Первые Романовы (50811)

Посмотреть архив целиком

Московская Банковская Школа ЦБ РФ




Реферат



Первые Романовы










студентки группы 218

Шавериной Елены








Москва 2002

Предки Михаила Фёдоровича, первого царя династии Романовых, происходили от младшей ветви одного из древнейших московских боярских родов. Основателем его традиционно считается Андрей Иванович Кобыла. От младшего сына боярина Фёдора Кошки и пошли Романовы.

Боярин Фёдор Кошка был доверенным лицом великого князя Василия I. Осторожный политик и дипломат, он умел ловким поведением и подарками улаживать дела своего государя в Орде, не доводя отношений до конфликтов.

К концу XVI в. из всех потомков Фёдора Кошки остался лишь Никита Романович с детьми. Никита Романович и его сын Фёдор активно участвовали в политической жизни при дворе царя Фёдора Ивановича (1584-1598гг.), племянника Никиты Романовича. После смерти этого государя Никита Романович и Борис Годунов оказались основными претендентами на престол.

Но занять русский престол было суждено лишь внуку Никиты Романовича – Михаилу Фёдоровичу. Это произошло в 1613г., после долгих лет Смуты, разорившей и обескровившей страну.

Выборы Земским собором нового царя были весьма бурными.

Семнадцатилетний Михаил Фёдорович венчался на царство летом 1613г. Венчал его царским венцом казанский митрополит Ефрем.

Мягкость и доброта нового царя, отмечаемая источниками того

времени, подавали простым людям надежду, производили на них

хорошее впечатление. Правда, все знали, что без бояр, их совета

царь Михаил шагу не сможет сделать. Действительно, царь Михаил перепоручил все дела Романовым, Черкасским, Салтыковым, Шереметевым, Лыковым, Репниным. Они распоряжались всем, даже «гнушались» царём, а тот смотрел на все их хитрости, проделки, неправдивые дела сквозь пальцы. При дворе царили лживость, лихоимство, корыстолюбие.

Источники того времени сообщают о страшном запустении страны. Многие селения были сожжены, жители их или погибли, или разбежались. В избах нельзя ночевать от смрада – они были забиты неубранными трупами. Картины эти напоминают то, что происходило на Руси в памятную лихую ночь «Батыева нахождения».

Многие крестьяне, оставшиеся в живых, забросили пашню или распахивали гораздо меньше, чем до Смуты. Резко возросло число бобылей; в ряду уездов их стало больше, чем крестьян.

Положение в стране оставалось ещё долгое время таким. Новая власть начинает принимать меры. 24 мая 1613 года, ещё до своего венчания на царство, Михаил Фёдорович шлёт грамоту богатейшим промышленникам Строгановым. И посылает к ним А. И. Вельяминова взять с их вотчин денежный доход за прошлый и

нынешний годы. Кроме того, просить взаймы денег, хлеба, рыбы, соли, сукон и прочих товаров ратным людям для «христианского покою и тишины».

Строгановыми власти не ограничивались. Такие же грамоты разослали по всем городам. Многие не в силах были вносить деньги. И их ставили на правеж «вкидывали в тюрьму». Сборщики и воеводы, как и разбойники или литовцы, грабили с помощью воинских отрядов.

Поляки никак не хотели признавать Михаила Романова русским царём, грозили войной. Поспорили и об обмене пленными, о других делах. Но в конце концов заключили перемирие на четырнадцать с половиной лет. По нему военные действия прекращались. Польша получила Смоленскую землю, часть Северной земли. Объявлялся обмен пленными. Россия получила передышку для устроения земли. Но Владислав не отказался от претензий на русский трон, и это грозило осложнениями, в том числе лично царю Михаилу.

Вскоре в Москву вернулся освобождённый из плена патриарх Филарет (Фёдор Никитич Романов). По прибытии в столицу, полторы недели спустя, иерусалимский патриарх Феофан, прибывший в Россию за милостыней, и русские иерархи предложили Филарету патриарший престол – «он достоин такого сана, особенно потому же, что он был царский отец по плоти; да будет царствию помогатель и строитель, сирым защитник и обидимым предстатель». Началось двоевластие – молодого царя и умудрённого жизнью, опытом патриарха Московского, и всея Руси, двух «великих государей», как их именовали официальные грамоты.

В управлении государством вместе с ними участвовали Боярская дума и Земский собор.

Современники сообщают, что «великие государи» вместе выслушивали доклады по делам, выносили по ним решения, принимали послов, давали двойные грамоты, двойные дары. До приезда Филарета молодым и неопытным, тихим и мягким Михаилом вертели, как хотели, бояре-советники, часто люди малосведущие в делах управления, но агрессивно-эгоистичные и властолюбивые. С появлением царского отца некоторым из них пришлось уйти в тень. Царский родитель, в отличие от сына, имел нрав гордый, крутой, властный.

