Истоки и вехи Третьей мировой войны (холодной) (2581-1)

Посмотреть архив целиком

Истоки и вехи Третьей мировой войны (холодной)

В.П. Зимонин, доктор исторических наук

Последние десятилетия второго тысячелетия н.э. отличались невиданным ранее по своей остроте глобальным противостоянием крайне враждебных относительно друг друга социальных систем, не приведшим, однако, к глобальной «горячей» войне. Имя этому феномену – «холодная война».

Что же собой представляет «холодная война»? В разное время и различные люди пытались давать этому явлению, возникшему на исходе второго тысячелетия, свои определения. Президент США Дж. Буш назвал «холодную войну» «большой войной», на ведение которой только американцы истратили около 4 (по некоторым данным 5 и более) трлн долларов. Авторы «Советского энциклопедического словаря» за 1984 г. определяют «холодную войну» как «термин, означающий враждебный политический курс, который правительства западных держав стали проводить в отношении СССР и других социалистических государств по окончании второй мировой войны» [1]. В предисловии к солидному изданию под редакцией Л.Н. Нежинского «Советская внешняя политика в годы «холодной войны» (1945 – 1985): новое прочтение» выражается мнение (видимо, коллектива авторов), что «холодная война» означала политическую, идеологическую, экономическую и локальную военную конфронтацию двух антагонистических систем – капиталистической и социалистической (а в рамках этих систем – прежде всего США и СССР), в состоянии которой они пребывали все послевоенные десятилетия вплоть до исхода 80-х годов и которая по ряду причин, к счастью, не переросла в третью мировую войну [2]. Видный политический деятель СССР доктор исторических наук В. Фалин и японский профессор X. Сирай, напротив, рассматривают «холодную войну» именно как «третью мировую войну» [3]. Автор серии статей о локальных войнах В. Петров также считает, что «завершившаяся в начале 90-х годов «холодная война» по своей опасности для всего человечества, влиянию на судьбы стран и человеческих поколений была по существу третьей мировой войной» [4].

Действительно, «холодная война» причинила народам мира много горя и страданий, не раз ставила идеологически разделенное человечество на грань новой «горячей» мировой войны, не позволяла направить огромные непроизводительные военные расходы на нужды развития. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Б. Гали в свое время свидетельствовал, что с момента создания этой организации в 1945 г. на начало 90-х годов в мире произошло более 100 крупных конфликтов, в которых погибло около 20 млн человек. Он считает, что противоборство на протяжении десятилетий «холодной войны» не позволило ООН выполнить ее изначальные обещания, что она «была лишена возможности что-либо сделать во многих из этих кризисных ситуаций из-за тех – в общей сложности 279 – вето (по сути идеологических вето. – Ред.), которые были использованы в Совете Безопасности и которые явились наглядным отражением противоречий того периода» [5]. По окончании «холодной войны» в ее заидеологизированном варианте такое право вето не использовалось с 31 мая 1990 г. [6].

Глобальные расходы на оборону в конце 80-х годов прошлого века составили в годовом исчислении около 1 трлн долларов США. Между тем для проведения миротворческих акций ООН требовалось лишь около 3 млрд долларов в год. Цифры несоизмеримые, но военные расходы ежегодно аккуратно изымались у миллионов налогоплательщиков, и Организация Объединенных Наций постоянно ощущала при этом задолженность по взносам на миротворческие цели, равную почти одной трети от необходимой суммы. Все эти годы информационно-пропагандистские баталии «холодной войны» подпитывали локальные «горячие» источники войны и держали на голодном пайке усилия ООН по поддержанию мира – до 1992 г. на миротворческие операции было выделено лишь 8,3 млрд долларов [7].

На наш взгляд, «холодная война» – это родившийся в результате крупных военно-политических изменений в мире по итогам второй мировой войны способ конфронтационного сосуществования двух полярных глобальных систем, форма их борьбы с целью не допустить доминирования противоположной стороны и навязать свои условия политико-экономического развития. В основе ее лежат мировоззренческие факторы, непримиримость враждебных идеологий, базирующихся на разных формах собственности и способах производства. В отличие от «горячих войн», основным содержанием которых является вооруженное противоборство, «холодная война» ведется во всех сферах (военно-политической, экономической, научно-технической, культурной, информационной и др.) жизни и деятельности противоборствующих сторон. По своим последствиям – влиянию на судьбы человечества, людским потерям, ущербу, нанесенному окружающей среде, – «холодная война», действительно, сравнима с «горячими» первой и второй мировыми войнами. Ее рецидивы сказываются на развитии международных отношений и в настоящее время.

