Земщина

Минаков А. Ю.

"Ничего доброго, ничего благородного, ничего достойного уважения или подражания не было в России. Везде и всегда были безграмотность, неправосудие, разбой, крамолы, личности (стар. - клевета), угнетение, бедность, неустройство, непросвещение и разврат. Взгляд не останавливается ни на одной светлой минуте в жизни народной, ни на одной эпохе утешительной..." - такими словами выразил суть западнического либерального и чрезвычайно близкого к нему революционного воззрения на историю России замечательный русский мыслитель Алексей Степанович Хомяков. Написано сие было в 1839 году, но с тех пор основные положения прогрессистского Агитпропа остались незыблемыми: нигилизм и национальный мазохизм, перерастающий в болезненную русофобию являются почти непременными составляющими передовой общественной мысли и по сей день.

Мы не случайно процитировали именно Хомякова. Он, консерватор-традиционалист, основоположник так называемого "славянофильства", одним из первых задался целью при помощи исторических, философских и богословских аргументов обосновать цельное и непротиворечивое учение о самобытных началах русской жизни, о цивилизационных особенностях исторического пути России, обо всём том, что отличало нас испокон веков от Запада и Востока.

Возражая "клеветникам России" Хомяков вопрошал: "Хорошо!.. Была же грамотность и организация в сёлах: от неё остатки в сходках и мирских приговорах, которых не могли уничтожить ни власть помещика, ни власть казённых начальств. Что делать нам с явными свидетельствами об городском порядке, о распределении должностей между гражданами, о заведениях, которых цель была облегчать сколько возможно, низшим доступ к высшим судилищам? Что делать с судом присяжных, который существовал бессомненно в северной и средней России, или с судом словесным, публичным, который и существовал везде и сохранился в названии советского суда, по форме прекрасного, но неполного учреждения? Что делать с отсутствием крепостного права...? Что с равенством, почти совершенным, всех сословий, в котором люди могли переходить все степени службы государственной и достигать высших званий и почестей?" Эта система, утверждал Хомяков, "представляет нам явные доказательства своего существования в распространении России, восторжествовавшей над столькими и столь сильными врагами, а дружба власти с народом запечатлена в старом обычае, сохранившемся при царе Алексее Михайловиче, собирать депутатов всех сословий для обсуждения важнейших вопросов государственных".

Боимся, что большинство наших современников не смогут понять, о каких фактах и явлениях русской жизни XVI-XVII веков толкует Хомяков. Здесь чуть не каждая строчка нуждается в развёрнутом комментарии.

Опустив несущественные детали, скажем, что у Хомякова в процитированном фрагменте речь шла преимущественно о "земщине" или "земстве" - традиционной самобытной форме национального самоуправления, просуществовавшей несколько веков и позволявшей решать самые насущные и острые проблемы русской жизни. Это была целостная система национально-государственной инициативы: от волостного крестьянского "мира"-общины - до общенациональных Земских Соборов, своими "приговорами"-решениями определявших исторический путь русского народа.

Для начала определимся с терминами. По Далю "земство" - то, что идёт от "земли", от крестьянства, выбранные "землёй" люди. Под "земщиной" же современные историки чаще всего понимают земли, не вошедшие при Иване IV Грозном в "опричнину", то есть территорию, на которой царь искоренял "боярскую крамолу". Но у слова "земщина" есть и ещё одно значение: земцы в совокупности. Именно в этом значении мы и будем использовать это слово.

Существует устойчивый стереотип: самодержавная монархия-де была царством тирании, произвола, татарщины, кнутобойства, тысячелетнего рабства и пр.. Между тем, земская Русь возникает при первом Самодержце, Иване IV (в 1547 году именно он первым был венчан на царство, принял титул Царя). При нём началась эпоха грандиозных преобразований, затронувших важнейшие сферы русской жизни. В 1550 году был составлен Судебник - свод законов, который законодательно оформил земское начало на Руси. До этого в городах и волостях государевы "кормленщики" (за службу они получали от населения "кормы" - натуральные или денежные повинности), поставленные сверху, постепенно заменялись выборными "лутчими" людьми, которые были "добры и прямы и всем крестьянам любы". В 1556 году "кормления" были вовсе отменены и воеводы стали разделять власть на местах с губными и земскими старостами. Старосты занимались разбором уголовных дел, раскладкой податей, ведали городским хозяйством, развёрсткой земли, то есть основными нуждами посадских и уездных людей. Черносошные крестьяне, посадские, служилые люди, словом, "земщина", выбирали "целовальников" (то есть присяжных заседателей в судах, которые давали присягу на честность, "целовали крест"), без которых не мог состояться ни один суд. Администрация не имела право арестовать человека, не получив на то согласия старост и целовальников, в противном случае те могли и взыскать с воеводы за "бесчестье" и освободить арестованного. Кроме того, земщина имела далеко не формальное право жаловаться государю на управителей.

