Формирование кыргызского народа (3579-1)

Посмотреть архив целиком

Формирование кыргызского народа.

Бактыгулов Дж.

Проблема формирования кыргызского народа сложна и многогранна, в ней много дискуссионных вопросов. Уже более двух тысяч лет тому назад в письменных источниках встречаются этнонимы и топонимы, относящиеся к древним предкам современного кыргызского народа. Следовательно, истоки сложения кыргызского этноса уходят своими корнями в эту древность и непосредственно связаны с территориями Восточного Туркестана, Центрального Тянь-Шаня, Памиро-Алтая, Семиречья и Центральной Азии. Не только историкам, но и всем обществоведам широко известна крылатая фраза академика В. В. Бартольда: "Киргизы (кыргыз) принадлежат к числу древнейших народов Средней Азии" [1].

В настоящей статье, используя материалы, полученные нами в экспедициях, летописные сведения, различные источники и исследования других специалистов, мы предлагаем свое видение на предмет формирования кыргызского народа.

Прежде всего вкратце рассмотрим историю сложения специфических черт кыргызского языка - главного определителя этноса. В свою очередь по своему происхождению он входит в семью тюрских языков. Общеизвестно, что тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские языки входят в так называемую алтайскую ветвь дальнеродственных языков. С XIX в. в науке прочно утвердились понятия "алтайские языки", "алтайская семья народов", под которыми имели в виду все тюркские языки, в том числе и кыргызский. Сущность объединения алтайской ветви дальнеродственных языков понимается разными учеными неодинаково. Одни языковеды считают алтайские языки языковым союзом, т.е. языковой общностью, образовавшейся в результате постоянных контактов живших по соседству носителей тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков. Другие же лингвисты полагают, что алтайские языки связаны генетически и образовались из одного праязыка, дивергенция которого произошла, однако, весьма давно - не позднее 10-8 тысячелетий до н.э.[2] Прародину алтайского этноязыкового единства, как правило, ищут (те, кто его признает) где-то в Средней Азии и в примыкающих районах Северного Ирана, где распались тюркские, монгольские и тунгусо-маньчжурские языки, сейчас сказать трудно, скорее всего это произошло восточнее места распада алтайского праязыка. Сложно также определить место и время выделения из алтайской семьи языков этноязыковой общности тех ее ветвей, которые позже приняли участие в сложении корейцев и японцев [3].

Во 2 - 1 тыс. до н.э. на обширной территории Восточного Туркестана, Южной Сибири, Монголии, Маньчжурии со временем сложились пратюрко-монгольские и пратунгусо-маньчжурская языковые общности. Внутри пратюрко-монгольской общности с середины 1 тыс. до н.э. началось сложение прототюрских и протомонгольских языков. Племена - носители прототюрских языков консолидировались в Центральной и Внутренней Монголии, от Байкала до Ордоса, а племена - носители протомонгольских языков - в Северной Маньчжурии и Северо-Восточной Монголии [4]. В VII-VI вв. до н. э. китайцы уже выделяют этническую разницу между ними. Кочевники, населявшие Центральную Азию в это время, именуются Сыма Цянем жун и ди; позднее их стали называть ху. В ту же эпоху в степях Внутренней Монголии, Южной Маньчжурии и в отрогах Большого Хингана жили шаньжуны (горные жуны) и дунху (восточные варвары) [5]. Видимо, жуны - это прототюрки, а дунху - протомонголы того времени. Они не были политически объединены, "все они были рассеяны по горным долинам, имели собственных вождей, и хотя нередко собирались свыше ста (племен) жунов, они не сумели объединиться в одно целое" [6].

Источники сообщают, что главным их занятием было кочевое скотоводство: "Переходят со скотом с места на место, смотря по достатку в траве и воде. Постоянного пребывания не знают. Живут в круглых юртах, из коих выход обращен к востоку. Питаются мясом, пьют кумыс, одежду делают из разноцветных шерстяных тканей. Кто храбр, силен и способен разбирать спорные дела, тех поставляют старейшинами. Наследственного преемника у них нет. Каждое стойбище имеет низшего начальника. От ста до тысячи юрт составляют общину. От старейшин до последнего подчиненного каждый сам пасет свой скот и печется о своем имуществе, а не употребляют друг друга в услужение. В каждом деле следуют мнению женщин, одни военные дела сами решают. Войну ставят важным делом " [7]. Такой же "варварский" образ жизни вели и древние кыргызы.

В период отделения племен - носителей тюркских языков от алтайской языковой общности и складывания общетюркских (близкородственных) признаков появляются все новые и новые понятия и термины, связанные с кочевым образом жизни, освоением новых пастбищ с новыми фауной и флорой, развитием скотоводства и земледелия, возникновением домашних промыслов и.т. д. Постоянное общение кочевых племен- носителей протюрских языков содействовало выработке сходных элементов в языке, что нашло отражение в грамматике и отчасти в словаре современных близкородственных (тюркских) языков.

Что касается кыргызского языка, то в древности и раннем средневековье в его развитии можно выделить два этапа:

1. III в. до н.э. - VIII в.н.э. Этот древнекыргызский этап истории кыргызских черт языка территориально протекал в Восточном Туркестане, Тенгир-Тоо (Притяньшанье), в Минусинской котловине и в близлежащих районах Саяно-Алтайского нагорья.

2. IX - XIII вв. в этот период вполне сложились общенародные черты в кыргызском языке, составляющие его специфику и диалекты. Кыргызские кочевые племена в основном сформировались в народность.

