ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ 2

ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 2

Детство и юность 2

Становление ученого 4

Годы ссылок 5

Первые шаги в политике 7

Образование партии кадетов 8

Деятельность в Государственных Думах 9

Революционный период 15

Жизнь в эмиграции 18

Последние годы 19

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 20

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 20






























ВВЕДЕНИЕ

«...Моя жизнь слишком тесно переплеталась с моей политической де­ятельностью» — так писал о себе сам Милюков. И действительно его жизнь, особенно ее зрелая пора, была целиком поглощена политикой. Политическая деятельность Милюкова, создателя и неизменного лидера конституционно-демократической партии в России, незаурядного политика, публициста и ученого-историка неразрывно была соединена с историей России, тремя российскими революциями, с историей русского конститу­ционализма и парламентаризма. Опыт его политического и научного твор­чества, с его достоинствами и недостатками, успехами и поражениями, составляет ту часть культурного наследия, которое оставили нам наши предшественники — представители различных политических и научных направлений и которое должно стать, наконец, предметом пристального и непредвзятого изучения.


ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Детство и юность

П. Н. Милюков родился 15(28) января 1859 г. в Москве. Его отец служил городским архитектором, инспектором художественных училищ и преподавал в Московской школе зодчества и ваяния; в конце жизни он работал оценщиком в одном из московских банков. Мать происходила из рода Султановых, владела имением в Ярослав­ской губернии, где крестьяне оставались на оброке и «по старине... про­должали ездить с оброком к помещице в Москву». По воспоминаниям Милюкова, его мать была властной женщиной, в семье играла первую роль, постоянно противопоставляя свою «султановскую породу» отцов­ской — «низкого происхождения». Отец, человек более мягкого характера и менее яркой индивидуальности, стушевывался перед ней и всецело ей подчинялся.

В беспечные гимназические годы Милюков с друзьями увлекался рыб­ной ловлей, сбором коллекций бабочек, охотой, далекими лесными про­гулками. Все это происходило на даче в Пушкино, построенной в рус­ском стиле по проекту отца. В это время зародился устойчивый интерес Милюкова к поэзии и музыке. Он рано начал писать стихи; вначале это были подражания Никитину, Пушкину, затем свои, оригинальные произ­ведения.

На грани своего «сознательного периода» Милюков уже «бредил Вер-гилием», «с упоением» читал «Энеиду», делал переводы из произведений Аристотеля, Плавта, Овидия, Цицерона, Тацита. Проявлялся интерес и к общественно-политической жизни. В памяти юноши запечатлелись не только факты значительных событий, но и их оценка и критическое вос­приятие.

Определенным этапом в оформлении мировоззрения Милюкова явился гимназический кружок. Общие ориентиры кружка ограничивались преде­лами оппозиционных настроений. В 1878 году от имени кружка Милюков написал письмо Достоевскому с просьбой изложить взгляды писателя по вопросу о взаимоотношениях народа и интеллигенции. До­стоевский отвечал, развивая мысли, высказанные в первой главе декабрь­ского выпуска «Дневника писателя» за 1876 год о разрыве интеллигенции и народа, о том, что она не знает народа. Спасение России он видел не в обращении к европейскому опыту, а к русскому народу, к его смире­нию и «бессознательному православию». «С такой антитезой... — вспоми­нал Милюков,— мы, конечно, согласиться не смели. Но не решались и протестовать». У Милюкова еще не готова была ответная формулиров­ка - «Россия есть тоже Европа», но все мысли шли в этом направ­лении.

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. застала Милюкова в последнем классе гимназии. Патриотические настроения в защиту славян были силь­ны в России, особенно в среде молодежи. Милюков отправился на театр войны в Закавказье, где служил казначеем в войсковом хозяйстве, упол­номоченным московского санитарного отряда.

В 1877 году он поступил на филологический факультет Московского университета. Его первыми учителями были Ф. Ф. Фортунатов (сравни­тельное языкознание), В. Ф. Миллер (санскрит), М. М. Троицкий (исто­рия греческой философии). «История, — вспоминал Милюков, — меня за­интересовала в университете не сразу». Первые преподаватели по всеоб­щей и русской истории не стимулировали интереса к предмету и не оставили хороших впечатлений. Но все изменилось, когда в университете появились В. О. Ключевский и П. Г. Виноградов. Виноградов, тогда молодой доцент, импонировал сту­дентам серьезной работой над историческими источниками и не проявлял высокомерной снисходительности. Ключевский, по мнению Милюкова, подавлял студентов «своим талантом и научной проницатель­ностью. Проницательность его была изумительна, но источник ее был не всем доступен». «Ключевский, — продолжал он, — вычерчивал смысл русской истории, так сказать, внутренним глазом, сам переживая психо­логию прошлого, как член духовного сословия, наиболее сохранив его связь со старой исторической традицией».

