Вторая война в Заливе (2124-1)

Посмотреть архив целиком

Мы в СССР, будучи тотально оснащенными вооруженными средствами , потерпели в Холодной войне тотальное поражение, именно потому, что не распознали целей противника. И, судя по всему, до сих пор их не понимаем, что мешает нам обеспечить безопасность и подготовиться к дальнейшим сражениям. Следует понять, что вооруженные средства не обеспечивают всеоружия и при исключительной ориентации на них могут оставить безоружными. Чтобы мы помнили об этом, термин Холодная война нужно писать с большой буквы и без кавычек.

Для нанесения решительного поражения противнику и достижения успеха в будущих войнах нельзя забывать не только великие победы, но и великие поражения.

Говорят, что история учит тому, что она ничему не учит. История современных войн должна быть одним из наших главных учителей.

Пример Холодной войны не означает, что роль вооруженных сил в войнах современности снижается. Нет. Она трансформируется и наоборот повышается, потому что задачи обороны страны становятся более сложными и многогранными. Опыт преобразований в американских вооруженных силах свидетельствует, что в связи с усложнением войны их функции чрезвычайно расширяются, приобретая новое содержание, во многих случаях не связанное с традиционным ведением боевых действий.

Невооруженные латентные этапы войны приобретают все большее значение. Успех решаемых здесь агрессором задач позволяет довести до критического уровня деструктивные процессы в государстве-противнике, детонирует конфликтный потенциал в этой стране и создает предпосылки и, практически, гарантии для успешного применения военной силы на заключительной стадии войны, которая завершается свержением режима и оккупацией территории. Как это мы могли наблюдать в Ираке.

В ходе динамичной эволюции войн современности меняются приоритетные объекты воздействия, рассматриваемые агрессором как мишени. Наряду с властью и армией, традиционными объектами поражения, в качестве одной из приоритетных мишеней предстает народ, что можно видеть на примере войн в Косово, Афганистане и Ираке.

В интересах провоцирования и ведения войны здесь были использованы межэтнические, а в Косово еще и межрелигиозные противоречия. Манипулирование этно-религиозными настроениями в народе позволяет не только создать конфликтный потенциал, необходимый в качестве повода для начала и в дальнейшем для ведения войны, но и сформировать силы оппозиции, которые превращаются в важный стратегический ресурс боевых действий, позволяющий переложить бремя вооруженной борьбы на плечи других, сократив таким образом свои потери. В Югославии в ходе натовской агрессии это была Армия освобождения Косово, в Афганистане – это были силы антиталибской оппозиции, включая Северный альянс.

Уже сейчас можно прогнозировать, что подобная тенденция будет нарастать. В условиях, когда американские интересы приобрели глобальный характер и для ведения войн у них катастрофически не хватает собственных войск, война, с позиции США, может разворачиваться по сценарию радикализации национального самосознания в народе государства-противника, разжигания этно-религиозных противоречий, а в дальнейшем провоцирования вооруженных столкновений на этнической и религиозной почве. Все это направлено на то, чтобы создать повод для внешнего вооруженного вмешательства, т.е. повод для вступления в войну под предлогом «защиты прав человека», а также формирования из среды оппозиции организованных вооруженных сил, способных под руководством США выполнять боевые задачи в американских интересах.

В некоторых странах задачи подготовки вооруженных сил к войнам ведутся под руководством американских военных с согласия или по просьбе властей тех стран, которые находятся в регионах предполагаемых боевых действий.

Чтобы понять суть модели современной войны, обратимся опять к триаде власть-армия-народ. Клаузевиц писал, что единство этих трех составляющих может обеспечить победу в войне. То есть, если нет этого единства, нет и победы и неизбежно поражение. То есть предварительное нарушение этого единства, в том числе и целенаправленное, создает ситуацию, когда государство легко может стать добычей агрессора в результате последующего применения им военной силы.

А что такое единство? Это, прежде всего, связи, отношения сотрудничества и взаимных обязательств, исполнения долга друг перед другом. Нет этих отношений, нет и возможности отразить агрессию, одержать победу.

Именно поэтому необходимо, чтобы эти отношения единства, непременно, стали бы объектом защиты системы национальной безопасности государства ответственно относящегося к укреплению своей обороны.

