Вторая война в Заливе (2124-1)

Посмотреть архив целиком

Этот вывод подтверждают и данные другого опроса, которые свидетельствуют, что 60% американцев считают, что война в Ираке приведет к ее распространению на весь регион Среднего Востока.

Радикализации общественного мнения в США во многом способствовала информационная кампания, развернувшаяся после событий 11 сентября. В настоящее время в высшей степени горды или очень горды тем, что они американцы 90% населения. Это свидетельствует не только об актуализации чувства патриотизма, но о его гиперболизации, являющейся основой националистических настроений и, как следствие этого, милитаризации массового сознания.

Политическое содержание этой войны в Ираке самым непосредственным образом связано с ее социальным содержанием, так как тесная связь между этничностью и политикой была одним из основных источников внутренних угроз в этой стране. Актуализация этничности выражалась здесь в политизации национального сознания. Поэтому деятельность политических субъектов конфронтации в Ираке строилась на этно-религиозной основе. К их числу следует отнести Курдскую Демократическую партию, Патриотический Союз Курдистана, Иракский национальный конгресс со штаб-квартирой в Лондоне, Иракское национальное соглашение, получившее поддержку некоторых военных, Верховный Совет Исламской революции, представляющий южных шиитов.

Негосударственные образования, находившиеся в оппозиции к режиму Хусейна, стали для США важным политическим и стратегическим ресурсом войны.

Среди политических причин войны в Ираке следует указать на президентские выборы в США в следующем году. Буш надеется, что победа в войне, поднимет его рейтинг и повлияет на его переизбрание.

Важной политической причиной этой войны было стремление США отстранить от власти Хусейна, курс которого перестал устраивать Соединенные Штаты.

В свое время Хусейн, как и Бен Ладен, пользовался поддержкой американской администрации, которая в начале 80-х годов рассматривала светский режим в Ираке как опору в борьбе с влиянием исламской революции в Иране. После того, как в 1980 году Ирак напал на Иран, США сосредоточили свои усилия на том, чтобы не допустить победы иранской стороны, что означало поддержку Саддама. В феврале 1982 года администрация Рейгана исключила Ирак из составляемого Государственным департаментом списка стран, поддерживающих терроризм, отметив, что режим Хусейна нормализует свой курс. В декабре 1983 и в марте 1984 года вашингтонская администрация направила Д. Рамсфельда, ныне занимающего пост Министра обороны США, в Багдад для восстановления дипломатических отношений с Ираком. В 1984 году в «Вашингтон пост» появилось интервью одного высокопоставленного чиновника Государственного департамента, который отметил, что американо-иракские отношения «неуклонно улучшаются, по крайней мере, в течение последних четырех лет».

Ирак был исключен из американского списка стран-террористов в период с 1982 по 1990 год, что обеспечило ему помощь США и преимущества при ведении войны с Ираном. Тогда Соединенные Штаты не останавливались ни перед чем. В ноябре 1984 года, спустя восемь месяцев после заявления ООН о применении Ираком иприта на иранских солдатах, Вашингтон восстановил нормальные дипломатические отношения с Багдадом.

В 1988 году Пентагон предоставлял иракским вооруженным силам разведывательную информацию, чтобы отразить иранское наступление и не допустить победы Ирана в войне с Ираком. И когда в августе 1988 года война окончилась, стало очевидным, что Соединенные Штаты достигли своей цели.

Среди других важных причин Второй войны в Заливе следует назвать интересы Израиля, который рассматривал режим Саддама Хусейна как угрозу своей безопасности.

Израиль может серьезно воздействовать на политику США. Ариель Шарон неоднократно заявлял, что его правящая партия оказывает большое влияние на американский конгресс.

Произраильское лобби демонстрирует высокую активность в высших эшелонах власти США. Одним из наиболее ярких его представителей является заместитель министра обороны Пол Вулфовиц.

По мнению некоторых западных политиков, он является «самым опасным человеком в нынешней администрации». Один из обозревателей назвал Вулфовица и его сподвижников «демократическими империалистами».

Чтобы оправдать принцип упреждающих действий, заложенный в основу Стратегии национальной безопасности США, Вулфовиц заметил: «Килотонна профилактики стоит мегатонны лечения».

Его усилия в основном сводятся к тому, чтобы направить курс американской политики на осуществление целей, отвечающих интересам радикального ориентированного на войну правого крыла израильского руководства, которое занимает правящие позиции в этой стране.

Для этого предпринимаются попытки сделать так, чтобы США воспринимали как врага любую страну, которую нынешняя власть в Израиле считает угрозой безопасности.