Милюков принимал участие в студенческом движении, в котором су­ществовали как левое, так и умеренное течения. Сам поддерживал по­следнее. «Нам, конституционалистам, — вспоминал он, — ...противопо­ставлялась идея «суверенитета народа», в виде верховной власти студенче­ской сходки. За участие в оче­редной студенческой сходке Милюков был исключен из университета с правом поступления на следующий год. Перерыв в учебе использовал весьма продуктивно. Товарищ его брата по Техническому училищу Крече­тов предложил путешествие по Италии и снабдил Милюкова деньгами на условиях постепенной выплаты. Милюков составил обширный и подроб­ный план путешествия. Это путешествие значительно обогатило и восхитило его художественное воображение.

Милюков возвратился на IV курс университета, когда занятия в нем уже начались. Теперь все время и внимание Милюкова было сосредоточено на «серьезном» изучении историко-социологической литературы. Центром его интереса стала работа В. О. Ключевского «Боярская дума древней Руси»; он стал готовиться к посвящению себя русской истории.

Становление ученого

После окончания в 1882 году университета Милюков был оставлен на кафедре Ключевского для подготовки к профессорскому званию. Напря­женная умственная работа поглощала много времени. Оставление в уни­верситете налагало обязанность готовиться к магистерским экзаменам, от­крывало возможности вести преподавание и улучшить свое материальное положение.

С 1883 по 1885 г. Милюков сдал магистерские экзамены и после пробных лекций, дававших право после их удачного прочтения на чтение лекций в качестве приват-доцента, остался в университете. Он читал спе­циальные курсы по историографии, исторической географии и истории колонизации в России. Курс по историографии позднее был оформлен в книгу «Главные течения русской исторической мысли» (1897). Положение приват-доцента Московского университета изменило и социальное положе­ние Милюкова, и круг знакомств. Он стал членом многих московских об­ществ: Общества истории и древностей Российских, Московского археоло­гического общества. Общества естествознания, географии и археологии, которым руководил известный ученый Д. Н. Анучин.

Во время неоднократных и продолжительных поездок в Петербург для написания магистерской диссертации Милюков сблизился и с петербург­ской школой историков. Среди них — Е. Ф. Шмурло, В. А. Мякотин, К. Н. Бестужев-Рюмин, С. М. Середонин, А. С. Лаппо-Данилевский, Н. П. Павлов-Сильванский, В. И. Семевский, С. Ф. Платонов. Общение с ними давало много для профессиональной работы.

17 мая 1892 г. в актовом зале Московского университета Милюков защищал свою магистерскую диссертацию «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого». Защита проходила по вышедшей одноименной книге. Работа была постро­ена на огромном документальном материале, впервые вводимым автором в научный оборот. Новым явился и замысел исследования: раскрытие связи реформы Петра I в области государственного устройства с государственной экономикой страны. Европеизация России являлась для Милюкова неиз­бежным результатом ее внутренней эволюции, одинаковой как для Евро­пы, так и для России, но задержанной условиями среды. Идея подготов­ленности, органичности реформ Петра I была завоеванием предшествую­щей исторической мысли. При этом в работе утверждался тезис об огра­ниченности личного влияния Петра I на проведение самих реформ.

В начале 1890-х годов состоялось знакомство Милюкова с Л. Тол­стым. Н. Я. Грот пригласил Милюкова на чтение статьи Толстого «Тулон и Кронштадт», которое прошло при молчаливом участии слушателей. Вскоре состоялась новая встреча с Толстым. Его заинтересовало мнение «ученых людей» о христианской религии. От Милюкова Толстой хотел услышать мнение о смысле истории. Сам факт этого обращения свиде­тельствовал о значимости и популярности Милюкова в среде ученых и интеллигенции. К этому времени относится и начало просветительской деятельности Милюкова, связанной с Московским комитетом грамотности, Комиссией по самообразованию. В один из своих отпускных периодов Милюков специ­ально съездил в Англию, чтобы познакомиться с системой образования в Кембридже и использовать опыт этой работы в России. От лекционного бюро Комиссии он ездил в Нижний Новгород, где читал лекции «Об об­щественных движениях в России». Его лекции содержали намеки на общие чаяния свободы и осуждение само­державия. Вскоре последовал приказ об увольнении Милюкова из универ­ситета, и его выслали в Рязань — город, в котором не было высших учебных заведений.

Годы ссылок

Началась трехгодичная рязанская ссылка. Сюда Милюков перевез свою библиотеку, чтобы продолжить научную работу. Здесь были написа­ны отдельные части «Очерков по истории русской культуры». Этот труд занял особое место в научном наследии Милюкова. Первое издание «Очерков» вышло в 1896—1903 гг. В «Очерках» была сформулирована научная концепция историка: Россия развивается в русле западноевропейских закономерностей с присущими ей замедленными темпами роста. Однако в отличие от Запада социальное и экономическое развитие России, по Милюкову, шло главным образом под воздействием государства, сверху вниз. Милюков недооценивал роль эко­номического и социального факторов и переоценивал роль государства. Неотъемлемой частью его концепции было утверждение о низком уровне русской культуры, фактическое отрицание ее достижений до XVIII в.


Случайные файлы

Файл
154023.rtf
183235.rtf
28754-1.rtf
Stergen_2.doc
93557.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.