Наполеон Бонапарт: государственный деятель, полководец, диктатор. (rabota)

Посмотреть архив целиком

Министерстово образования российской Федерации

Саратовская Государственная Академия Права






Кафедра истории государства и права.





Учебная дисциплина: История государства и права зарубежных стран






Наполеон Бонапарт: государственный деятель, полководец, диктатор.


(Курсовая работа)











Выполнил: студент I курса

Института Юстиции

16 учебной группы

Тимин М.Ю.


Саратов 2001

Оглавление:








Начало карьеры Наполеона 3

Кризис Директории 5

Конституция 1799 года. 13

Внутренняя политика Консульства. 15

Империя Наполеона . 18

Армия Наполеона. 25

Заключение. 29

Список используемой литературы: 31





Начало карьеры Наполеона


Наполеон Бонапарт родился 15 августа 1769 г. на острове Корсика в многодетной семье небогатого адвоката. После окончания Парижской военной школы в 16 лет в чине подпоручика артиллерии Наполеон пошел на военную службу. Несмотря на бесспорный талант, рвение и выдающуюся работоспособность он не имел никаких надежд на быстрое продвижение, поскольку для этого у него не было ни аристократического происхождения, ни связей. Революция, начавшаяся во Франции в 1789 г., дала ему такую возможность.

На юге страны началось контрреволюционное восстание, центром которого стал город Тулон. Капитану Бонапарту было поручено спланировать осаду. 17 декабря 1793г. город был взят штурмом. Тулон считался неприступной крепостью, и за эту победу Наполеон сразу же получил чин бригадного генерала. Однако не война, а политика сделала его имя известным всей Франции и открыла путь к его возвышению1.


После термидорианского переворота и свержения якобинской диктатуры, когда начались преследования всех, кто был близок правительству Робеспьера, Наполеон также оказался под подозрением. Он был арестован, затем отпущен за отсутствием доказательств и подал в отставку. Казалось, его карьере пришел конец, но термидорианскому правительству Франции вновь потребовались его услуги, правда, не в качестве полководца, а жандарма. Пятого октября 1795г. в Париже вспыхнул мятеж роялистов. Наполеон, назначенный помощником Парижского гарнизона, решительно и беспощадно расправился с мятежниками, приказав расстрелять их картечью. В благодарность Бонапарт был назначен командующим французской армией в Северной Италии, куда он отправился весной 1796г.


С 1792г. Франция вела войну против коалиции европейских государств. В Северной Италии ей противостояли австрийские и пьемонтские войска, которые количеством и качеством намного превосходили французов. И здесь, в итальянской кампании 1796-97гг. в полной мере раскрылись полководческие таланты Наполеона. Действуя быстро и решительно, не теряя времени на сложные маневры и собирая все свои силы в один кулак для главного сражения, он по частям разбил своих противников и к весне 1797г. захватил всю Северную Италию. Показав себя выдающимся тактиком и стратегом, он неоднократно демонстрировал и личную храбрость, когда, например, в сражении на Аркольском мосту в ноябре 1796г. под картечью Наполеон со знаменем в руках лично вел в атаку своих гренадеров. Австрия запросила мира, который был подписан 17 октября 1797г. в местечке Кампоформио. Наполеон сам вел мирные переговоры и, проявив незаурядные дипломатические способности, добился для Франции более чем выгодных условий. Из завоеванных в Северной Италии земель была создана зависимая от Франции Цизальпинская республика, в которой фактическая власть находилась в руках присланного из Парижа комиссара. Франция получала Савойю, Ниццу, а также территории вдоль Рейна.


Итальянский поход принес Наполеону славу и известность. В Париже его встречали как триумфатора. Директория, которая встала во главе Франции с 1795г., назначила его командующим 30-тысячным экспедиционным корпусом для отправки в Египет. Захватом Египта Директория стремилась получить стратегический плацдарм на Востоке с целью дальнейшего продвижения к английским владениям в Индии. В свою очередь, Наполеон рассчитывал, что новая военная кампания укрепит не только его репутацию выдающегося полководца, но и политический авторитет. В это время его уже тяготила роль исполнителя чужих приказов, он сам хотел обладать и распоряжаться властью. Наполеон презирал правительство Директории, считая его коррумпированным, слабым и недееспособным. И, по-видимому, в это время он пришел к мысли о том, что рано или поздно ему удастся свергнуть этот режим и самолично захватить власть во Франции.


Кризис Директории


Египетская экспедиция Наполеона продолжалась до конца лета 1799г. и была также успешна, как итальянская кампания. Египет, который считался владением турецкого султана, был захвачен, турецкая армия разбита, и здесь установилось французское господство. Наполеон также совершил поход в Сирию, но там ему не удалось закрепиться. Тем временем во Франции и Европе происходили важные события. По инициативе Англии была создана новая антифранцузская коалиция, в которую вошли Австрия, Турция, Россия и Неаполитанское королевство. На этот раз союзники действовали более успешно во многом благодаря участию русских войск. В октябре 1798 г. русская эскадра под командованием адмирала Ушакова освободила от французов Ионические острова и остров Корфу. Эскадра под командованием английского адмирала Нельсона разгромила флот Наполеона в бухте Абукира на берегу Египта.

Весной 1799 г. объединенные силы русских и австрийцев под командованием Суворова изгнали французов из Северной Италии и ликвидировали Цизальпинскую республику. Тогда же корпус под командованием Корсакова вступил в Швейцарию, а русско-английский десант высадился в Голландии. В один момент Франция потеряла все, что она получила благодаря победам Наполеона в итальянском походе; более того, ей самой грозила иностранная интервенция. Активизировали свою деятельность роялисты, в Вандее вновь стал разгораться мятеж. Обстановка становилась критической.


