Столыпин жизнь и реформы (50901)

Посмотреть архив целиком

Биография П.А.Столыпина и его Государственная деятельность

По сведениям современников знаменитого премьер-министра России и по генеалогическому дереву, опубликованному в современных изданиях со сылкой на более ранние, СТОЛЫПИНЫ – древний дворянский род провинциальной России, ведущий свою родословную, насколько известно, от Григория Столыпина, жившего в конце 16 века. Сам Пётр Аркадьевич родился 2 (15) апреля 1862 в семье военного, Севастопольского героя, генерал-адьютанта Аркадия Дмитриевича Столыпина, женатого на княжне Наталье Михайловне Горчаковой – также славной русской фамилии.

Детство П.А. прошло в имении Средниково под Москвой и Вильно – неподалёку от отцовского имения Колноберже, куда Столыпин выезжал на лето.

По окончании в 1879 году 6 классов Виленской гимназии, он вместе с семьей переехал в г. Орёл по месту службы отца, командира армейского корпуса. В июне 1881 года Орловской мужской гимназией юному Столыпину был выдан аттестат зрелости, из которого следовало особая предрасположенность воспитанника к овладеванию иностранными языками и точным наукам.

В 1881 году, - в роковой для России, год – П.А.Столыпин поступает в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета, где проявил немалые способности. Подобно всем «восьмидесятникам» он находился под влиянием научных и социальных воззрений Менделеева и Чебышева, литературных дарований Достоевского, Гончарова, Тургенева… На увлечениях молодого Столыпина несомненно сказались и литературные способности родственников как по отцовской линии, в которую входил Михаил Юрьевич Лермонтов, так и по материнской. В студенческой квартире Петра Аркадьевича собирался литературный кружок, среди почтенных гостей которого был поэт Апухтин, особо почитаемый национально ориентированной интеллигенцией и русским дворянством. В студенческой среде Петр Аркадьевич пользовался завидным авторитетом. По свидетельству его однокашников при различных событиях и явлениях, волновавших студенческую среду, зачастую интересовались, что по этому поводу думают не преподаватели, их наставники, а как к этому относится их сокурсник Столыпин. Блестяще выдержав выпускные экзамены, на которых он поразил глубиной своих познаний даже самого Д.И. Менделеева, в 1884 году П.А.Столыпин заканчивает Санкт-Петербургский Университет.

Как ни странно, но сведения о начале деятельности виднейшего русского политика на государственном поприще в разных источниках имеют существенные расхождения. Так по хронологии современного ученого и публициста Зырьянова, свою службу П.А.Столыпин начал в Министерстве государственных имуществ и лишь в 1889 году был причислен к Министерству внутренних дел. По зарубежному русскому литератору и историку Вл.Маевскому служба Столыпина началась в Министерстве земледелия. Той же версии придерживается в своих воспоминаниях и дочь Петра Аркадьевича – Мария, в замужестве Бок. Но в официальных документах и в редакционной статье «Исторического вестника» (т.126, 1911 г., октябрь) говорится о том, что «он начал свою служебную деятельность в Министерстве внутренних дел, а через два года был причислен к Департаменту земледелия и сельской промышленности Министерства земледелия и государственных имуществ, в котором последовательно занимал различные должности и особенно интересовался сельскохозяйственным делом и землеустройством. Затем перешел на службу Министерства внутренних дел Ковенским уездным предводителем дворянства и председателем Ковенского съезда мировых посредников и в 1889 году был назначен Ковенским губернским предводителем дворянства».

Уже в это период проявляются недюженные организаторские способности Столыпина, его стремление глубоко вникать в сущность вверенных ему дел, умение находить общий язык с представителями самых разных сословий, с людьми разных политических убеждений... Особой опекой его пользуется в этот период местная театральная труппа, которой были созданы надлежащие для творчества условия. Но не только заботой о деятелях культуры примечательно это время: уже тогда Столыпина начинают занимать и коренные вопросы российской жизни на западной окраине Империи. Положение русского крестьянства, противостояние крупного польско-литовского помещичьего класса всему русскому, преимущество единоличной собственности перед земельной общиной, которое было особенно заметно по соседству с хуторскими хозяйствами русских, польских и немецких земель, необходимость сохранения руководящего начала русского элемента – станового для огромного государства, - вот круг проблем, занимающих время и мысли Столыпина, который за местными нуждами начинал видеть и понимать задачи России. Опыт в решении сложных и спорных вопросов придало ему исполнение обязанностей почётного мирового судьи по Инсарскому и Ковенскому мировым округам. В воспоминаниях современников Столыпина упоминается также Сельскохозяйственное Общество, созданное Петром Аркадьевичем, им опекаемое и показавшее убедительные результаты плодотворного сотрудничества русских и поляков.

