Муравьев-Амурский (50774)

Посмотреть архив целиком

План.

1. Вступление.

2. Основная часть.

2.1 Послужной список.

2.2. Выступление Н.Н. Муравьева против крепостного права.

2.3. Деятельность Н.Н. Муравьева после назначения на пост генерал-губернатора Восточной Сибири.

2.4. Сплавы по Амуру. Айгуньский договор. Генерал губернатор Восточной Сибири становится графом Муравьевым-Амурским.

2.5 Второе приобретение губернатора.

2.6. Поход на Камчатку.

2.7. Прощание с Сибирью.

2.8. Отставка. Смерть Н.Н. Муравьева-Амурского.

2.9. История создания памятника Николаю Николаевичу. Карта Приморья хранит память о великом человеке.

3. Заключение.































Как известно, своим именем Находка обязана генерал – губернатору Восточной Сибири Николаю Муравьеву-Амурскому. В вахтенном журнале парохода «Америка» 18 июня 1859 года было записано: «…По приказанию его сиятельства эта бухта названа Находкой».

В сентябре нынешнего года исполнилось 150 лет со времени назначения Н. Н. Муравьева генерал-губернатором Восточной Сибири.

Отмечая эту дату мы с благодарностью вспоминаем сегодня заслуги Н. Н. Муравьева-Амурского и его деяния на благо нашего края и Дальнего Востока.

Николай Николаевич Муравьев граф Амурский, военачальник и государственный деятель, кавалер многих орденов – фигура совершенно особая даже среди себе подобных. Офицер российской армии в 19 лет, генерал в 32, губернатор в 38, он прожил славную и достойную жизнь.

Муравьев-Амурский сумел решить задачу государственной важности- мирным путем присоединить земли, по площади сопоставимые с Англией, Францией, Италией и Швейцарией, вместе взятыми. Он воспитал целую плеяду государственных мужей и первооткрывателей, имена которых остались на карте Восточной Сибири.

Родился 11 августа 1809 года в Санкт-Петербурге, в семье древнего дворянского рода, он был прямым потомком лейтенанта С.В. Муравьева, участника экспедиции В.И. Беринга. Отец его, Николай Назарьевич, служил в Нерчинске, а затем на флоте, где дослужился до капитана 1-го ранга. Своим образованием и первыми успехами в карьере Николай Муравьев был обязан положению, которое он занимал в обществе его отец. Он окончил частный пансион Годениуса, затем престижный пажеский корпус. 25 июля 182 года поступил на службу прапорщиком в лейб-гвардии Финляндский полк. В апреле 1828 года прапорщик Муравьев выступил в свой первый военный поход – Балканский. За участие в войне с Турцией получил очередное воинское звание поручика и был награжден орденом Св. Анны 3-ей степени. За участие в подавлении Польского восстания 1831 года был награжден польским знаком «За военные достоинства» 4-й степени, орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом и золотой шпагой с надписью: «За храбрость». В 1832 году произведен в штабс-капитаны. В 1841 году на Кавказе за отличие произведен в генерал-майоры. В 1844 году награжден орденом Св. Станислава 1-й степени с высочайшей грамотой за «отличие, мужество и благоразумную распорядительность, оказанные против горцев».

Выйдя в 1846 году в отставку, Николай Николаевич стал тульским военным губернатором и женился на мадемуазель де Ришемон, француженке. В 1846 году проявил себя как либерал, предоставив царю, проект освобождения крестьян от крепостной зависимости, считая, что это ускорит развитие России. Царь Николай I вежливо отказал своему тезке: “вопрос об освобождении крестьян еще не созрел”, но в следующем году постарался отправить вольнодумного губернатора в Сибирь, где уже находились другие сторонники отмены крепостного права – декабристы. Многие из них были его родственниками. Кстати, при Муравьеве из Сибири бежал “опасный государственный преступник”, анархист, Михаил Бакунин, который был женат на двоюродной сестре губернатора, Наталье Корсаковой. Поговаривали, что Николай Николаевич сам приложил к этому руку.

5 сентября 1847 год – назначен исполняющим должность иркутского и енисейского генерал-губернатора, командующим войсками, расположенными в Восточной Сибири. Это стало началом дела всей жизни Н.Н. Муравьва. Он тут же поехал в столицу для более подробного ознакомления с сибрскими делами. В Петербурге он познакомился с Г.И. Невельским, тогда капитан-летейнантом, пробивавшем идею экспедиции по исследованию Амура, и поддержал его.

Получив назначение на высокий пост правителя Сибири, Н.Н. Муравьев сменил на генерал-губернаторской должности В.Я. Руперта. Свою деятельность в Сибири Муравьев начал весьма энергично, прежде всего сменил всех старых чиновников, замеченных во взяточничестве и казнокрадстве. Он окружил себя людьми молодыми, инициативными, готовыми самоотверженно служить своему Отечеству, и даже осмелился привлечь на государственную службу политических ссыльных – декабристов.