Правительство теряло контроль над ситуацией, и авторитет его стремительно падал. Социально-экономическая политика, которую проводила Директория в течение последних лет, внушала ненависть к режиму со стороны широких масс. Дороговизна, спекуляция, коррупция, рост налогов, общее расстройство торговли и промышленности - все это резко ухудшало положение народа, а на этом фоне кучка людей у власти утопали в роскоши и богатстве. В глазах народа это был режим спекулянтов и казнокрадов, озабоченных лишь собственным обогащением. В свою очередь, имущие классы также теряли доверие к режиму, не видя в нем силы для борьбы с внешними и внутренними врагами. Директорию обвиняли в том, что правительственные чиновники разворовали казну и оставили без содержания армию; в том, что она неспособна навести порядок в стране и подавить роялистское движение. Когда же правительство пошло на чрезвычайные меры, объявив дополнительный набор в армию, принудительный займ в 100 млн.фр. и разрешив обыски частных домов с целью борьбы против иностранных шпионов и заговорщиков, его стали подозревать в попытках восстановить якобинскую диктатуру.


Таким образом, режим Директории, учрежденный во Франции конституцией 1795г. изжил себя. Парадокс заключался в том, что с точки зрения задач буржуазного развития он был самым оптимальным из всех, которые устанавливались в ходе революции. При нем власть полностью и безусловно находилась у буржуазии. Во Франции существовали ничем не ограниченные возможности для предпринимательства, а приток богатств из завоеванных стран способствовал быстрому накоплению капиталов. И в то же время, этот режим оказался непрочным и недолговечным. Причин тому было несколько.


Стремительная имущественная дифференциация, безудержное и беспринципное обогащение, вызывающая кичливая роскошь новых богачей на фоне ухудшения положения широких слоев населения - то есть все то, что характерно для начальных этапов капиталистического накопления, вызывало протест и неприятие общества и сужало социальную базу Директории. «С другой стороны, режим Директории, несмотря на его пробуржуазный характер далеко не во всем устраивал сами буржуазные слои - и чем дальше, тем больше»2. Конституция 1795г. сохраняла демократические свободы и систему представительной власти. А это означало, что в условиях широкого недовольства продажным и коррумпированным правлением Директории на выборах в органы законодательной власти могли получить большинство оппозиционные правящему режиму политические силы, то есть якобинцы или роялисты. В послереволюционной Франции, где капиталистические отношения еще только начали укрепляться, а само общество еще не сделало окончательного выбора в пользу капитализма, это могло привести к уничтожению новой социальной системы, реставрации феодальных порядков или к установлению революционно-демократической диктатуры наподобие якобинской. И тогда то, что удалось сохранить, будет потеряно, а то, что удалось приобрести будет отнято либо дворянами-землевладельцами, либо революционерами-санкюлотами. Так рассуждал и крестьянин-собственник, и крупный нувориш. Насколько реальными были такие опасения - другой вопрос. Главное, что они прочно укрепились в сознании буржуазных собственников. За последние годы ситуация во Франции менялась столько раз, что не было никакой уверенности, что она не изменится снова.


Итак, конституция 1795 г. и созданный ей политический порядок оказывались, в конечном счете, неприемлемыми для буржуазии. В условиях, когда в любой момент в результате мятежа, внешней интервенции или даже парламентских выборов могла произойти реставрация старых феодальных порядков, буржуазия и крестьянство потеряли бы все, что они приобрели в результате революции. Поэтому им была нужна сильная власть, способная защитить их собственность от любых посягательств. Ради этого они были готовы пожертвовать и политическими правами, и демократическими свободами. Иначе говоря, их бы вполне устроила диктатура, но диктатура, которая проводит политику в интересах буржуазного развития. Именно такой режим установился во Франции в результате государственного переворота 18 ноября 1799г.


Переворот 18 ноября (2 декабря) 1799 г. Проекты изменения политического режима стали появляться в 1797 г., но только к осени 1799 г., когда авторитет Директории окончательно пал, они приобрели реальные очертания. Группа заговорщиков во главе с двумя членами Директории, Эмманюэлем Сиейесом3 и Роже Дюко, подготовили план государственного переворота. Его целью было изменение конституции 1795 г. в сторону усиления исполнительной власти и ограничения прав депутатов парламента. Заговорщики планировали осуществить эти изменения законным путем, то есть решением Законодательного корпуса. Главная сложность состояла в том, чтобы заставить депутатов Совета пятисот и Совета старейшин принять соответствующие законы. Сиейес справедливо предполагал, что без применения силы здесь не обойтись. "Нужна одна голова и одна шпага", - говорил он, имея в виду, что какой-нибудь послушный воле заговорщиков генерал поднимет верные полки, свергнет Директорию и принудит депутатов законодательно оформить совершенный переворот.


Начались поиски подходящей кандидатуры на роль "шпаги". Сначала она предназначалась генералу Жуберу, соратнику Наполеона по итальянскому походу 1796-97гг., но он был убит в битве при Нови против Суворова. Обратились к Моро, однако тот колебался. И в этот момент, когда организаторы заговора не знали на ком остановить свой выбор, во Францию из Египта вернулся Наполеон Бонапарт.


Он никому не сообщал своих целей, но про себя твердо решил, что настал решающий момент, когда он может добиться власти. Он прибыл в Париж 16 октября 1799г. и везде его встречали радостными криками и бурей рукоплесканий. Публика видела в нем героя итальянского похода, способного спасти республику. Заговорщики увидели в Бонапарте идеальную кандидатуру на роль той шпаги, которую они никак не могли найти. Поэтому вместо того, чтобы отдать его под арест за то, что он самовольно без приказа оставил свою армию, его приняли в Париже как национального героя и немедленно посвятили в детали заговора. Бонапарт принял план заговорщиков, но вместо того, чтобы быть послушным орудием в чужих руках, перехватил инициативу и сделался одной из ключевых фигур в подготовке и ходе переворота.


