Иранско-тюркский культурный симбиоз в Центральной Азии (3513-1)

Посмотреть архив целиком

Иранско-тюркский культурный симбиоз в Центральной Азии

Ю.С.Худяков

Этническое и культурное разнообразие человечества является одним из основных условий его существования, взаимодействия и устойчивого развития в природной среде обитания. Оно служит аналогом разнообразию видов живых организмов в природе, которое обеспечивает устойчивость геобиоценозов и стабильность биологической жизни на планете земля. От налаженного, сбалансированного с учетом взаимных интересов, взаимодействия между разными этническими, субэтническими, конфессиональными группами и социальными стратами зависит не только мир и политическая стабильность, экономическое и культурное развитие в отдельных современных государствах, но и в целых регионах планеты.

В истории человеческого общества с эпохи древности очень большое внимание уделялось историческим событиям и явлениям межэтнического, межконфессионального и межкультурного антагонизма. Значительно меньшее внимание привлекали процессы взаимодействия и взаимовлияния древних и средневековых кочевых и оседло-земледельческих этносов и культур, хотя они проходили непрерывно в течение многих веков и тысячелетий.

Одним из регионов многовекового взаимодействия и взаимовлияния иранских и тюркских этносов и культурных традиций является Центральная Азия.

Согласно современным представлениям во втором тысячелетии до н.э. западный ареал степного пояса Евразии, до Енисея, Рудного Алтая и Восточного Туркестана был освоен индоиранскими скотоводческими племенами, для которых были характерны памятники андроновской культурной общности. В эпоху поздней бронзы, на рубеже II и I тысячелетий до н.э. кочевые племена, носители европеоидного антропологического типа, продвинулись далеко на восток, распространив ареал своего обитания и границы культуры до Забайкалья, Восточной Монголии и Ордоса. Дифференциация культурных общностей позднего бронзового века на культуры скифско-сарматско—сакского круга от степей Причерноморья до Восточного Туркестана и Южной Сибири сформировала этнокультурный облик ираноязычных номадов евразийских степей с характерным предметным комплексом, включавшим "скифскую триаду" предметов вооружения, конской сбруи и звериного стиля; курганную архитектуру, петроглифику и монументальные поминальные комплексы. Монголоидные кочевники восточных районов Центральной Азии, сюнну и дунху, предположительно предки тюркских и монгольских кочевых этносов, в скифское время находились в орбите военно-политического и культурного влияния ираноязычных номадов.

Этнополитическая ситуация в Центральной Азии изменилась в конце III в. до н.э., когда в результате победы хуннов в войне с южчжами, образовалась хуннская военная держава, возглавляемая хуннским, предположительно тюркоязычным кочевым этносом. С этого времени начинается процесс миграционной активности тюркских, а несколько позже и монгольских племен, расселения по Центральной Азии монголоидных кочевников, тюркизации центрально-азиатских номадов в языковом отношении, этнической и культурной ассимиляции ираноязычных номадов. Этот процесс в Центральной Азии растянулся на семь столетий.

Анализ археологических материалов показывает, что первоначально престижные элементы хуннской военно-дружинной культуры были заимствованы представителями кочевой знати местных ираноязычных кочевых племен на периферии Центрально-Азиатского историко-культурного региона, в Саяно-Алтае, Восточном Туркестане, восточных районах Средней Азии. Распространение тюркского языка и расовая метисация происходили в течение многих столетий.

В этом отношении показательна историческая судьба собственно древних тюрок, племенного объединения, игравшего ведущую роль в военно-политической и этнокультурной истории Центральной Азии в течение трех столетий эпохи раннего средневековья, иногда отождествляемой с "древнетюркским временем". Древние тюрки во главе с правящим родом Ашина происходили из хуннской этнической среды. Согласно сведениям китайских источников "предками туцзюэ были смешанные ху Пиньляна. Их родовое прозвание было Ашина". По реконструкции исторических событий, предложенной С.Г. Кляшторным, предки древних тюрок и другие хуннские племена начали мигрировать на территорию Приалашанья со II в. до н.э., а их массовое переселение произошло в III в. н.э. В Пиньляне и Хэси они ассимилировали местные ираноязычные и тохароязычные кочевые племена, известные у китайцев под названием "смешанные ху". В V в. древние тюрки во главе с родом Ашина мигрировали в Гаочан, где попали в зависимость от жужаней. В Гаочане тюрки вновь оказались в окружении ираноязычного населения. По мнению С.Г. Кляшторного, само название правящего древнетюркского рода Ашина имеет сакское происхождение и означает "достойный, благородный". В середине I тыс. н.э. древние тюрки по требованию жужаньского кагана были поселены в качестве военных поселенцев на Алтае, где должны были производить железное оружие и поставлять его жужаням. В это же время кыргызы были поселены на Енисее.