Существует множество мнений относительно причин и временных пределов «холодной войны». Некоторые исследователи считают, что она началась после Октябрьской социалистической революции и появления советской власти. И приверженцы этого мнения по сути правы. Вплоть до 1933 г. (признание Соединенными Штатами социалистического государства – СССР) между Западом и Востоком существовала железобетонная стена непонимания и идеологической вражды, да и в последующие годы полной нормализации отношений между Советским Союзом и странами капитала достичь не удалось. Некоторые (их немного) считают началом «холодной войны» мюнхенский сговор руководителей, любящих, когда их называют «демократическими», Великобритании и Франции с Гитлером в 1938 г. по разделу Чехословакии. Антисоветский оттенок «умиротворения» фашизма был очевиден. По мнению большинства исследователей, начало «холодной войны» следует относить к периоду завершения второй мировой войны и первых послевоенных лет [8]. Распространено мнение, что отсчет «холодной войны» начинается с фултонской (март 1946 г.) речи видного британского политического и государственного деятеля У. Черчилля. И это тоже в какой-то мере справедливо, так как о борьбе с коммунизмом было сказано открыто и громогласно, и никем другим, а великим консерватором У. Черчиллем, и ни в каком ином месте, а в США, причем в присутствии президента Г. Трумэна.

Не отдавая предпочтения ни одной из вышеназванных версий, российский историк A.M. Филитов ищет «момент начала» «холодной войны» путем анализа «коренной характеристики и особенности» этой войны. «Она, -считает Филитов, – указывает на «ядерный фактор» как на новый, революционно новый фактор послевоенной мировой истории. Несколько упрощая, можно сказать, что состояние «холодной войны» определялось гонкой ядерных вооружений. Предлагаемое определение, разумеется, неполное, но оно передает основную специфику «холодной войны» и, думается, позволяет вполне точно датировать и момент ее начала». «Для этого, – считает незаурядный российский историк, – достаточно проследить динамику роста атомного потенциала США, используемого в военных целях. Официальных данных здесь до сих пор нет, но приводимые в работах некоторых исследователей цифры дают следующую картину: в 1946 году США имели 6 атомных бомб, в 1947-м – 13, в 1948-м – около 50, в 1949-м – около 250, в 1950-м – около 450. Нетрудно заметить, что момент «перелома» кривой – это 1948 год. Советский Союз вступил в эту гонку годом позже (первое ядерное испытание он провел в сентябре 1949 г.), данные о развитии его атомного потенциала и поныне остаются строго засекреченными. Но и для СССР 1948 год был переломным: до этого начиная с 1945 года его вооруженные силы постоянно сокращались, с 1948-го их численность стала расти; преимущество в области обычных вооружений, видимо, рассматривалось как известная компенсация за отставание в ядерной гонке» [9].

Мы также намерены в той или иной степени коснуться «атомного фактора» и его существенной роли в годы «холодной войны». Атомное оружие, действительно, на долгие годы стало оружием «холодной войны».

Рассуждения A.M. Филитова, на наш взгляд, ценны, в первую очередь тем, что они делают очевидным тот факт, что отнюдь не Советский Союз явился инициатором использования атомной дубинки в баталиях «холодной войны». Следует согласиться и с суждением российского ученого о том, что путь сползания к «холодной войне» «не был прямым и гладким». Это, действительно, «была ломаная, извилистая линия, в дипломатии обеих сторон имелись элементы и конфронтации, и компромиссности, хотя первые явно превалировали. Эта была «атомная дипломатия», но не в смысле, что речь всегда и при всех обстоятельствах шла об «атомном шантаже» и жестком противостоянии ему, а в том, что атомный фактор, постоянно присутствуя в ней, определяющим образом влиял на межгосударственные отношения» [10].

Вместе с тем, как представляется, жесткая увязка «момента начала» «холодной войны» с появлением атомного оружия является недостаточно убедительной. И уж совершенно невозможно по данной методологии определить «момент окончания» этой войны: она, по устоявшемуся мнению, завершилась, а ядерное противостояние продолжается.

Существуют толкования и о массе «подрубежей» развития «холодной войны» – берлинские кризисы, корейская войны, карибский кризис и т.д.

Говорят и об объективных факторах – появлении социализма или победе СССР и создании соцсистемы в результате второй мировой войны. Говорят и о личностном факторе, дескать дальновидный Ф.Рузвельт рано умер, а диктатор И.Сталин слишком долго жил, и его непомерным амбициям некому было противостоять. Результат – «холодная война» (такая «концепция» выдвигалась одним западным ученым на конференции по проблемам «холодной войны» в Москве в январе 1993 г.).


Случайные файлы

Файл
82409.rtf
71525.rtf
183361.doc
122696.rtf
30972.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.