Если посмотреть на ситуацию на Среднем Востоке и задаться вопросом, почему было выбрано именно арабское «направление» в нынешней войне? Помимо всех прочих причин, оно оказалось самым уязвимым как раз по причине того, что там было нарушено единство власти и народа. В этом регионе недовольство со стороны народа правительствами несостоятельными и коррумпированными, причем при содействии США, оказалось намного глубже, чем где бы то ни было.

Недовольство существующим порядком может быть причиной того, что народ может практически не оказывать сопротивления агрессору, которого он одновременно ненавидит. Отчаяние рождает согласие на все, что может поколебать существующий порядок, даже на войну, спланированную агрессором.

Таким образом, достаточно коррумпировать власть и, как следствие этого обеспечить отвращение к ней народа, чтобы народ, который обычно отождествляет власть не с принципом государственности, а с конкретной группой людей, не стал проявлять энтузиазма в деле ее защиты.

Президент Буш в своем выступлении 26 февраля перед Институтом американского предпринимательства сделал довольно амбициозное заявление о том, что война в Ираке связана не только с необходимостью избавить мир от иракского оружия массового уничтожения и свергнуть режим Хусейна. Она призвана также принести Ираку демократию и, со временем, трансформировать сам арабский Ближний Восток. Политической целью войны в Ираке является желание Буша, как он это сформулировал, «демократизировать и стабилизировать великий исламский мир».

Но, что это будет за демократия, по какому образцу? Пропагандируемый везде американский образ жизни не внушает оптимизма для простых людей. По официальной статистике, каждый пятый американский ребенок ложится спать голодным, а 45 миллионов людей не имеют медицинской страховки и таким образом лишены необходимых гарантий получения медицинской помощи.

В сегодняшней Америке годовой доход богатейших 14 тысяч семей больше совокупного годового дохода 20 миллионов беднейших семей.

Во имя «сохранения демократии» и в интересах защиты от терроризма США превращаются в полицейское государство.

Сама эта война свидетельствует об общем кризисе американского общества и его институтов и является примером полного банкротства американской демократии.

Как следует из выводов ряда западных аналитиков, ни один из механизмов американской демократии, включая систему сдержек и противовесов, существование оппозиционной партии, профсоюзов, влияние критически настроенных средств массовой информации, — больше не работают как ограничители действий политического руководства.

Сэмюель Бергер, бывший советником по национальной безопасности США в 1997-2000 годах и являющийся в настоящее время председателем глобальной фирмы по разработке стратегии предпринимательства «Stonebridge International», высказал свое мнение относительно демократизации Ирака в газете «The Washington Post» от 11 апреля 2003 г. Он, в частности, написал: «Даже если цели трансформации Ирака возобладают, существуют резкие расхождения относительно того, как этих целей следует добиваться. Более разумным является видение нового Ирака как некоего демократического проамериканского авианосца на Ближнем Востоке, с которого мы станем осуществлять проактивные усилия с целью поощрения смены правящих режимов в Иране, Сирии, Саудовской Аравии и Египте - с помощью разнообразных средств, от активной поддержки оппозиционных сил до тайных операций».

Таким образом, задачи демократизации становятся для США удобным поводом для обеспечения своих интересов и возможной эскалации войны на другие регионы.

Особый интерес представляет анализ экономического содержания Второй войны в Заливе, так как экономические интересы оказались одной из главных причин ее развязывания.

После событий 11 сентября президент Буш задал вопрос: «За что они нас ненавидят?» Нужно сказать, что 44 года назад другой президент Эйзенхауэр выразил обеспокоенность «кампанией ненависти» против США в арабском мире «не со стороны правительств, а со стороны народа». Совет национальной безопасности США установил тогда главные причины этой ненависти: США поддерживают коррумпированные и репрессивные режимы, противодействуют политическому или экономическому прогрессу по причине их заинтересованности в достижении контроля над нефтяными ресурсами региона.

Ирак занимает второе после Саудовской Аравии место по разведанным запасам нефти. Чтобы продемонстрировать отрыв других стран и привлекательность Ирака в сырьевом отношении, приведем для сравнения западные оценки мировых запасов нефти по странам (в млрд. баррелей):

Саудовская Аравия (262), Ирак (112), Объединенные Арабские Эмираты (98), Кувейт (97), Иран (90),

Венесуэла (78), Россия (49), США (30), Ливия (29,5), Мексика (27).

По мнению экспертов, в целом резервы нефти в Ираке составляют примерно 550 млрд. барелей.


Случайные файлы

Файл
2367.rtf
130354.rtf
116370.rtf
129212.rtf
72054-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.