Как изучать историю cоветского общества? (3352-1)

Посмотреть архив целиком

Как изучать историю cоветского общества?

Вдовин А. И.

Современная концепция истории советского общества находится в начальной стадии научной разработки. Она начинается с момента смены эпох в новейшей отечественной истории. Символическим концом советского периода истории стал спуск государственного флага СССР с флагштока над президентской резиденцией в Кремле в 19 часов 38 минут 25 декабря 1991 г. Водружение трехцветного флага Российской Федерации открывает новую страницу истории России. Смена эпох положила начало переосмыслению предыдущего опыта российского народа и выработке новой концепции университетского курса истории.

В рамках господствовавшего ранее формационного подхода история советского периода представлялась как переход от капитализма к социализму с последующим его восхождением по ступеням зрелости от неразвитых форм к более развитым. Последняя из достигнутых фаз официально именовалась «развитым социализмом». С неожиданным крахом этой идеи многим сторонникам формационного подхода трактовка последнего периода истории представляется неверной. Они полагают, что правильнее было бы говорить о нем как об одной из фаз «раннего социализма», который еще во многом требовалось доводить до развитых форм. Отказ же от самой идеи приверженцы социализма считают исторической ошибкой или преступлением.

Неудавшийся опыт социалистического строительства вроде бы дает основание для известного вывода о «конце истории». Под этим имеется в виду, что часть человечества, находящаяся на современной капиталистической стадии развития, и впредь будет успешно развиваться при капитализме. «Триумф Запада, западной идеи, – утверждается в статье “Конец истории” американского профессора Фрэнсиса Фукуямы, – очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив».

С этой точки зрения, социализм оказался одним из исторических тупиков, который просто вынудил пошедшие по нему народы возвратиться на магистральный путь истории и присоединиться к «передовой» части человечества. В наши дни фукуямовская идея о конце истории и одномерности социального прогресса представляется несостоятельной все большему числу авторитетных представителей мировой науки. К примеру, президент Международной социологической ассоциации П. Штомпка полагает, что теория линейного, безвозвратного и прогрессивного развития всех стран и народов по евроцентристской модели опровергается ходом истории и явно недооценивает потенциал других цивилизаций и моделей развития человечества.

Как бы то ни было, поражение социалистической идеи в СССР и целом ряде других стран мира существенно поколебало веру в формационный подход к истории человеческого общества. И хотя он, имеющий в основе различение способов производства материальных благ на различных этапах истории, безусловно, не исчерпал своих возможностей при характеристике минувших эпох, его прогностические возможности вызывают все большее сомнение.

К формационному в определенном отношении оказывается совсем близким и так называемый цивилизационный подход. Он предполагает, что человечество развивается, восходя от дикости к варварству и далее – к современным цивилизованным историческим формам. Так, социализм в свое время изображался цивилизацией высшего типа. «Мы создаем, и мы создадим, – говорил Н. И. Бухарин в 1928 г., – такую цивилизацию, перед которой капиталистическая цивилизация будет выглядеть так же, как выглядит “собачий вальс” перед героическими симфониями Бетховена». Ныне лидерство в развитии видится иначе. «Десятка западных стран движется вперед, а остальные догоняют», – написано, например, в книге Л. И. Семенниковой «Цивилизации в истории человечества» (1998). Образцовой цивилизацией чаще всего представляются Соединенные Штаты Америки, а «отстающие» якобы всегда ориентируются в своем развитии на наиболее совершенные образцы цивилизаций и «модернизируются» с учетом их достижений.

Однако при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что такая стратегия развития «отсталых» цивилизаций неосуществима, так как модернизировать все человечество по американскому образцу невозможно из-за ограниченности земных ресурсов, львиная доля которых потребляется теми же Соединенными Штатами. Насчитывая менее 5% жителей Земли, они используют от 30 до 40% добываемых ее ресурсов. Каждый американец потребляет столько, сколько 8 среднестатистических жителей планеты, или 20 жителей стран периферии, включая Россию (1999). При этом, потребляя около половины добываемого в мире сырья, более четверти нефтепродуктов, США выбрасывают в воздушный океан треть вредных отходов.