Здание земщины увенчивалось Земскими Соборами, созываемыми по инициативе самодержца для совета по важнейшим вопросам русской жизни. Эпоха Земских Соборов продлилась свыше века (1550-1653 годы), но оставила глубокий след в национально-государственном сознании.

Таким образом, выборное начало отнюдь не противоречило монархическому принципу, напротив, земщина как раз оформляется одновременно с появлением самодержавия. В их работе принимали участие наряду с царём, боярской Думой и иерархами Церкви - "Освящённым Собором" - выборные люди с мест от всех сословий. Соборы решали вопросы войны и мира, осуществляли, в случае необходимости, земский выбор монархов (первым избранным самодержцем был Борис Годунов (1598 год)) и т. д..

Наиболее ярко деятельность земщины и практика Земских Соборов проявились в эпоху Смуты начала XVII века. Именно земщина и решила исход этой страшной гражданской войны, сопровождавшейся иностранной интервенцией. Тогда выборный человек всею землёю Кузьма Минин и стольник и воевода князь Дмитрий Пожарский создали земское ополчение, чтобы выбить из Московского Кремля поляков, погасить пламень многолетней Смуты и возродить Самодержавную власть. В русских городах заработали советы из представителей всех сословий, а в Ярославле (центре земского ополчения) образовался Земской Собор или "Совет всея земли" из представителей от служилых людей, составлявших по-преимуществу ополчение. Этот Собор и стал единственно законной временной властью в стране. После того, как земское ополчение выбило из Москвы поляков, временное правительство созвало в Москву выборных "из всякого чина людей для земского совета и для Государева избрания". Судьбу новой династии решило боярство, духовенство, служилые люди, выборные от посадских и "всеуездных миров", от "чёрных сотен и слобод", от казаков.

21 февраля 1613 года Собор единодушно избрал Царём Михаила Фёдоровича Романова...

Об этом историческом событии знают многие. Но мало кому известно, что в течение первых 7-8 лет царствования Михаила Земский Собор заседал в Москве почти непрерывно, помогая "земским советом" решать сложнейшие задачи, стоявшие перед разорённой и обескровленной Русью.

Из наиболее значительных Соборов упомянем об "Уложенном Соборе" 1648-1649 годов, созванным по "челобитьям" земских людей при царе Алексее Михайловиче "Тишайшем" для составления Соборного Уложения, то есть кодекса законов, ведущей идеей коего было, "чтобы в Московском государстве всяких чинов людем суд и расправа во всех делах была ровна". Уложение составлено было удачно и некоторые его нормы действовали чуть не до XIX века, когда по повелению Николая I был составлен новый "Свод законов".

А в октябре 1653 года последний Земский Собор принял решение о воссоединении Малороссии с Московским царством.

Во второй половине XVII века деятельность Земских Соборов, равно как и земщины в целом, постепенно угасает.

Пётр I буквально громит земщину. При нём "мир", как издревле существовавшая система крестьянского самоуправления и общежития, заменяется фискальной поземельно-передельной общиной. При нём же вводится крепостное право в наиболее отвратительных его формах, обращающих крестьян в "крещёную собственность". Решая утопическую задачу пересадки Европы в Московскую Русь, Пётр мог опираться лишь на лихорадочно создаваемый им на шведский лад бюрократический аппарат при решении внутренних задач.

В итоге произошло почти полное устранение большинства нации от участия в государственных делах. Остатки самоуправления в городах и деревнях получили ласкающие Петрово ухо иноземные названия: "бурмистерская палата", "ратуша", "магистрат", даже - "бурмистерская изба". Функции их сводились к выколачиванию непомерных налогов из населения по принципу, который ехидный Ключевский обозначил так: "чем больше колотить овец, тем больше они дают шерсти".

Бюрократия в Империи вытеснила земщину.

Тем не менее, идея земщины как "мысль о восстановлении разрушенной известными государственными потребностями совместной деятельности классов русского общества" не умерла. Земщина стала возрождаться в ходе Великих реформ Александра II. Тогда, в 1864 году, вновь были учреждены земства как всесословные органы местного самоуправления. Они постепенно распространились более чем на половину населения Российской Империи. Их не было в западных губерниях, где среди дворянства преобладали не-русские, польско-католические элементы, зачастую враждебно относившиеся к верховной власти; их не было в редко населённых Архангельской и Астраханской губерниях; в Области войска Донского и в Оренбургской губернии с их казачьими учреждениями.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.