубокой старости – проходила в работе, подгоняемой, по выражению Либания (Liban. Or., XXV, 36), "страхом голода".

Прожитая в труде жизнь, выполнение обязанностей перед государством – ремесленники при случае подчеркивали значение их труда для. государства12 – не обеспечивали ремесленнику спокойной старости. В PSI, VI, 685 (IV в.) престарелый ткач, зарабатывающий трудом, как он выражается, "каждодневное пропитание", просит освободить его от munera corporalia. Несмотря на предписания императоров13, на которые он ссылается, он должен добиваться освобождения у самого префекта Египта. Р. Rein., II, 113 (вторая половина III в.) содержит обращение к крупному землевладельцу кузнеца, по всей вероятности, хорошего работника (у него имеются ученики), но престарелого и со слабеющим зрением. Он готов, не получая плату, выполнить порученную работу при условии, что ему дадут железо. По сообщению Иоанна Мосха, ослепший стеклодув был вынужден заниматься нищенством14.


Случайные файлы

Файл
94622.rtf
17067.rtf
4082-1.rtf
5392-1.rtf
56658.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.