Вторая война в Заливе (2124-1)

Посмотреть архив целиком

Вторая война в Заливе

(О некоторых аспектах характера войны)

Т.В. Грачева

Характер войны представляет собой ее всеобъемлющее содержание, определяемое системой взаимосвязанных географических, политических, экономических, социальных, исторических и военно-стратегических показателей.

Анализ характера войны в контексте ретроспективы исторических событий, современной обстановки и перспективы будущего вероятного сценария ситуации является фундаментом для принятия обоснованных и объективных решений, направленных на своевременное выявление, локализацию и нейтрализацию угроз безопасности.

К числу важных составляющих характера войны относится ее социальное, политическое и экономическое содержание.

Социальное содержание войны самым непосредственным образом связано с демографическим фактором, который играет в войне особую роль.

Достаточно сказать, что невнимание к этно-демографическим проблемам в Югославии позволило спровоцировать этно-религиозный конфликт, следствием чего стал распад государства.

Ирак, имеющий население численностью 24 млн. человек, до начала военных действий был страной с большим демографическим потенциалом. На одну женщину здесь в среднем приходится 4,75 родившихся детей. Однако, при этом следует отметить высокую детскую смертность, во многом обусловленную проблемами жизнеобеспечения населения, вызванными экономическими санкциями.

За годы санкций смертность среди детей в возрасте до 5 лет возросла с 50 на 1000 живорожденных в 1990 году до 133 в 2001 году. Для сравнения, тот же показатель в США в 2001 году составлял 8 человек.

Санкции оказали влияние и на другие демографические показатели. Так, грамотность снизилась с 89% в 1985 году до 57% в 1998, а ожидаемая продолжительность жизни сократилась с 62 лет в 1991 до 56 лет в 2001 году.

В военном отношении значимым является то, что Ирак это «молодая» страна (доля пожилых в возрасте 65 лет и старше составляет всего 3.08%), где преобладает мужское население.

77% иракцев проживает в городах, а ведение войны в условиях города, как правило, сопряжено с большими потерями среди гражданского населения.

Этно-религиозный состав населения позволяет судить о внутреннем конфликтном потенциале и социальных (духовных) причинах войны (характере внутренних угроз), социальных субъектах конфронтации внутри страны, целях субъектов конфронтации, а также объектах воздействия.

Ирак был создан из трех провинций Оттоманской империи. В одной доминировали арабы сунниты, в другой – арабы шииты, в третьей – курды.

Современная этно-религиозная структура населения Ирака отражает это деление. В настоящее время в стране проживает 60% арабов шиитов, 20% арабов суннитов, 17% курдов суннитов и 3% представителей других этно-религиозных групп. Саддам Хусейн как представитель группы арабов суннитов, т.е. только 20% населения, в течение многих лет управлял страной, что было причиной конфронтации на этнической почве.

Опыт показывает, что если страной управляет моноэтническое меньшинство, исходя из своих узконациональных интересов, в ущерб этническому большинству населения, неизбежно, возникает межэтническая конфронтация, причем конфликт приобретает глубинный духовный характер, т.е. не имеющий перспектив разрешения, кроме вооруженного столкновения. Там, где правящее моноэтническое меньшинство осознает эту опасность, оно делает все, чтобы уничтожить духовный уклад этнического большинства, разрушая традиционные ценности и внедряя как вирусы ценности ложные. Высшей стратегической целью здесь является разложение религии этнического большинства, являющейся основой национального самосознания и самоидентификации. В результате достигается эффект вакуума веры и нравственной дезориентации. Этот вакуум правящее моноэтническое меньшинство стремится заполнить другим культом, где объектом поклонения является противоречащее национальным интересам этнического большинства начало и в конечном итоге само моноэтническое меньшинство как высший авторитет и объекты его поклонения.

В Ираке положение смягчалось тем, что этнические конфликты не носили характера межрелигиозной конфронтации, поскольку большинство населения исповедует ислам.

Однако с приходом американцев, чьи ценности связаны не только с протестантизмом, но и с иудаизмом, может возникнуть серьезный конфликт, вектор которого повернется против оккупационных сил.

Если обратиться к анализу предвоенной этнической ситуации в Ираке, особо следует сказать о курдах. Несмотря на свою принадлежность к мусульманам суннитам, курды, будучи выходцами из индо-европейских народов, в этническом и культурном отношении отличаются от арабов. На Среднем Востоке насчитывается более 25 млн. курдов, проживающих в Турции, Ираке, Иране и Сирии. Они являются самой большой этнической группой в мире, не имеющей собственной государственности. Большая часть из шести миллионов иракских курдов проживает в Курдской автономной области, разделенной между Патриотическим союзом Курдистана на северо-востоке и Курдской демократической партией на севере. Несмотря на то, что Ирак признал Курдскую автономию в 1970 году, столкновения между курдами и силами Хусейна имели место в 1974, 1983 и 1988 годах. Последнее столкновение было наиболее значительным, повлекшим за собой многочисленные жертвы.