Уже в то время, объезжая свои помещичьи поместья, он знакомится с образцовыми немецкими хозяйствами в Восточной Пруссии, через которую пролегал путь к одному из поместий и все больше проникается симпатиями к хуторскому ведению хозяйства.

Самый молодой губернатор

По некоторым свидетельствам, назначение Столыпина в 1902 году на должность Гродненского губернатора произошло по инициативе высокого царского сановника, министра внутренних дел Плеве, видевшего в Петре Аркадьевиче умного, способного администратора, который мог бы противостоять леворадикальной стихии, подталкивающей Россию к опасной черте, и смело отстаивать национальные интересы в Северо-Западном крае.

В Гродно, где Столыпин пробыл около 10 месяцев в местном комитете о нуждах с/х промышленности, он публично изложил свои взгляды о целесообразности уничтожения чересполосицы в крестьянских хозяйствах, расселении на хутора, предоставлении мелиоративного кредита. Новый гродненский губернатор говорил, что традиционные способы пользования землей «сохранить нельзя, т.к. они выразятся в конце концов экономическим крахом и полным разорением страны».

Убеждая в необходимости перемен в способе землепользования, он стоял за радикальные меры: «ставить зависимость от доброй воли крестьян момент ожидаемой реформы, рассчитывать, что при подъеме умственного развития населения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы разрешатся сами собой, - это значит отложить на неопределённое время проведение тех мероприятий, без которых немыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью». Эта позиция, обозначенная им в 1902 году, опровергает ошибочное мнение, будто Столыпин, вроде, лишь воспринял прогрессивную идею премьер-министра Витте. Мнение, высказанное им тогда, подтверждает также присутствие трезвого аналитического ума у Столыпина, который смело определял главное в сложной проблеме, и стремился к разрешению этого главного, сосредотачивая на важном направлении деятельности всю свою энергию и волю. И вместе с тем Пётр Аркадьевич в этот период расходился во взглядах на роль просвещения для народа с представителями консервативного дворянства, стоящими на крепостнических позициях, которым он дал ясный ответ: «Боятся грамоты и просвещения, боятся света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не поведёт его к анархии. Сравните Германию и Италию: главный контингент анархистов даёт последняя страна, а народное образование в ней очень слабо. Общее образование в Германии должно служить идеалом для многих культурных стран»... Далее Столыпин говорит: "…распространение сельскохозяйственных знаний, без которых земледельческая страна существовать не может и мало – по – малу приходит к разорению, зависит от общего образования. Развивайте его по широкой программе в сязи с преподаванием сельскохозяйственных знаний, и вы дадите большую обеспеченность землевладельческому классу, самому консервативному в каждой стране…".

В этих фразах самого молодого губернатора России ощущается масштаб настоящего государственного деятеля, который трезво мыслил и ясно излагал задачи не провинциального уровня, а целой страны.

Интересно, что в период губернаторства Столыпина в Гродно там нелегально проходил первый съезд еврейской организации ПСП (Польской социалистической партии) и II съезд еврейских рабочих Польши и Литвы. Также состоялись политические демонстрации и отмечалось празднество 1-го Мая, чему, впрочем, в городе не придавалось большого политического значения. Вместе с тем эти события могли сказаться на убежденности Столыпина в необходимости решения национальных проблем этого края – проблем, которые становились источником смуты и революционной пропаганды, распространявшейся на всю Россию.

Ко времени губернаторства в Гродном, П.А.Столыпин, которому было 45 лет, имел уже солидное семейство. От брака с Ольгой Борисовной Нейгардт у него было 5 дочерей. Раньше семейство проживало в основном в имении Колноберже – поместье близ Ковно, зимой в Ковно, затем переехало в Гродно.

Столыпин в Саратове

В столице по достоинству оценили энергичную деятельность губернатора Гродно и вскоре в феврале 1903 года последовало новое назначение – губернатором большой и неспокойной Саратовской земли, в которой раньше находилось и поместье Петра Аркадьевича, как были поместья у рода Столыпиных и в соседней Пензенской губернии. Отец Петра Аркадьевича – Аркадий Дмитриевич, был в свое время наказным атаманом Уральского казачьего войска восточного русского форпоста, находящегося по соседству с Саратовской губернией. Интересно, что стараниями Столыпина-старшего этот Яицкий (Уральский) городок значительно изменил свой облик: пополнился мощеными улицами и был застроен каменными домами. За это местное население окрестило его «Петром Великим уральского казачества».