В Горном Алтае древние тюрки возглавили группировку местных кочевых племен, потомков скифоидных номадов скифского и хунно-сарматского времени, испытавших в течение нескольких столетий значительное влияние хуннской культуры. Средневековая древнетюркская культура, определившая основные направления культурогенеза в эпоху раннего средневековья на всей территории степного пояса Евразии, в значительной степени вобрала элементы предшествующих культур ираноязычных кочевников Приалашанья, Восточного Туркестана и Горного Алтая. Особенности погребальной и поминальной обрядности, характерные для культуры древних тюрок были восприняты у местного кочевого населения после переселения на Алтай.

В середине VI в. н.э. кочевые народы степного пояса Евразии были объединены под властью правителей Первого Тюркского каганата. В зависимости от тюркских каганов оказалось и государство кыргызов на Енисее. Под контролем древних тюрок находился значительный участок "Великого Шелкового пути" от границ Китая до Ирана и торговые пути, ведущие в Южную и Западную Сибирь. Из-за противоречий в отношении объема торговли шелком тюрки вступили в конфликт с Ираном, и попытались проложить новый торговый путь в Византию, в обход Ирана, через Поволжье и степи Причерноморья.

Большою роль в развитии ремесла и торговли в Первом Тюркском каганате играли согдийские ремесленники и купцы, обслуживавшие тюркскую военную знать. В ходе постоянных войн и походов тюрки захватили огромные ценности. По описаниям византийских дипломатов ставка правителя западной части Первого тюркского кагана, Истеми-хана, утопала в роскоши. Военная добыча стала предметом торговли и обмена на импортные товары. Ремесленники в городах Средней Азии, Ирана и Восточного Туркестана стали изготавливать для тюркской военной знати драгоценную пиршественную посуду, парадное оружие, украшения, поясную и сбруйную фурнитуру. В памятниках древних тюрок, исследованных в Горном Алтае, в Туве, в Монголии, на Тянь-Шане, найдены серебряные сосуды, золотые и серебряные серьги, украшения из драгоценных камней, золотые, серебряные и бронзовые пряжки, бляшки, наконечники ремней от пояса и сбруи, бронзовые перстни, каменные и стеклянные бусы, привезенные тюркским кочевникам согдийскими купцами.

Особенно значительное влияние Ирана и Согда прослеживается в производстве художественного металла у кочевников Саяно-Алтая. В середине I тыс. н.э., в период правления династии Сассанидов, производство предметов торевтики в Иране переживало настоящий расцвет. Высочайший уровень иранской торевтики способствовал распространению технологий изготовления художественных предметов из металла, форм и орнаментации изделий на обширных пространствах Евразии.

Декоративные мотивы и изобразительные сюжеты, характерные для иранского и согдийского искусства, получили широкое распространение в тюркском кочевом мире, в танском Китае. Изделия сассанидских и согдийских торевтов пользовались большим спросом у угорских народов таежной зоны Западной Сибири.

Из Ирана, Средней Азии и Восточного Туркестана в Сибирь пролегли меридиональные ответвления "Великого Шелкового пути", по которым в Саяно-Алтай завозили изделия, изготовленные в городских ремесленных центрах, и вывозили меха, бивни мамонта, мускус кабарги и древесину.

По составу импортных находок в погребениях средневековых кочевников, в Саяно-Алтай из стран, лежащих на основной трассе "Великого Шелкого пути" вело несколько караванных дорог. Одна из них пролегала из Семиречья и верховья Иртыша, и далее вниз по Иртышу и на Алтай и Салаир в верховья Оби. По этой дороге в Прииртышье, Приобье, на Алтай и в Кузнецкую котловину попадала основная часть среднеазиатского, иранского импорта, попадали отдельные предметы из Бадахшана, Индостана, восточного Средиземноморья и Византии. Другой путь вел из Восточного Туркестана на север, в котловину Великих озер Монголии, в Саяны и Минусинскую котловину. Этим путем в Саяно-Алтай доставлялись не только согдийские, иранские и восточнотуркестанские товары, но и основная часть китайского шелка, бронзовых зеркал и монет, других изделий китайского производства.

По торговым путям из Ирана, Согда и Восточного Туркестана к кочевникам попадали не только готовые изделия городских ремесленников, но и технологии их изготовления.

Хотя значительная часть приемов декорирования и орнаментальных мотивов в производстве предметов торевтики была заимствована номадами у иранцев и согдийцев, кочевники копировали заинтересовавшие их сюжеты не механически, а творчески перерабатывали, видоизменяли в соответствии с собственными представлениями о красоте. Характерные элементы согдийского орнамента в тюркской и кыргызской среде используются не только для орнаментации металлических, но и роговых, костяных, берестяных украшений деталей седел и колчанов.


Случайные файлы

Файл
162853.rtf
990.doc
idroprivod.doc
101261.rtf
22957-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.