На граждан развитых стран, составляющих так называемый «золотой миллиард» населения Земли (к началу XXI в. они насчитывали менее 20% ее населения), приходится 70–75% производимой энергии, 79% ископаемого топлива, 85% мировой древесины, 75% обработанных металлов; в этих странах производится 72% стали. «Золотой миллиард» имеет в распоряжении 84,7% мирового ВНП, 84,2% мировой торговли, 84,5% сбережений на внутренних счетах. Официальный порог бедности в США составляет 50 долларов в день, а у 3,5 млрд жителей Земли (включая значительную часть россиян) нет возможности тратить ежедневно и двух долларов. Дальнейшее «улучшение» этих соотношений в пользу «развитых стран» и надежды на некоторое расширение «золотого миллиарда» за счет аутсайдеров фактически лишают перспектив 4/5 населения планеты, делая их «излишними» на земном «празднике жизни».

Представляется справедливым суждение известного английского историка и социолога Арнольда Тойнби, предостерегавшего, что «тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории приводит к грубейшим искажениям фактов и поразительному сужению исторического кругозора».

Обращает на себя внимание и тот факт, что цивилизации в рамках цивилизационного подхода зачастую классифицируются по совершенно произвольной методике. История стран, шествующих впереди других по столбовым дорогам цивилизации, расцвечивается положительными характеристиками исторических фактов, явлений, процессов и личностей. Сочинения же по истории «нецивилизованных» изобилуют негативной информацией и антигероями. Все это наблюдается и во многих пособиях по отечественной истории, изданных в последние десятилетия. Они во многом напоминают исторические труды, вышедшие из-под пера историков известной «школы М.Н. Покровского», главной задачей которых было показать дореволюционную отечественную историю исключительно в негативном свете.

Согласиться с «переизданием» такого подхода к освещению пройденного страной пути невозможно, поскольку при этом и советский этап предстает как самый темный период отечественной истории – цепь авантюрных попыток осуществления социальной утопии, тоталитаризм, административно-командный режим с нечеловеческим лицом, немотивированные репрессии, паранойя и маразм лидеров, насилие над народами, погружение страны в застойное историческое болото. С помощью такого «цивилизационного» подхода в школе и университете можно взращивать только национальных нигилистов, антипатриотов, внутренних и внешних эмигрантов.

Ограниченность формационного и цивилизационного подходов к истории, представляющих путь народов как линейное восхождение от низших форм к высшим, развитие по неким «передовым образцам», как модернизационные переходы от традиционных обществ к современным, преодолевается так называемым синергетическим подходом к истории. Появление этого научного подхода связано с творчеством бельгийского ученого российского происхождения Ильи Пригожина, удостоенного в 1977 г. Нобелевской премии за работы по термодинамике неравновесных систем, и немецкого физика Германа Хакена, давшего в 1973 г. изученным им эффектам самоорганизации в лазерном излучении название «синергетика» (от греч. synergeia – совместное, согласованное действие). Оказалось, что этот диалектический метод познания имеет универсальный характер и применим для постижения закономерностей развития общества. В наши дни синергетика, все более играющая роль сквозной междисциплинарной теории, активно входит в методологию исторической науки.

Подход основан на таких понятиях, как нелинейность, неустойчивость, непредсказуемость, альтернативность развития. Историков это привлекает новым взглядом на развитие неустойчивых ситуаций в историческом процессе, для чего требуется учитывать влияние на него разного рода случайностей, малых воздействий, которые невозможно предугадать и прогнозировать. Особую значимость для понимания истории приобретает развитие в точке бифуркации – точке ветвления процесса, являющейся отправной для новой линии эволюции. Яркий исторический пример представляет собой социальная революция, означающая кардинальную перестройку общественной системы. С понятием бифуркации неразрывно связано представление о так называемом аттракторе. Академик Н. Н. Моисеев объясняет эту связь следующим образом. Развитие динамической системы любой природы происходит в некотором аттракторе – ограниченной «области притяжения» одного из стабильных или квазистабильных состояний системы. Сложные нелинейные системы могут обладать большим числом аттракторов. В силу ряда причин: чрезмерно большой внешней нагрузки или накопления флуктуаций (противоречий в обществе) – ситуация однажды может качественно измениться, и система относительно быстро перейдет в новый аттрактор, или канал эволюции. Подобная перестройка системы называется бифуркацией.


Случайные файлы

Файл
174578.rtf
21560-1.rtf
24083.rtf
89716.rtf
62484.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.