Утром 9 ноября 1799 г. возле дома Бонапарта стали собираться войска. В это же время на экстренном заседании Совета старейшин было объявлено, что государство находится в опасности и что необходимо принятие срочных мер по спасению отечества. На роль спасителя был назначен прославленный генерал и преданный сторонник республики Наполеон Бонапарт. События развернулись на следующий день. Во дворце Сен-Клу в предместье Парижа, окруженном войсками, началось заседание Совета пятисот, которое, по плану заговорщиков, должно было законодательно оформить переворот и поручить Бонапарту пересмотр конституции. Однако депутаты, среди которых было много истинных республиканцев и демократов, заподозрили неладное. Некоторые стали требовать объявить генерала Бонапарта вне закона. Когда же он сам явился в зал заседаний и обратился к присутствующим с речью, его окружила толпа депутатов и началась настоящая потасовка. В полуобморочном состоянии солдаты вывели своего командира.


И тогда в дело вмешались гренадеры Мюрата, которые под грохот барабанов за пять минут очистили зал заседаний. Вечером того же дня по приказу Бонапарта нескольких депутатов вновь собрали во дворце Сен-Клу, и они проголосовали за роспуск Совета пятисот и передачу власти трем консулам.


Государственный переворот 18 ноября 1799 г. - одно из самых знаменитых событий в истории нового времени, но он не вызвал большого отклика во Франции, и население отнеслось к нему почти равнодушно. В нескольких департаментах были заявлены формальные протесты, но дальше дело не пошло. Отчасти это было вызвано тем, что публика уже привыкла ко всяким политическим эксцессам, которых немало произошло во время революции; отчасти тем, что за годы правления Директории народ лишили возможности участвовать в политической жизни, а само это правление, как уже отмечалось, вызывало всеобщее недовольство. Наконец, многие еще не поняли смысла случившегося, как, например, роялисты, которые были уверены, что Бонапарт совершил переворот, чтобы вернуть власть Бурбонам. Те же, кто понял его правильно, а именно, буржуазия, были спокойны и довольны4.


В исторической литературе переворот 18 ноября оценивается как контрреволюционный на том основании, что он окончательно уничтожил демократические права и свободы, и установил в стране режим военной диктатуры. По этой причине некоторые историки считают это событие заключительной фазой Великой французской революции и завершением эпохи революционных преобразований. Такая оценка справедлива лишь отчасти.


Вслед за термидорианским переворотом 1794 г. свержение Директории означало еще один удар по народному движению, еще одну стадию в наступлении на права народа и его политических представителей - якобинцев. Однако в той исторической ситуации действительными контрреволюционерами, то есть теми, кто стремился повернуть события вспять, были эмигранты и роялисты. Они боролись за реставрацию монархии Бурбонов, за восстановление старого феодального порядка, за ликвидацию всех завоеваний революции. Переворот 18 ноября был направлен против них в той же мере, что и против якобинцев. С этой точки зрения в этот день был нанесен удар не только по демократии, но и по феодальной реакции. Примечательно, что в европейской прессе того времени приход Наполеона к власти был воспринят как дальнейшее звено в развитии революции. Бонапарта называли "Робеспьером на коне", "членом секты масонов-философов Вольтера, Дидро, Руссо". А один из главных врагов революционной Франции, английский премьер-министр Уильям Питт, выступая в парламенте по поводу переворота 18 ноября, заявил: "Якобинство Робеспьера, Барраса, пяти директоров, триумвирата ... целиком остается в человеке, который воспитан и вскормлен в недрах якобинства, который в одно и то же время есть сын и защитник всех жестокостей".


Это, конечно же, преувеличение. Наполеон не был якобинцем и сам стремился к тому, чтобы искоренить якобинство во Франции. Но тем самым он способствовал укреплению того социального порядка, который утвердился во Франции в результате революции. Поэтому, говоря о контрреволюционном характере государственного переворота 18 ноября 1799г., следует иметь в виду, что он не означал отступления в сторону феодального прошлого. Напротив, его историческая миссия состояла в том, чтобы сделать такое отступление невозможным. Причины переворота заключались в кризисе буржуазной республики, которая в тех исторических условиях была не способна обеспечить условия для стабильного буржуазного развития. В своих беседах на острове св.Елены Наполеон обратил на это внимание. "Этой нации, - говорил он, имея ввиду французов, - необходимо сильное правительство. Пример Соединенных Штатов абсурден; если бы Соединенные Штаты были в центре Европы, они не удержались бы и двух лет под давлением монархий". Он имел в виду, прежде всего, внешние обстоятельства, полагая, что только сильная власть и авторитарное правительство могут обеспечить безопасность государства. Но внешний фактор тесно переплетался с внутренним. Существовал исторический выбор: сильная власть, опирающаяся на народ, как это было в период якобинской диктатуры - либо сильная власть, опирающаяся на армию. Наполеоновский режим представлял собой второй путь, более отвечающий интересам капитализирующегося французского общества.

Конституция 1799 года.


После роспуска Директории и разгона Законодательного корпуса вся законодательная и исполнительная власть сосредоточилась в руках трех консулов: Бонапарта, Роже Дюко и Сиейеса, которым было "поручено" подготовить новую конституцию. То, что одним из консулов стал Наполеон Бонапарт, было не только признанием его заслуг в ходе переворота 18-19 ноября. Наполеон олицетворял собой военную силу, и участие в управлении государством армейского генерала отражало характер нового режима5. Он изначально содержал в себе элементы военной диктатуры. "Шпага", о которой в свое время говорил Сиейес, успешно сыграла свою роль в ходе переворота, но затем она не была вложена в ножны. Наполеон пришел к власти, опираясь на армию, и на протяжении всего его правления армия составляла его главную опору.


Первое время после переворота казалось, что новая власть мало чем отличается от Директории и что Консульство представляет собой Директорию в составе, сокращенном до трех человек. Конституция, принятая 15 декабря 1799г., устранила всякие сомнения в том, что во Франции установился новый режим.