К тому времени Саратов был городом, где проживало около 150 000 жителей, но в котором уже работали 150 фабрик и заводов, составляющих мощный промышленный потенциал. К тому же, здесь было более 100 учебных заведений, 11 библиотек, 9 периодических изданий. Все это создавало ему славу «столицы Поволжья», и Столыпин, с головой окунувшись в дела, старался эту славу упрочить. Состоялась торжественная закладка Мариинской женской гимназии, ночлежного дома, строились другие учебные заведения, больницы. Начинается асфальтирование саратовских улиц, устройство водопровода, газового освещения, модернизация телефонной сети.

Мирные преобразования были прерваны началом русско-японской войны, отвлекавшей значительные людские и материальные ресурсы и заставившей полностью переключиться на военные дела: отправку на фронт новобранцев, формирование специального отряда Красного Креста.

Столыпин, лично присутствуя на отправке этого отряда, сказал зажигательную речь, в которой в полной мере проявился его ораторский талант и сознание святого для война долга. Но вместе с тем он заметил своим близким: «как может идти мужик защищать арендованную землю в неведомых краях?.. Грустна и тяжела война, не скрашенная жертвенным порывом».

Исход этой самой неудачной для России войны, бывшей в народе с самого начала не популярной, самым скверным образом сказался и на на настроении общества, и на положении правительства. С поражением русского флота началась отчаянная агитация революционных партий, убеждающих, что все беды России, в том числе победы японцев, идут от монархии, от царского строя. Общее смятение и растерянность, раздражение россиян, переживавших поражение от «ничтожного» врага, радикальные настроения винтеллигентской среде, ратовавшей за конституцию, иностранные финансовые вливания, поддерживающие и питающие смуту в России, подвели к порогу того, что теперь называют Русской революцией 1905 –1907 годов – тяжкому для Отечества времени. Когда просвещенные русские люди слали поздравительные телеграммы японскому главнокомандующему, когда запылали дворянские усадьбы и революционеры палили из «браунингов» не только по полицейским, но даже по крёстным ходам, дабы усилить общую панику и парализовать волю правительства.

И в самом центре этой разгоравшейся русской стихии оказалась Саратовская губерния, в которой революционный элемент был особо активен, в которой был один из центров Российского революционного подполья. Антимонархические призывы поддерживало местное либеральное земство, ставшее открыто выступать против правительства и его представителей на местах. Вот одно из типичных сообщений газеты «Приволжский край»: «Только за время с 16 октября по 4 ноября в Балаковском уезде подверглись поджогам и разгрому 40 имений, Петровском уезде – 25, каждую ночь горят по несколько экономий…»

Уже в Саратове молодой губернатор оказался «меж двух огней», противостоял двум стихиям: революционной, оппозиционной к правительству силы и «правой», как её называли и называют «реакционной» части общества, стоящей на монархических и православных позициях. В разгоравшейся борьбе этих сил Столыпин видел опасность для жизни губернии и страны, и пытался собственными силами усмирить бушевавшие страсти. Напряженное, изменчивое положение вынуждало его постоянно менять свою тактику, опираясь на разные силы. Так в противовес митинговщикам и демонстрантам, он оказал содействие всем противникам революции, открывшим «народные клубы», ставшие центрами контрреволюционной пропаганды и черносотенных дружин. Это народное ополчение, зачастую действуя против вооруженных революционеров решительно и слаженно, камнями охлаждало пропагандистские страсти и рассеивало демонстрантов, позволяя обходиться без помощи войск. Вместе с тем губернатор всеми силами, не щадя живота своего пытался предотвратить разгул стихии и предотвратить жертвы с обеих сторон. Хорошо известен Балашовский инцидент, когда забастовавшие земские медики были окружены местными черносотенцами, желавшими проучить образованных смутьянов. Их тогда спас подоспевший с казаками Столыпин. Земские медики покидали своё укрытие под защитой казаков, образовавших живой коридор, в то время как осаждавшие бросали в них камни через казацкое оцепление . Причём один камень попал в Столыпина.

