Иван Грозный: личность и политик (3066-1)

Посмотреть архив целиком

Иван Грозный: личность и политик

Доклад по истории подготовила ученица 10 (1) эк.-пр. класса гимназии Сеченова Татьяна

Личность Ивана Грозного, на мой взгляд, является одной из самых ярких личностей во всей истории России. На формировании его неординарной личности повлияло несколько важных факторов. И постепенно изучая его как выдающегося политика и человека, я попытаюсь в конце своего сообщения подытожить все мною ниже сказанною и ответить на скрытый вопрос в теме моего сообщения.

Будущий царь Иван Грозный родился в ночь с 24 на 25 августа 1530 года. В эту ночь над Москвой разразилась буря, от молний в разных местах столицы вспыхнули пожары. Ветер раскачивал колокола церквей, и они как бы сами собой звенели. Один из них сорвался из колокольни и рухнул на землю. В народе заговорили о предзнаменовании грядущих больших несчастий…

Когда умер великий князь московский Василий 3, его наследнику Ивану Васильевичу (1530-1584) было 3 года. Детство мальчика нельзя назвать счастливым. Через пять лет после отца он потерял и мать, великую княгиню Елену Глинскую, и в ее лице единственного родного человека, который мог бы о нем заботиться и любить его. Эти 5 лет вдовствующая княгиня исполняла обязанности регентши при малолетнем государе и управляла страной, опираясь на Боярскую Думу и «опекунский совет», назначенный ей в помощь супругом. Почти все представители «опекунского совета» были высших аристократических родов: князья Михаил Львович Глинский (дядя Елены Глинской), Василий Васильевич Шуйский, бояре Михаил Юрьев-Захарьин, Михаил Тучков и другие.

Если при жизни вдовы своего покойного государя «опекуны» еще согласовывали свои действия с волей великой княгини, то после ее кончины они обращали очень мало внимания на условия жизни, желания и судьбу наследника престола. Правитель-мальчик, наделенный умом смышленым, насмешливый и ловкий, с ранних лет чувствовал себя сиротой, обделенный вниманием. Окруженный пышностью и раболепием во время церемоний, в повседневной жизни во дворце он тяжело переживал пренебрежение бояр и князей, равнодушие и обиды окружающих. Многие годы спустя мальчишеские обиды невыносимо жгли память и душу. Через 3 десятилетия Иван 4 вспоминал: «Было в это время мне 8 лет; и так поданные наши достигли осуществления своих желаний – получили царство без правителя, о нас, государях своих, никакой заботы сердечной не проявили, сами же ринулись к богатству и славе и перессорились друг с другом при этом. И чего только они не натворили! …Дворы, и села, и имущество наших дядей взяли и водворились в них. И сокровища матери нашей перенесли в Большую казну, при этом неистово пиная ногами и, тыкая палками, а остальное разделили… Нас же с единородным братом моим, святопочившим в Боге (т.е. уже умершим ко времени, когда царь писал эти строки – Прим. Ред.) Георгием, начали воспитывать, как чужеземцев или последних бедняков. Тогда натерпелись мы лишений, и в одежде, и в пище».

Аристократические кланы в жестокой сваре за первенствующее положение стремительно сменяют друг друга у кормила власти: первоначально власть захватывают Шуйские, затем на их место входят Бельские, потом Шуйские с помощью мятежа свергают Бельских. Юный государь растет в обстановке заговоров, интриг, убийств. Уже в те годы в его характере формируются непривлекательные черты: пугливость и скрытность, мнительность и трусливость, недоверчивость и жестокость. В 13-летнем возрасте приходит черед и ему впервые «показать зубы»: в 1543 году по его приказу глава партии Шуйских был отдан псарям и зверски убит. Задрожали бояре, узнав о страшной расправе с Шуйским, поняли, что наступило для них страшное время. Они до того оробели, что не смели нечего сказать, когда государь перед всеми совершал худые дела: с толпой молодых сверстников мчался на лихих тройках по городу и давил людей. Бояре, смотря на это, хвалили государя и говорили: «Будет он храбр и мужествен».

Скоро подвергся опале князь Иван Кубенский, потом Афанасию Бутурлину за непригожие речи язык отрезали.

В результате место «оберегателей» при троне и Иване Васильевиче досталось партии Глинских, при которых сын Василия 3 достиг совершеннолетия (15 лет), и для него пришло время вступать в законное владение отцовским наследством – Московской державой.

В середине 16 века Московское государство было одним из сильнейших в военно-политическом отношении и одним из самых крупных по территории. Но совсем немного, всего несколько десятилетий, насчитывала его история, как единого государственного организма, включавшего в себя десятки ранее самостоятельных земель и княжеств. Рыхлая внутренняя структура Московского государства требовала серьезных преобразований, которые предотвратили бы в будущем его распад.