"Конституция VIII года республики" - таково было ее официальное название, составлялась под руководством Наполеона. По этой конституции во главе Франции стояли три консула, из которых первый обладал всей полнотой власти, а два других правом совещательного голоса. Первый консул назначался на десять лет и имел право назначать всех гражданских и военных должностных лиц, которые несли ответственность только перед ним. Он же назначал Сенат из 80 членов. Для принятия законов учреждались три органа: Государственный совет, Трибунат и Законодательный совет. Первый получал право разрабатывать законы, которые предлагало правительство; Трибунат только обсуждал законопроекты, полученные от Государственного совета; наконец, Законодательный совет мог утверждать эти законы, но без обсуждения. Таким образом, ни один из этих органов не имел реальной возможности принять ни одного закона. Кроме того, все они находились в зависимом положении, поскольку члены Государственного совета назначались первым консулом, а члены Законодательного совета и Трибуната Сенатом, то есть, в конечном счете, тем же первым консулом. Последний имел исключительное право вносить в Сенат собственные законопроекты, которые после их одобрения под названием "сенатус-консульта" становились законом страны. В итоге вся реальная власть находилась в руках первого консула, то есть Наполеона Бонапарта.


Впоследствии эта власть еще более расширилась. 2 августа 1802 г. Наполеон был объявлен пожизненным консулом. Он получил право представлять для утверждения своего преемника, назначать второго и третьего консулов, заключать договоры о войне и мире, приостанавливать действие конституции. День его рождения был объявлен национальным праздником, а с 1803г. на монетах стали чеканить его профиль. Однако и в том виде, в котором он был учрежден конституцией 1799г., политический режим во Франции представлял диктатуру. Ее характерными чертами была наличие сильного правительства, независимого ни от законодательной власти, ни от воли избирателей; предельная концентрация власти за счет подчинения законодательных учреждений органам исполнительной власти; сведение до минимума значения выборов; централизация аппарата государственного управления и назначение всех чиновников сверху. Правительство могло действовать быстро и эффективно, то есть обладало теми возможностями, которых, по мнению ее критиков, недоставало Директории.


Внутренняя политика Консульства.


Конституция только создавала модель того государственного устройства, которое предстояло привести в действие. И здесь в полной мере проявились политические таланты Наполеона. Для него, по словам Гете, власть была то же самое, что музыкальный инструмент для великого артиста. Продолжая это сравнение, можно сказать, что он сумел настроить инструмент государства, сделал его послушным своей воле и использовал для проведения той политики, которая, как он считал, отвечала национальным интересам Франции, а объективно - способствовала ее буржуазному развитию.


Прежде всего, он отменил все чрезвычайные законы, принятые Директорией и вызывавшие раздражение населения. Вместо принудительных займов и насильственных реквизиций был введен контроль за расходованием государственных средств и начата борьба против казнокрадства. Несколько крупных финансистов были посажены в тюрьму, что напугало других расхитителей. В налоговой политике первый консул и его министр финансов Годэн сделали упор на сокращение прямых и увеличение косвенных налогов, что привело к улучшению финансового положения государства.


Одновременно Наполеон занялся наведением порядка в стране. Он был убежден в том, что государственная власть должна быть действенной и эффективной, ее авторитет непререкаемым, а подчинение ей - беспрекословным. Всех, кто проявлял неповиновение или выступал в оппозиции, он считал врагами государства, с которыми нужно бороться решительно и беспощадно. В это время в южной и центральной Франции орудовали бесчисленные разбойничьи шайки, которые грабили на дорогах, нападали на деревни и города. На западе страны, в Вандее действовали отряды крестьянских повстанцев-шуанов, контролировавшие весь этот район и не подчинявшиеся правительству. За полгода Наполеон расправился и с теми, и с другими.

В опасные районы были направлены правительственные войска, которые истребляли не только разбойников, но и всех, кто помогал им; а заодно наказывали полицейских чиновников, виновных в росте преступности. Эти жесткие меры разрядили напряженную обстановку и внушили доверие к новому режиму.


Не меньшую, а, возможно, большую опасность для правительства, чем банды разбойников, представляли якобинцы и роялисты. Грабители с большой дороги пренебрегали законом, но не посягали на государственную власть; политическая оппозиция стремилась к ее ниспровержению. Медленно, но неуклонно Наполеон начал расправляться с деятелями оппозиции, в первую очередь с левыми республиканцами - сторонниками якобинцев. Наполеон ненавидел и боялся их больше любой другой партии, и основные репрессии были направлены против них. 24 декабря 1800г. на первого консула было совершено покушение. Хотя вскоре было установлено, что его организовали роялисты, Наполеон использовал его как повод для расправы с республиканцами. 130 человек их лидеров были арестованы и высланы во французские колонии. По отношению к роялистам Наполеон использовал политику кнута и пряника. Наиболее активных и непримиримых сторонников Бурбонов арестовывали и сажали в тюрьмы; других, проявлявших лояльность к режиму Консульства, даже принимали на государственную службу. Наполеон амнистировал большинство эмигрантов и разрешил им вернуться во Францию (из 145 тыс. человек право въезда в страну получили около 140 тыс.), а после провозглашения империи многие из бывших аристократов получили доступ ко двору.


Для борьбы с политической оппозицией был создан хорошо отлаженный полицейский аппарат во главе с министром полиции Фуше. Последний создал разветвленную сеть полицейского шпионажа и осведомительства, которая охватывала все слои населения и создавала почти непреодолимые препятствия для антиправительственной деятельности. Наконец, Наполеон, считавший, что в хорошо организованном государстве нет места для официальной критики, ввел строгую цензуру. Из 73 газет, выходивших во Франции до переворота, через год осталось только 13, а спустя некоторое время - всего четыре.


Понимая, что прочность его власти во многом будет зависеть от того, насколько быстро и эффективно будут проводиться в жизнь его решения, Наполеон создал простой и действенный аппарат управления. Простота и действенность его заключалась в том, что были ликвидированы все выборные органы, а в департаменты, коммуны и города назначены чиновники, получившие всю административную власть. В департаментах это были префекты, в городах - мэры, которые были ответственны только перед первым консулом. Все нити управления государством сосредоточились в его руках и ни один вопрос не решался без его одобрения или ведома. Многие тогда утверждали, что первый консул ввел во Франции узаконенную систему тирании. Сейчас можно сказать точнее: Бонапарт установил в стране полицейско-бюрократическую диктатуру и "твердый порядок", которого желала буржуазия.