Уже через год после вступления в должность Н. Муравьев представил на Высочайшее рассмотрение подробную записку “Различные предложения по Восточной Сибири в отношении военном, политическом и административном”. Некоторые предложения вскоре будут претворены в жизнь.В 1851 году было сформировано Забайкальское казачье войско, в которое Было зачислено 48 тысяч человек.

Когда началась Крымская война и реально стала угроза нападения англо-французской эскадры на Петропавлоск-Камчатский, по Амуру были начаты сплавы. Это был ближайший путь для защиты Камчатки.

Первый сплав под личным руководством Н.Н. Муравьева отправился 14 мая 1854 года, в состав входили: пароход «Аргунь», 48 лодок, 29 плотов и около 800 человек. Сплав доставил в низовья Амура боеприпасы, продовольствие, войска (сотня казаков, 2-й конной бригады Забайкальского войска).

Через год второй сплав, который доставил около 2,5 тысячи человек. К концу 1855 года в низовьях Амура было уже пять русских сел: Иркутское, Богородское, Ново-Михайловское, Сергеевское.

Во время третьего сплава по Амуру был заключен Аугуньский договор.

1858 г., мая 16 – Айгуньский договор о переходе к России левобережья Амура и русско-китайской торговле в Приамурье.


( В извлечении)

Великого Российского государства главноначальствующий над всеми губерниями Восточной Сибири, его императорского величества государя императора Александра Николаевича генерал-адъютант, генерал-лейтенант Николай Муравьев и великого Дайцинского государства генерал-адъютант, придворный вельможа, амурский главнокомандующий князь И Шань, по общему согласию, ради большей вечной взаимной дружбы двух государств, для пользы их подданных и для охранения от иностранцев постановили:

1


Левый берег реки Амура, начиная от реки Аргуни до морского устья р. Амура, да будет владением Российского государства, а правый берег, считая вниз по течению, до р. Уссури, владением Дайцинского государства; от реки Уссури далее до моря находящиеся места и земли, впредь до определения по сим местам границы между двумя государствами, как ныне да будут в общем, владении Дайцинского и Российского государств. По рекам Амуру, Сунгари и Уссури могут плавать только суда Дайцинского Российского государств, всех же прочих иностранных государств судам по сим рекам плавать не должно. Находящихся по левому берегу р. Амура от р. Зеи на юг, до деревни Хормолдзинь, маньчжурских жителей оставить вечно на прежних местах их жительства, под ведением маньчжурского правительства, с тем, чтобы русские жители обид и притеснений им не делали.

2


Для взаимной дружбы подданных двух государств дозволяется взаимная торговля проживающим по рекам Уссури, Амуру и Сунгари подданным обоих государств, а начальствующие должны взаимно покровительствовать на обоих берегах торгующим людям двух государств.


Об этом чрезвычайно важном государственном свершении 20 июля 1858 года писали «Санкт – Петербургские ведомости»: «…генерал – губернатору Восточной Сибири Н. Н. Муравьеву удалось заключить с китайскими уполномоченными новый трактат о разграничении России с Китаем. При первом известии об этом в Иркутске один из здешних купцов представил 500 рублей серебром в распоряжение губернатора, другой назавтра угостил за свой счет здешний гарнизон; такие изъявления удовольствия, выражающиеся денежными пожертвованиями, посыплются, вероятно, здесь со всех сторон при официальном объявлении о трактате после ратификации, потому что, сколько я мог заметить, известие об этом событии принято здесь с живой радостью, особенно между торговым сословием. Да иначе и быть не могло: бесспорное, трактатом утвержденное обладание Амуром, прекрасным по удобству единственным для Восточной Сибири торговым путем, есть факт чрезвычайно важный для всей страны. Мысль об обладании Амуром, о пользовании им была давнишним исконным желанием и стремлением Восточной Сибири. Генералу Н. Н. Муравьеву удалось начать и довести до конца это дело; имя его теперь будет неразрывно связано в нашей истории с памятью о приобретении Амура, с памятью о тех благодетельных последствиях для промышленности и торговли – как Восточной Сибири, так, смеем думать, даже и всей России, которое непременно и в непродолжительном времени проистекут из этого исторического события».

На следующий день после этого события, 17 мая, генерал Муравьев прибыл из Айгуна в Благовещенск «бывшую Усть – Зейскую станицу», где состоялся благотворительный молебен о совершившемся радостном и великом событии. А 18 мая генерал – губернатор отдал по войскам приказ: «Товарищи! Поздравляю вас! Не тщетно трудились мы: Амур сделался достоянием России. Святая Церковь молится за нас, Россия благодарит. Да здравствует император Александр и процветает под кровом его вновь приобретенная страна. Ура!»

11 июля 1858 года Н. Н. Муравьев в рапорте Великому князю Константину написал слова, которые определяют его политику на Дальнем Востоке: «Смею думать, что после Айгунского договора мы не только имеем право, но и обязаны отстранять все иностранные притязания на земли общих или разграниченных владений наших с Китаем и Японией».


Случайные файлы

Файл
43339.rtf
66369.rtf
123561.rtf
91610.rtf
48075.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.