Князья и бояре, я с ними вся верхушка аристократии служили великому князю московскому, отыскивая для себя большей чести и большего богатства при дворе одного из сильнейших государей Европы, но считали себя людьми свободными. Согласно древнему обычаю они могли отъехать в случае недовольства этой службой к иному государю, например к великому князю литовскому. По меткому замечанию выдающегося русского историка В. О. Ключевского, «политические обстоятельства, с одной стороны, поставили московского князя на высоту национального государя с широкой властью, с другой – навязали ему правительственный класс с широкими политическими претензиями и стеснительной для верховной власти сословной организацией».

После того, как князь Кубенский да Федор и Василий Михайловичи Воронцовы были казнены, а близкие к ним люди были разосланы в ссылку, от бояр можно было услышать следующее:

Грозен государь, грозен, - шептали бояре, - млад, а грозен. Пожалуй, отца и деда превзойдет.

Женился бы поскорее. Пословица говорит: женится – переменится.

За женитьбой дело не стало. Во все концы государства было написано: «А когда к вам эта наша грамота придет и у которых из вас будут дочери девки, то вы бы сейчас же ехали с ними в город к нашим наместникам на смотр, а дочерей девок у себя ни под каким предлогом не таили бы. Кто же из вас дочь девку утаит и к наместникам нашим не повезет, тому быть от нас в великой опале и казни».

Выбор государя пал на Анастасию Романову, дочь умершего окольничего, Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина. Один ее дядя, Михаил Юрьевич, был близок ко князю Василию Ивановичу и назначен им в число трех лиц, с которыми должна была советоваться правительница Елена. Михаил Юрьевич уже помер. Ни он, ни брат его, другой брат Анастасии, Григорий Юрьевич, ни в каких смутах во время малолетства Иоанна не участвовали.

Но еще до свадьбы Иван Васильевич удивил бояр такою речью:

Хочу прежде моей женитьбы поискать прародительских чинов, как наши прародители, цари и великие князья и сродник наш, великий князь Владимир Всеволодович Мономах, на царство, на великое княжение садились, и я так же этот чин хочу исполнить, на царство сесть и царем во всех делах именоваться.

Разумен государь, не по летам разумен, - говорил один из бояр, - млад, а прародительских чинов поискал! Царь – ведь это все равно, что кесарь.

Да, - отвечал задумчиво другой, - о делах римских кесарей много он начитан. Только у кесарей как он все переймет…

16 января 1547 года совершилось венчание Ивана Васильевича на царство, а 3 февраля того же года он вступил в брак с Анастасию Романовною.

Таким образом, в 1545-1547 гг. было осуществлено несколько мероприятий, призванных подчеркнуть переход всей полноты власти к юному государю: Иван Васильевич начал ходить в военные походы, женился на Анастасии Романовне Захарьиной, 16 января 1547 года принял титул «царя» (впервые в российской истории – ранее государи московские именовались только «великими князьями»). Но это не означало того, что Иван 4 овладел всеми умениями, необходимыми для управления огромной страной. Пока за его спиной Московским государством правили Глинские и митрополит Московский Макарий – один из образованнейших людей России. Глава русской церкви, отлично разбиравшийся в тонкостях и хитростях сплетения светской политики, стремился воспитать из Ивана 4 государя, который не мог бы нанести ущерба церкви. При жизни этого святителя Иван действительно не вступал в конфликт с духовными властями.

Тем временем владычество Глинских вызывало зависть со стороны других знатных родов, к тому же корыстолюбивые временщики злоупотребляли своим высоким положением, что приводило к недовольству всей Москвы: «… В те поры Глинские в приближении государя (были) и в жаловании, а от людей их – черным людям насильство и грабеж». После восстания летом 1547 года партия Глинских пала, и окончилась пора правления отдельных аристократических группировок.

Последовательные неудачи попыток различных «боярских партий» навсегда утвердиться у верховной власти, недовольство низших слоев служилого класса засильем временщиков у престола, недостаточные способности молодого царя к управлению государством и необходимость проведения многих преобразований привели к созданию своеобразной правительственной группы компромисса, названным позднее князем Андреем Курбским «Избранная рада». Роль наиболее ярких фигур в ее составе сыграли люди, не блиставшие знатностью и не связанные близким родством ни с царским домом, ни с одним из могущественных аристократических кланов.

Итак, на политическую авансцену времен «Избранной рады» выступили священник Благовещенского собора в Кремле Сильвестр и царский постельничий (государев дворовый чин) Алексей Федорович Адашев. Помимо них вошли князь Курлятев, возможно, князь Андрей Михайлович Курбский, дьяк Иван Михайлович Висковатый и некоторые другие представители аристократии. Все они обладали достаточной дальновидностью, чтобы поддержать равновесие между царской властью, боярско-княжеской верхушкой служилого класса и дворянства, вобравшими в себя средний и нижний классы служилых людей. Все они признали необходимость реформ в сфере государственного управления.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.