Описанный эпизод равно как и другие , многократно приведённые в литературе, подтверждает, что в критические моменты П.А.Столыпин принимал самое решительное и личное участие в прекращении беспорядков, независимо от того кто был их участником и инициатором. Это впоследствии стало причиной того, что представители самых разных политических сил и социальных слоёв были недовольны его мерами, скрыто или открыто выступали против действий Столыпина, сводили с ним личные счёты. Вместе с тем энергичность и решительность Саратовского губернатора содействовала сплочению вокруг него всех трезвых и умеренных сил, стремящихся к успакоению российской губернской жизни.

В разгар полевых работ 1905 года волна беспорядков пошла на убыль. Товарищ министр внутренних дел Д.Ф.Трепов докладывал Императору Николаю II: «В Саратовской губернии благодаря энергии, полной распорядительности и весьма умелым действиям губернатора, камергер двора Вашего Императорского Величества Столыпина порядок восстановлен…». К сожалению, мирный период длился недолго.

Выше уже было сказано что Саратов был одним из центров революционных сил России. Семя, брошенное в Саратовскую землю «отцом демократов» России Н.Г. Чернышевским давало буйные выводы. Ульяновы, Свердлов, Брешко-Брешковская (в девичестве Вериго, уроженка Саратова), одна из лидеров партии социалистов – революционеров, прозванная «бабушкой первой революции» – вот далеко не полный перечень лиц, связанных с Саратовом явным и тайными связями и прямо причастных к волнениям в Саратовской губернии, которые осенью снова вспыхнули с невиданной силой. Опять начались демонстрации, поджоги усадеб, зернохранилишь, подогретые заезжими революционерами агитаторами крестьяне жгли и крушили всё, что попадалось под руку, вымещая накопившееся недовольство. Сжигались помещичьи дома, пропадали библиотеки, скотные дворы, амбары. Столыпин объезжал бунтующие селения, убеждал, в крайнем случае арестовывал зачинщиков, обходясь без помощи из столицы.

Накалялась обстановка и в Саратове : митинги, демонстрации, забастовки парализовали нормальную жизнь губернского центра. Мятежный дух разгорался. Для подавления беспорядков в Саратов был командирован генерал – адъютант В.В. Сахаров, бывший военный министр, что тяготило П.А. Столыпина, старавшегося обходиться без военной силы. В ноябре 1905 года Сахаров был застрелен прямо в губернском доме, явившейся, к нему на приём посетительницей, и на смену ему был прислан другой генерал адъютант К. К. Максимович, действовавший на территории Саратовской и Пензенской губернии. Уже в тот период на Столыпина были проведены покушения: в него стреляли, бросали бомбы, террористы угрожали в анонимном письме отравлением самого младшего трехлетнего ребёнка Столыпина – его долгожданного сына. Губернатор прилагает все силы для восстановления порядка, действуя смело, решительно, со знанием психологии толпы. Не раз он появлялся в крайне возбуждённой среде безо всякой охраны и своим внушительным спокойным видом, трезвыми и понятными каждому фразами успокаивал возбуждённый люд.«Высокий рост, косая сажень в плечах, что не мешало стройности его фигуры, соколиный взгляд, властный тон – придавали ему вид достойного представителя власти, начальника и хозяина губернии» - это свидетельство современника Столыпина можно встретить в разнообразной литературе о нём.

В Саратове Столыпин всё больше убеждается в необходимости коренных перемен в жизни крестьян. Опыт жизни в Западных губерниях Российской Империи подсказывал ему естественный выход в отходе от отживших способов землевладения. Ещё в 1904 году, характеризуя положение саратовского крестьянства, он пишет Государю: «Жажда земли, аграрные беспорядки сами по себе указывают на те меры, которые могут вывести крестьянское население из настоящего ненормального положения. Единственным противовесом общинному началу является единоличная собственность».

Таким образом ещё будучи саратовским губернатором П.А. Столыпин показал не только решительность, выдержку, но ясное понимание общей атмосферы Российской глубинки, причины возникающей смуты и указал меры для восстановления мира в стране, делая в этом ставку на поддержку самой многочисленной части России – её земледельческого сословия. Все эти свойства губернатора были замечены и в правительстве, испытывающим кадровый кризис, и самим Императором Николаем II. По разным свидетельствам на дальнейшем возвышении саратовского губернатора сказались симпатии разных влиятельных особ – обер-прокурора Синода князя Оболенского, ново назначенного дворцового коменданта Д.Ф.Трепова, премьера И.Л.Горемыкина, причём влияние последнего особо подчёркивает сам Николай II в своей личной переписке


Случайные файлы

Файл
diplom.DOC
73855-1.rtf
6291-1.rtf
115905.rtf
10521-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.