Еще одним важным мероприятием во внутренней политике стало восстановление официального статуса католической религии. По условиям конкордата с римским папой летом 1801г. католичество объявлялось "религией большинства французского народа", открывались церкви и разрешалось свободное отправление культа. Тем самым Наполеон уничтожил одно из важнейших преобразований революции, отделившей церковь от государства и провозгласившей принцип свободы вероисповедания. С этой точки зрения это был, безусловно, реакционный шаг. Однако восстанавливая католицизм, Наполеон руководствовался, прежде всего, политическими соображениями. "Я восстанавливаю религию для себя", - говорил он, имея в виду, что церковь будет служить укреплению его власти. По этой причине Наполеон сохранил за собой право назначения епископов, которое до этого принадлежало римскому папе. Кроме того, церковь отказывалась от всех претензий на земли, конфискованные у нее во время революции. Таким образом, благодаря конкордату Наполеон получил в свое распоряжение мощное орудие идеологического воздействия на широкие массы. Благодарное католическое духовенство стало внушать своей пастве, что "святой дух" вошел в Бонапарта, чтобы помочь ему искоренить революционное безначалие и победить врагов Франции. С другой стороны, восстановление католицизма укрепило авторитет Наполеона в широких слоях населения, в жизни которого религия и церковные обряды продолжали играть важную роль.


Империя Наполеона .


-Мы пойдем на Калугу, и горе тому, кто преградит нам путь!6

За четыре года со времени государственного переворота, который сделал Наполеона главой государства, его власть стала почти безграничной. В это время от республики сохранилось только название, и осталось сменить его, чтобы привести форму в соответствие с содержанием. Как отмечал один современник, "для самых непрозорливых было ясно, что могуществу первого консула недостает одного только наименования, и что все с давнего времени им делаемое обнаруживало скрытые замыслы и честолюбие, весьма превышавшие пожизненное консульство". Действительно, честолюбие Наполеона было столь велико, что он сделал то, на что в свое время не решился Оливер Кромвель и от чего с негодованием отказался Джордж Вашингтон: он основал собственную монархию.


18 мая 1804 г. (28 флореаля XII г.) был издан сенатус-консульт, провозгласивший Наполеона Бонапарта императором. Императорский сан объявлялся наследственным и передавался "по нисходящей линии кровному и законному потомству Наполеона Бонапарта по мужской линии в порядке первородства, с постоянным исключением женщин и их потомства". 2 декабря в парижском соборе Нотр-Дам состоялась коронация нового монарха Франции Наполеона I. По традиции венчать на царство его должен был римский папа Пий VII, но во время церемонии Наполеон выхватил корону из рук папы и сам водрузил ее себе на голову.

Этим символическим жестом он как бы подчеркивал, что не обязан владением этой короной никому, кроме себя самого. Но одновременно, скорее всего, неумышленно, Наполеон указал на особый характер зарождающейся монархии и ее отличие от всех существующих.


С момента ее возникновения империя Наполеона I полна парадоксов. С одной стороны, Наполеон стремился ни в чем не отстать от остальных монархов Европы. Он завел пышный двор с церемониалом и этикетом, напоминавшим царствование Бурбонов. Появились своя аристократия, дворянство, новые сановные титулы и чины: архиканцлер, архиказначей, коннетабль, великий адмирал. Чтобы еще более возвыситься над многочисленными королями, князьями и герцогами Наполеон в 1805 г. в Милане венчался короной лангобардских королей, как в свое время сделал Карл Великий.


С другой стороны, империя Наполеона I была не похожа на все современные ей монархии. Отличие проявлялось во многих отношениях, но, прежде всего, в происхождении и характере власти Наполеона. В соответствии с сенатус-консультом от 18 мая, "управление республикой вверяется императору, который принимает титул императора французов". Император был должен давать присягу французскому народу, которая звучала так: "Клянусь поддерживать целостность территории республики, ...уважать и заставлять других уважать равенство в правах, политическую и гражданскую свободу, безвозвратность продажи национальных имуществ, не налагать никаких податей и не взимать никаких сборов, как только в силу закона, ...управлять, имея в виду единственно только интересы, счастье и славу французского народа". Как следует из текста документа, империя не отменяла республики, а император клялся защищать права и свободы, завоеванные в ходе революции. Это очевидное стремление совместить несовместимое, объединить монархию и республику проявлялось в империи Наполеона I и в дальнейшем.


Общеупотребимым выражением того времени было "император Республики" или на худой конец "император французов". Звание императора должно было восприниматься как особая форма признания выдающихся военных побед Наполеона и его заслуг перед отечеством. На монетах, печатях, официальных документах периода империи значилось: "Французская республика. Император Наполеон I"C По-прежнему отмечались годовщины взятия Бастилии и провозглашения Республики, которые были официальными общенациональными праздниками. 14 июля 1804 г., то есть в год провозглашения империи, главный праздник ушедшей революции был отмечен с необычайной пышностью и торжеством.


Все это можно было бы воспринимать как политическую демагогию, и именно на это, прежде всего, обращают внимание историки. Однако в этой демагогии было не только стремление одурачить широкие массы. Известно, что провозглашение империи было подтверждено плебисцитом, то есть всенародным голосованием. Иначе говоря, Наполеон обращался к народу за поддержкой, и тот как бы доверял ему и его потомству власть над собой. Зачем это нужно было Бонапарту? Затем, что для него это был единственный способ обосновать легитимность императорской власти. В отличие от других европейских монархов, Наполеон I не был монархом "божьей милостью". Он захватил власть в результате государственного переворота, а не получил ее по наследству. И чтобы доказать, что она не менее, а даже более законна, чем власть любого монарха, он использовал принцип народовластия, провозглашенный Великой французской революцией. Этот принцип гласил, что народ является источником всякой власти в государстве и что никакая власть может быть законна без одобрения народа. Получив это одобрение, Наполеон становился монархом по праву, утвержденному революцией, и волей избравшего его народа. И когда император клялся на верность республике, он тем самым подчеркивал генетическую связь своего правления с революцией и его принципиальное отличие от других монархических режимов.