Соединенные Штаты использовали эти противоречия в интересах достижения стратегических целей, и помощь курдских формирований во многом обеспечила успехи боевых действий сил коалиции на северном фронте.

Арабы шииты находились в конфронтации к режиму Хусейна с начала 1980-х годов, когда они получили поддержку со стороны Ирана во время Ирано-Иракской войны. По оценкам некоторых экспертов они располагают партизанскими формированиями численностью до 15 тысяч человек. Однако, эти силы не поддержали вторжение в Ирак оккупационных войск коалиции.

Учитывая традиционные межэтнические разногласия и антиоккупационные настроения, которые, неизбежно, возникнут в случае, если коалиционные силы останутся в Ираке надолго, достичь мира в этой стране для США будет намного труднее, чем одержать победу в войне.

Вице-президент США Дик Чейни в 1991 году, осознавая эту опасность, выступил в поддержку решения администрации Буша старшего закончить войну в Персидском заливе и оставить во власти Хусейна. В качестве обоснования этого решения он описал ситуации, которая могла бы произойти, если бы коалиционные силы вошли в Багдад. «После взятия Багдада, не ясно, что с ним делать», - сказал Чейни. - Не ясно, какого рода правительство следует там поставить. Будет ли это режим шиитов или же режим суннитов, а может, курдский режим?… Какое доверие будет иметь такое правительство, если оно будет поставлено американскими военными, пока те все еще находятся в стране?».

Подогреваемые и эксплуатируемые США межэтнические разногласия, которые отвечали интересам Соединенных Штатов при подготовке войны и в ходе ее ведения, могут превратиться в фактор, блокирующий процессы достижения мира не только в Ираке, но и на всем Ближнем Востоке.

Дестабилизирующее влияние при этом будет оказывать и традиционный для арабского мира антиамериканзмом.

В связи с этим характерна цитата из The Washington Post от 10 апреля 2003 г.: «Символика в сегодняшнем мире является большой силой. … Сбрасываются с постаментов статуи, как это было по всей Европе. Но к этим образам следует добавить третий - немую реакцию на американский флаг на площади Фирдаус. В тот момент у Саддама Хусейна и у толпы было нечто общее: их лица были каменными».

В контексте социального содержания войны особо следует рассмотреть вопрос отношения к ней народа США. Судя по данным социологических опросов, опубликованным в журнале Time от 3 марта 2003 года, 54% американцев высказались в поддержку силовых акций, 38% были против, а 8% не определились с ответом. Причем вопрос был задан в следующей формулировке: Полагаете ли вы, что США должны прибегнуть к военным действиям с использованием сухопутных войск в попытке свергнуть режим С. Хусейна в Ираке? Таким образом, 53% ответивших положительно, по сути высказались не только за войну, но и за сухопутную операцию, которая сопряжена с немалыми жертвами, к чему американцы были раньше очень чувствительны. Кроме того, это еще и поддержка курса правительства, направленного на силовое решение политических задач по смене неугодных лидеров в других странах мира.

53% полагали, что сухопутные войска для свержения Хусейна можно применить без резолюции ООН. 33% были уверены, что это можно сделать даже в том случае, если ООН будет против подобных акций.

Интересно, что при этом Ирак как наибольшая угроза США однозначно воспринимается только 23% опрошенных.

Наиболее убедительными причинами для начала войны в Ираке были названы следующие утверждения:

«Хусейн – диктатор, который убил многих граждан Ирака» (это в качестве наиболее убедительной причины назвали 83% опрошенных),

«Свержение Хусейна поможет уничтожить оружие массового уничтожения в Ираке» (72%),

«Свержение Хусейна будет следующим шагом в войне против терроризма» (68%).

Отметим, что ни одно из этих утверждений не связано с непосредственной угрозой безопасности США. А если учесть, что только 23% воспринимают Ирак как угрозу США, результаты по причинам войны можно трактовать как проявление милитаризации массового сознания, востребованности войны в американском обществе и готовности ее продолжать в дальнейшем, предпринимая «следующие шаги».


Случайные файлы

Файл
2367.rtf
130354.rtf
116370.rtf
129212.rtf
72054-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.