Филарет ведал в полном объёме церковными делами, здесь он судил и рядил сам, полновластно и иерархов, и рядовую братию; только уголовные дела по церковному ведомству оставались в компетенции светских, общегосударственных учреждений. Второй «великий государь» решал, наряду с царём-сыном, и земские дела. И здесь он правил всем, так что и сам сын его и слушался и боялся. Когда Михаил выезжал из Москвы, Филарет ведал всеми делами. Во время таких поездок отец и сын пересылались письмами.

Старший Романов, человек честолюбивый, всю жизнь мечтавший о большой власти, в своё время изгнанный из царского дворца Годуновым, теперь, к старости, достиг всё-таки заветной цели: получил высшую церковную власть, поскольку давно уже был пострижен; и власть светскую, которую делил с сыном-царём.

Непростым нравом отличалась и царская матушка инокиня Марфа Ивановна. Её деспотичность, своенравное упрямство, несомненное и сильное влияние на сына сказались на его личной судьбе. Михаил Фёдорович взрослел, и естественно встал вопрос о женитьбе, тем самым – о продлении царского рода, укреплении новой династии. Ещё в 1616 году, когда ему исполнилось двадцать лет, нашли ему невесту – Марию Ивановну Хлопову, дочь незнатного дворянина. Её уже стали звать царицей, дали новое имя – Анастасия.

Решающую роль сыграла инокиня-мать. Она жила в Вознесенском монастыре. Старица Евникия была из рода Салтыковых.

Хлопову царь приглядел на смотре невест, устроенном во дворце по старому обычаю. Объявил свою милость отцу и дяде невесты. Но поперёк встала Марфа – инокиня Евникия настроила её против. Салтыковы боялись потерять влияние при царском дворе с появлением Холоповых.

Марию – Анастасию выслали из дворца, в котором уже шли приготовления к свадьбе, к бабке на подворье.

Царь Михаил испытывал к Холоповой сильно, искреннее чувство, тосковал по ней, не соглашался взять другую невесту. Мать же не хотела слышать о девице, которую так полюбил её сын. Царь не имел силы противостоять матери.

С приездом Филарета у него появилась надежда. Влияние Салтыковых ослабевало, хотя их по-прежнему поддерживала Марфа. Филарет относился к ним иначе, чем его супруга. Михаил Фёдорович, не забывший избранницу своего сердца, объявил отцу, что женится только на Холоповой. Но Марфа заявила, что если сын женится на Холоповой, то она покинет его царство. И Михаил в очередной раз уступил матери.

Царь около года спустя женился по совету матери на княжне Марии Владимировне Долгорукой. На следующий день после бракосочетания она заболела, через три месяца скончалась. Брак

оказался несчастным.

Год спустя царь снова женился (29 января 1626 года), на этот раз на Евдокии Лукьяновне Стрешневой.

Она родила супругу десять детей; из них шесть умерли в раннем возрасте; только четверо, в том числе сын и наследник престола Алексей Михайлович пережил отца.

Историки, изучающие Россию XVII столетия, выделяют первую половину – от освобождения Москвы до конца правления Михаила и начала царствования его сына Алексея – как особый этап. За три с половиной десятилетия произошли важные события. Прежде всего во внутренней политике. Романовы, отец и сын, в основном продолжали политику своих предшественников в плане укрепления позиций правящего класса – бояр и дворян, их прав на земельную собственность и зависимых от них людей, крепостных крестьян и холопов.

С конца десятых, особенно начала двадцатых годов, то есть с умирением «земли», заключением договоров с Польшей и Швецией, наступило наконец время покоя. Крестьяне возвращаются к заброшенным землям, распахивают новые участки, особенно на окраинах – южнее – Оки и в Среднем Поволжье, Приуралье и Западной Сибири.

Курс правительства царя Михаила на заселение новых земель давал плоды – расширение запашки, рост доходов казны, обогащение феодалов, светских и духовных. Но оживление в сельском хозяйстве не сопровождалось заметным улучшением агротехнических приёмов. Отсюда – частые неурожаи, недороды, голод, и не только в огородах, войске, но и в деревне. Порой такая политика приводила к плачевным последствиям. Царь и власти исходили прежде всего из интересов казны, государства, мало или совсем не считаясь с народом. Например, на кануне русско-польской войны за Смоленск (1632 – 1634 года), по их указанию большие партии зерна продали в страны. Получив за это деньги, использовали их на покупку оружия, боеприпасов.

В самой же России – случались неурожайные годы, и цены на хлеб сильно возросли – запасов в стране не оказалось. То же происходило позднее.

Как и в XVI веке, верхушку служилого класса при особе царской составляли думные чины – бояре, окольничие, думные дворяне и думные дьяки. За ними шли чины московские – сокольники

стряпчие, дворяне московские, жильцы. Те и другие исполняли поручения царя – служили ему как помощники в важнейших делах. В Боярской думе возглавляли приказы и посольства в зарубежные страны, воеводствовали в городах и полках. Эти должности – для наиболее породных, знатных людей, царских вельмож, которые у царя «в Думе живут». Менее знатный служилый человек исполнял обязанности пристава – приказного, посольского и иного.


Случайные файлы

Файл
112073.rtf
123747.rtf
19459.rtf
184522.doc
27703.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.