Это отличие и эта связь проявлялись в политике, которую проводил император Наполеон I.

Провозглашение империи не прибавляло ему власти к той, которой он обладал, будучи первым консулом. Поэтому нельзя не согласиться с Е.В.Тарле, который писал: «хотя первые годы своего пребывания у власти Наполеон назывался первым консулом, а последние десять лет - императором, это ничего по сути дела не меняло ни в классовой основе нового режима, ни в природе военной диктатуры Наполеона". Но некоторые отличия во внутренней политики Консульства и Империи все же есть. Если в период Консульства Наполеон, прежде всего, занимался борьбой с оппозицией, уничтожением демократических завоеваний революции и укреплением собственной власти, то, став императором, он использовал эту власть для развития буржуазных социально-экономических отношений, которые утвердились во Франции в результате революции. И большинство конструктивных преобразований приходится именно на второй период.


Пожалуй, ни в чем другом буржуазный характер наполеоновского режима не проявил себя так ярко, как в экономической политике. Сам Наполеон довольно пренебрежительно отзывался о буржуазных предпринимателях, говоря, что них "нет ни веры, ни отечества". В то же время он прилагал максимум усилий для поддержки промышленности, ибо считал, что государство не может быть сильным без сильной промышленности. При нем были введены высокие протекционистские тарифы, которые защищали французские мануфактуры от иностранной, в первую очередь, английской конкуренции. Правительство поддерживало развитие промышленности заказами, субсидиями, льготными займами, при этом предпочтение всегда отдавалось тем предпринимателям, которые вводили усовершенствования и развивали новые отрасли. Средством поощрения инициативных и удачливых предпринимателей было введение в дворянские звания, награждение аристократическими титулами и орденом Почетного легиона. По инициативе Наполеона для финансового обеспечения промышленного развития был создан "Банк де Франс" (Французский банк), который на 100 лет пережил своего создателя. Для руководства деятельностью и координации развития различных отраслей экономики в 1810 г. был создан специальный правительственный орган - Совет по управлению торговлей и мануфактурами. Именно в годы Империи во Франции начался промышленный переворот и были заложены основы для успешного экономического развития в XIX в.


Если говорить об отношении Наполеона к рабочему классу, то следует отметить, что в империи продолжал действовать закон Ле Шапелье (1791 г.), запрещавший рабочие союзы и стачки. А для того, чтобы облегчить контроль предпринимателей за рабочими, были введены так называемые рабочие книжки, в которые записывалась аттестация рабочего и причины его увольнения. В результате "смутьяны" и "бунтовщики" лишались возможности найти работу, а мануфактуристы получали дополнительное средство для усиления эксплуатации.


Одним из важнейших мероприятий во внутренней политике Империи стало принятие кодекса Наполеона. Специальная комиссия из четырех крупнейших юристов под непосредственным руководством Наполеона в течение короткого времени свела воедино и привела в соответствие все действующие законы, постановления и местные обычаи Франции. В 1804г. этот грандиозный свод законов, состоящий из 2281 статьи, был утвержден под названием Гражданского кодекса. Наши историки, говоря о нем, обычно акцентируют внимание на том, что он узаконил эксплуатацию рабочих и униженное положение женщин. Действительно, по закону женщина была поставлена в бесправное положение перед лицом мужа, также как и рабочий в трудовых отношениях был лишен всяких прав перед нанимателем. Но главное в этом кодексе то, что он утверждал равенство всех перед законом, свободу совести, неприкосновенность личности и собственности. Дополненный Коммерческим кодексом 1808 г.B и Уголовным кодексом 1811 г., Гражданский кодекс юридически оформлял и закреплял основные принципы буржуазного общества. Тем самым государство брало на себя обязательство обеспечивать условия для развития новых буржуазных отношений и становилось гарантом их сохранения.


Сам Наполеон хорошо понимал историческое значение своей законотворческой деятельности. "Моя истинная слава, - говорил он на острове св. Елены, - не в том, что я выиграл сорок сражений. Ватерлоо изгладит память обо всех этих победах. Но то, что не может быть забыто, то, что будет жить вечно - это мой Гражданский кодекс". Кодекс Наполеона действительно пережил своего создателя. Империя распалась, имя Наполеона ушло в историю, но Франция, а вслед за ней другие буржуазные государства Европы во второй половине XIX-начале XX вв. продолжали руководствоваться правовыми принципами, изложенным в кодексе Наполеона.


Большое значение имели реформы в сфере образования. В 1808 г. специальным декретом был создан императорский Университет. Под этим названием во Франции устанавливалась единообразная централизованная система образования. Она состояла из трех ступеней: начальной, средней и высшей и охватывала все учебные заведения как государственные, так и частные. Единые квалификационные требования и программы в сочетании с разнообразием типов учебных заведений позволяли удовлетворить потребности общества и государства в специалистах различного профиля и дать образование широким слоям населения.

Как мы видели, при Наполеоне был создан особый политический режим, отличный от тех, которые до этого были во Франции и которые в это время существовали в Европе7. В исторической литературе он получил название бонапартистского. Его характерными чертами является крайняя степень концентрации власти, централизация и бюрократизация управления, жесткий полицейский надзор и цензура, подавление всякой оппозиции. Все это позволяет оценить его как диктатуру. В то же время этот диктаторский режим был облечен в демократические формы. Формально императорская власть была делегирована Наполеону народом в результате плебисцита. В империи сохранялись парламентские учреждения и существовало всеобщее избирательное право. Несмотря на их фиктивный характер, они придавали режиму видимость демократизма.