Древние кыргызы (цзяньгуни), обитавшие во второй половине I тыс. до н.э. на территории Восточного Туркестана, Тенгир-Тоо (Притяньшанье), принимали активное участие в политических событиях того времени. По сведениям Сыма Цяня, в эпоху Чжаньго (403-221 гг. до н.э) сложилась новая политическая ситуация в Восточном Туркестане, Средней и Центральной Азии. Вместо некогда сильных жунов на севере и западе образуется мощные объединения кочевых племен дунху (хунны) и юэчжи (тохары). У кочевых племен дунху появился единый правитель и они достигли "расцвета" [8].

До сих пор науке не известно происхождение сюнну. Согласно Сыма Цяню, "родоначальником сюнну был отпрыск правителей рода Ся по имени Шуньвей". Правление этой династии относится к первой половине 2 тыс. до н.э. первые достоверные сведения о сюнну датированы лишь концом III в. до н.э. за эти полутора тысяч лет, как ни странно, об этом народе нет никаких сведений. В VII-V вв. до н.э. его предки жили к востоку и юго-востоку от современной Монголии в степных и лесостепных районах Маньчжурии и частично во Внутренней Монголии. В IV-III вв. до н.э. сюнну переместились к западу и заняли пространства между Забайкальем и Ордосом (излучина р. Хуанхе). Здесь образование и возвышение племенного союза во главе сюнну (хуннов) связано с именем шаньюя Маодуня. Он стал верховным вождем сюнну (хуннов) осенью 209 г. до н.э. на востоке он разбил наголову соседние кочевые племена, известные под собирательным термином "дунху" (восточные варвары), в которых современные исследователи видят предков позднейших монголов. Затем на западе он напал и покорил юэчжей (тохаров), на юге присоединил ряд районов, где кочевали племена лоуфань и баяйн.

Из этих событий можно сделать следующие выводы. Во-первых, история сюнну (хунну) свидетельствуют, что сформировалась первая известная исторической науке тюркоязычная этническая общность. Во-вторых, сюнну (хунну) создали впервые в мире древнейшую кочевую империю, традиции которой в значительной мере наследовали все последующие (Сяньбийская, Тюркская, Уйгурская, Кыргызская, Монгольская, Джунгарская) империи. Западная граница ее была в Восточном Туркестане, Притяньшанье. В третьих, эта кочевая империя, возникшая в конце III в. - середине II в. до н.э., занимала огромную территорию в Центральной Азии, населенную тюркскими, монгольскими и иранскими народами. В-четвертых, это государство позволило устранить барьеры на пути этнических и культурных контактов, привело к образованию новых форм материальной культуры и общественных отношений. В-пятых, именно с государством сюнну связана происхождение многих племен и народностей более позднего времени.

В 203-202 гг. до н.э. основатель хуннской державы Маодунь подчинил племена Саян, Алтая и верхнего Енисея. В 176-165 гг. он и его наследник Лаошан нанесли поражение юэчжам (тохарам). Юэчжи вторглись в Семиречье и на Тянь-Шань. Впоследствии они продвинулись далее на юго-запад и в Бактрии создали условия для возникновения мощного Кушанского государства. Хунну установили контроль над богатыми оазисными государствами бассейна Тарима. Безраздельное политическое влияние хуннов в Восточном Туркестане длилось свыше полувека. По мнению С.Г. Кляшторного, вышедшие из среды позднехуннских племен, переселившихся в Восточный Туркестан, тюрки оказали особенно значительное влияние на судьбы Восточного Туркестана.9

Во второй половине I тыс. до н.э. - первой половине I тыс. н.э. древние кыргызы- цзяньгуни обитали на территории Восточного Туркестана, Притяньшанья. Согласно сведениям ханьских источников, собранным Ю.С. Худяковым, цзяньгуни проживали к северу и западу от усуней, севернее уцзе, южнее динлинов, восточнее кангюев [10].

Самые ранние письменные сообщение о древних кыргызах содержатся в "Ши-Цзи" ("Исторические записки") Сыма Цяня. В рассказе о событиях, относящихся к 201 г. до н.э., мы читаем: "Впоследствии на севере они (хунны. - Бактыгулов Дж.) покорили владения Хуньюй, Кюеше, Динлин, Гэгунь и Цайли" [11]. По мнению ряда исследователей, в их числе академика В. В. Бартольда, само название "Гэгунь" (есть вариант "Гяньгунь") является китайской транскрипцией слова "кыргыз". В свою очередь "кюеше" - это кыпчаки. Это древнейшее государство кыргызов ("Владение кыргыз") возникло одновременно с хуннской империей Маодуня. К сожалению, исследователи не располагают данными, относящимися к его месторасположению, территории, границам. Академик В. В. Бартольд считал, что оно находилась в районе оз.Кыргыз-Нур в Западной Монголии. В этом выводе он опирался на китайский источник, в котором утверждалось, что "Владение Кыргыз" располагалось на 7 тысяч ли к западу от ставки шаньюя хуннов и на 5 тысяч ли к северу от государства Чеши. Естественно перед академиком возникло много вопросов: Какова была фактическая величина китайской меры длины ли в конце III и во II в. до н.э.? В разное время оно менялось от 0,3 до 0,5 км. От какой ставки шаньюя вести отсчет? Их было несколько. Какое государство Чеши располагалось в 5 тысячах неизвестной длины ли к югу от "Владения Кыргыз"? Их было два - Восточное Чеши и Западное Чеши. Видимо, В.В. Бартольд принял на веру так подходящее к случаю название озера в Монголии - Кыргыз-Нур [12].


Случайные файлы

Файл
23386-1.rtf
PRAVO.DOC
150533.rtf
116595.rtf
149051.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.