Экстремисты в американской и израильской политике заявляли в связи с войной об «историческом» шансе «изменить» Средний Восток и перекроить политическую карту.

Израильский министр обороны Ш. Мофаз в своем обращении к Конференции президентов ведущих еврейских организаций США, проводившейся в Иерусалиме заявил: «Мы проявляем большой интерес к формированию Среднего Востока уже на следующий день после окончания войны».

Бывший шеф Моссада, а ныне советник по национальной безопасности А. Шарона, намекал на преимущества, которые Израиль надеется получить от войны. Выступая в Мюнхене, он сказал: «Ударные взрывные волны, которые возникнут в пост-Саддамовском Багдаде, могут оказать далеко распространяющееся воздействие на Тегеран, Дамаск и Рамаллу.

Как следует из комментария о политике Израиля, опубликованного в «The New York Times», идея заключается в том, что «после падения режима Хусейна, будет запущен эффект домино».

Вулфовиц и другие сторонники жесткой линии считают, что после подчинения Ирака военные действия США должны принести изменения в Сирию и Иран.

В настоящее время Шарон мечтает о перестройке арабского мира в интересах Израиля.

Его цели в обобщенном виде сводятся к следующему:

Полная победа над палестинцами;

Обеспечение стабильного прогресса на пути создания «Великого Израиля», в том числе путем инкорпорирования большей части, если не всей территории Западного берега, через ускоренное строительство поселений;

Ослабление Сирии в целях нейтрализации любой возможной угрозы с арабского восточного фронта;

Смена режима в Иране;

Ликвидация Хезболла в Ливане;

Обеспечение, в конечном итоге, верховенства Израиля над арабским миром благодаря монополии на оружие массового уничтожения, стратегическому альянсу с Соединенными Штатами и тактическому альянсу с Турцией.

В социально-политическом контексте модель Второй войны в Заливе, с одной стороны повторяет то, что уже «отработано» США в предыдущих войнах, в том числе в Югославии и Афганистане, но, с другой стороны, имеет свою специфику.

В нынешней войне США повторили базовые элементы своего опыта ведения современных войн: предварительное формирование «пятой колонны», манипулирование межэтническими и религиозными разногласиями, поддержке оппозиции и опора на нее при ведении боевых действий, конечной целью которых является свержение правящего режима.

Однако вторая Война в Заливе имеет свою специфику, на которой необходимо остановиться подробнее.

Война против Ирака была тщательно и задолго спланирована. Можно даже сказать, что она давно началась в своей скрытой начальной фазе. И развернута она была в соответствии с классическими канонами войны Клаузевица. Жаль, что у нас его часто цитируют, но, как правило, редко, кто читает. Этот теоретик, во время пребывания в России, многое позаимствовавший из русской военной мысли, выделил свою знаменитую триаду власть-армия-народ.

Исторически в традиционных войнах объектом поражения всегда была армия. Вооруженные силы несли самые значительные потери.

Но вот наступила новая эра, эра Холодной войны, где объектом поражения стал другой элемент триады - власть. Я умышленно не пишу термин Холодная война, как у нас это принято в кавычках и с маленькой буквы. Многие теоретики не считают эту войну войной, так как главным критерием войны, по их мнению, является использование средств вооруженной борьбы. Но проблема заключается в том, что в современных условиях война трансформируется, приобретает особую специфику, и критерием ее становятся не средства, а достигнутые цели. Средства могут быть различными, в том числе и не вооруженными. И доля последних будет неуклонно возрастать, по мере того как война будет превращаться в «утонченное» искусство ведения скрытой, нередко длительной и упорной борьбы во многих сферах, часто не замечаемой и не осознаваемой объектом нападения, что лишает его в этом случае возможности обеспечить свою защиту и обрекает на тотальное поражение.

Цели, преследуемые противником, вот что является истинным критерием современной войны. Мы проиграли Холодную войны, потерпев в ней сокрушительное поражение, намного более разрушительное, чем страны, побежденные во Второй мировой войне, поскольку они сохранили свою государственность, национальную идентичность и в конечном итоге целостность. Немцы оставались общностью даже и тогда, когда они были разделены границей и политическими режимами. СССР в результате Холодной войны распался как государство, мы распались как общество, и миллионы русских оказались разбросанными по разным государствам, вынужденными терпеть дискриминацию, направленную на разрушение их национальной идентичности, национального самосознания и православной веры.


Случайные файлы

Файл
2367.rtf
130354.rtf
116370.rtf
129212.rtf
72054-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.