В отличие от феодальной монархии Бурбонов, империя Наполеона I имела буржуазный характер. Это проявлялось как в ее социальной базе, которую составляли широкие круги буржуазных собственников и крестьянства, так и в ее политике, направленной на укрепление и развитие капиталистических отношений. Однако будет упрощением представлять себе, что Наполеон олицетворял или выполнял интересы буржуазии. Он всегда выступал и действовал от имени интересов Франции, нации, французского народа, но никогда - от лица банкиров или предпринимателей. Когда он считал это необходимым, император решительно ограничивал права буржуазии и ущемлял ее интересы. С другой стороны, можно найти немало примеров того, как Наполеон оказывал помощь другим слоям населения - крестьянству и даже городским низам. В годы империи государство не только охраняло собственность крестьян на землю, но и предоставляло им различные субсидии. Правительство пыталось бороться с безработицей и принимало меры для поддержания низких цен на продовольствие. Иначе говоря, характерной чертой бонапартизма является то, что государственная власть не имеет четко выраженной партийной и социальной ориентации. Она как бы стоит над классами и партиями, выступая как верховный арбитр в социальных и политических конфликтах.


Историческое место и роль бонапартизма обусловлены той ситуацией, в которой возник этот режим. Он стал логическим завершением контрреволюции, начало которой было положено свержением якобинской диктатуры в 1794 г. «Его можно считать реакционным в том, что касается подавления демократических сил и ограничения демократических принципов. Но за счет жестокого подавления оппозиции бонапартистский режим устанавливал во Франции политическую стабильность, которая была жизненно необходима для развития новых социальных отношений. А в исторической перспективе развитие этих отношений создавало базу для установления демократии.» Образно говоря, бонапартизм в истории выполняет роль садовника, который должен уберечь ростки капитализма, посаженные революцией, от политических катаклизмов и бурь, искореняя все, что может повредить их успешному росту. После того как эта роль будет выполнена, бонапартистская диктатура должна уступить место буржуазной демократии.


Армия Наполеона.


«Назначения, которые Наполеон делал во время постоянных своих смотров, опрашивая солдат и сообразуясь с мнением полка, были весьма удачны; назначения, исходившие от князя Невшательского, никуда не годились»8. Ума, а тем более малейших признаков пылкой любви к родине было достаточно, чтобы человека неизменно обходили повышением. Очевидно, однако, глупость считалась необходимой только для офицеров гвардии, от которых прежде всего требовалась полная невозмутимость во всем, что касалось политики. Они должны были быть слепыми орудиями воли Магомета.

Общественное мнение считало желательным замену начальника главного штаба герцогом Далматским или графом Лобау. Князю Невшательскому назначение любого из них доставило бы большее удовольствие, нежели им самим. Тяготы, связанные с этой должностью, неимоверно его утомляли; он целыми днями сидел, положив ноги на письменный стол, развалясь в кресле, и вместо того, чтобы отдавать распоряжения, на все обращенные к нему вопросы отвечал посвистыванием.

Великолепны по своим качествам во французской армии были унтер-офицеры и солдаты. Так как найти заместителя для военной службы можно было только за большие деньги, то все сыновья мелкой буржуазии волей-неволей шли в солдаты, а благодаря обучению в военных школах они читали «Эмиля» и «Записки о галльской войне» Юлия Цезаря. Не было сублейтенанта, который не питал бы уверенности, что стоит ему храбро сражаться и не попасть под шальное ядро — и он станет маршалом Империи. Эта блаженная иллюзия сохранялась до производства в чин бригадного генерала. Тогда в прихожей вице-коннетабля военным становилось ясно, что преуспеть — если только не представится случай совершить подвиг на глазах у великого человека — можно только путем интриг. Начальник главного штаба окружил себя подобием двора, чтобы подчеркнуть свое превосходство над теми маршалами, которые — он сам это сознавал — были талантливее его. По своей должности князь Невшательский ведал производством во всех войсках, расположенных за пределами отечества, от военного министра зависело лишь производство тех, кто служил в пределах Франции, где, по общему правилу, повышение давалось только за боевые заслуги. Однажды в заседании Совета министров почтенный генерал Дежан, министр внутренних дел, генерал Гассенди и некоторые другие в один голос стали упрашивать его величество назначить батальонным командиром артиллерийского капитана, стяжавшего большие заслуги на службе внутри страны. Военный министр напомнил, что за последние четыре года император трижды вычеркивал фамилию этого офицера в декретах о производстве в более высокий чин. Все, отбросив официальную сдержанность, уговаривали императора. «Нет, господа, я никогда не соглашусь дать повышение человеку, который уже десять лет как не был в бою; но ведь всем известно, что мой военный министр умеет хитростью добиться моей подписи». На другой день император, не читая, подписал декрет о назначении этого достойного человека батальонным командиром.

На войне император после победы или просто удачного дела одной какой-нибудь дивизии всегда устраивал смотр. Объехав в сопровождении полковника ряды и поговорив со всеми солдатами, чем-либо отличившимися, он приказывал бить сбор: офицеры толпой окружали его. Если кто-либо из эскадронных командиров был убит в бою, он громко вопрошал: «Кто самый храбрый капитан?» В пылу энтузиазма, возбужденного победой и присутствием великого полководца, люди говорили искренне, и ответы их были чистосердечны. Если самый храбрый капитан не обладал нужными для эскадронного командира способностями, его повышали в чине по ордену Почетного Легиона, а затем император снова задавал вопрос: «После него кто же самый храбрый?» Князь Невшательский карандашом отмечал награждения, и как только император направлялся в другой полк, командир полка, в котором он побывал, утверждал офицеров в новых должностях.

В эти минуты мне нередко приходилось видеть, как солдаты плакали от любви к великому человеку. Одержав победу, этот изумительный полководец приказывал немедленно составить список тридцати — сорока человек, представляемых к награждению орденом Почетного Легиона или к повышению по службе. Списки эти, зачастую составленные на поле битвы, нацарапанные карандашом, почти всегда собственноручно подписанные Наполеоном и, следовательно, по сей день хранящиеся в государственных архивах, когда-нибудь после его смерти явятся волнующим историческим документом. В тех весьма редких случаях, когда генерал не догадывался составить список, император грубовато заявлял: «Я жалую такому-то полку десять офицерских и десять солдатских крестов Почетного Легиона». Такой способ награждения несовместим со славой.

Когда он посещал госпитали, перенесшие ампутацию и находившиеся при смерти офицеры, над изголовьями которых булавками были приколоты красные кресты Почетного Легиона, решались иной раз просить его о награждении орденом Железной короны. Однако он не всегда удовлетворял такие просьбы: это была высшая военная награда.

Культ доблести, непредвиденность событий, всепоглощающее влечение к славе, заставлявшие людей через четверть часа после награждения с радостью идти на смерть, — все это отдаляло военных от интриг.


Постепенно дух армии менялся; из суровой, республиканской, героической, какою она была при Маренго, она становилась все более эгоистичной и монархической. По мере того как шитье на мундирах делалось все богаче, а орденов на них все прибавлялось, сердца, бившиеся под ними, черствели. Те из генералов, которые с энтузиазмом отдавались военному делу (например, генерал Дезэ), были удалены из армии или отодвинуты на второй план. Восторжествовали интриганы, и с них император не решался взыскивать за проступки. Один полковник, который обращался в бегство или прятался где-нибудь во рву всякий раз, когда его полк шел в атаку, был произведен в бригадные генералы и назначен в одну из внутренних областей Франции. Ко времени похода в Россию армия уже до такой степени прониклась эгоизмом и развратилась, что готова была ставить условия своему полководцу.

Вдобавок бездарность начальника главного штаба, наглость гвардии, которой во всем оказывалось предпочтение и которая давно уже, на правах неприкосновенного резерва, не участвовала в боях, отвращали от Наполеона множество сердец. Воинская доблесть нисколько не уменьшилась (солдат из народа, обуреваемого тщеславием, всегда будет готов тысячу раз рискнуть жизнью, чтобы прослыть самым храбрым из всей роты), но, утратив привычку к повиновению, солдаты перестали быть благоразумными и бессмысленно расточали свои физические силы, вместе с которыми, естественно, гибла и храбрость.

Образованность, дисциплина, выдержка, готовность повиноваться ослабевали с каждым годом. Некоторые маршалы, как, например, Даву или Сюше, еще имели власть над своими корпусами: большинство же, казалось, сами насаждали беспорядок. Армия утратила сплоченность, и, столкнувшись в 1812 году с одной из самых сильных европейских армий – Российской, и сопротивлением русского народа, для которого война была Отечественной, Наполеон потерпел сокрушительное поражение, оправиться от которого он так и не смог. Из 600- тысячной армии, с которой он начал поход в Россию, уцелело лишь 30 тыс. человек9.


Заключение.


Вряд ли можно дать однозначную оценку значения Консульства и Империи Наполеона Бонапарта для европейской истории. С одной стороны, наполеоновские войны принесли Франции и другим европейским государствам громадные человеческие жертвы. Они велись ради завоевания чужих территорий и ограбления других народов. Облагая побежденные страны громадными контрибуциями, Наполеон ослаблял и разорял их экономику. Когда он самовластно перекраивал карту Европы или когда пытался навязать ей новый экономический порядок в виде континентальной блокады, он тем самым вмешивался в естественный ход исторического развития, нарушая веками складывавшиеся границы и традиции.


С другой стороны, историческое развитие всегда происходит в результате борьбы старого и нового, и с этой точки зрения наполеоновская империя олицетворяла новый буржуазный порядок перед лицом старой феодальной Европы. Как в 1792-94 гг. французские революционеры пытались ——на штыках пронести свои идеи по Европе, также Наполеон на штыках пытался внедрить буржуазные порядки в завоеванных странах. Устанавливая французское господство в Италии и германских государствах, он одновременно отменял там феодальные права дворянства и цеховую систему, проводил секуляризацию церковных земель, распространял на них действие своего Гражданского кодекса. Иначе говоря, он разрушал феодальную систему и действовал в этом отношении, по словам Стендаля, как "сын революции". Таким образом, наполеоновская эпоха была в европейской истории одним из этапов и одним из проявлений перехода от старого порядка к новому времени.

Список используемой литературы:


  1. Собуль А. Первая республика. 1792-1804. М., 1974.


  1. Стендаль. Жизнь Наполеона: Воспоминание о Наполеоне // Собр. соч. Т.11. М., 1959. (http://www.museum.ru/museum/1812/Library/stendhal/index.html)


  1. Туган-Барановский Д.М. У истоков бонапартизма: Происхождение режима Наполеона I. Саратов, 1986


  1. Н.А. Троицкий «Маршалы Наполеона» (http://www.tsu.ru/ru/vivovoco/VV/PAPERS/HISTORY/MARECHAL.HTM)


  1. Брагин М. «Кутузов». М., «Молодая гвардия», 1975


  1. Михайлов О. «Суворов». М., «Молодая гвардия», 1973


  1. Чизхолм Д. «Мировая История в датах». М., «Росмэн», 1994


  1. Аксенова М., Исмаилова С. «Всемирная История» Т. I, М., “Аванта+” 1993

1 Аксенова М., Исмаилова С. «Энциклопедия для детей – Всемирная история». М., «Аванта+». Стр. 536


2 Собуль А. Первая республика. 1792-1804. М., 1974.


3 Аббат Сиейес - деятель революции. Аббат голосовал за казнь короля Людовика XVI и активно участвовал в заговоре против Робеспьера. При Наполеона получил титул графа. После падения наполеоновского режима отправился в изгнание.







4 Стендаль. Жизнь Наполеона: Воспоминание о Наполеоне // Собр.соч. Т.11. М., 1959. http://www.museum.ru/museum/1812/Library/stendhal/index.html


5 Чизхолм Д. «Мировая история в датах». М., «РОСМЭН», 1994 стр. 88

6  Брагин М.Г. «Кутузов». Изд.4-е, испр. М., «Молодая гвардия», 1975

7 Аксенова М., Исмаилова С. «Всемирная история». М., «Аванта+». Стр. 536

8 Н.А. Троицкий «Маршалы Наполеона», http://www.tsu.ru/ru/vivovoco/VV/PAPERS/HISTORY/MARECHAL.HTM

9 Чизхолм Д. «Мировая история в датах». М., «РОСМЭН», 1994 стр. 88

31




Случайные файлы

Файл
58591.rtf
58147.rtf
33432.rtf
73458.rtf
179425.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.