Мамин-Сибиряк Д.Н. (mamin)

Посмотреть архив целиком












РЕФЕРАТ

по истории


Тема: «Мамин-Сибиряк Д.Н.»








Группа 306

Выполнила: Степанова И.В.





Красноуральск

2000 г.


Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (1852 - 1912)


Родился в Верхотурском уезде Пермской губернии. Учился на ветеринарном факультете Медико-хирургической академии (1872-76) и на юридическом факультете Петербургского университета (1876-77).
В 1877 прервал учебу и уехал на Урал. Вернулся в Петербург в 1891 известным писателем: романы "Приваловские миллионы"(1883), "Горное гнездо"(1884) и др. Заведовал отделом художественной литературы в журнале "Мир божий". Жил в Петербурге (1891-93; 1908-12), в Царском Селе (1894-99, 1902-1908) и в Павловске.
Умер в Петербурге. Был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В 1956 прах и памятник перенесены на Волковское православное кладбище (Литераторские мостки, площадка писателей).

В творчестве Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка (1852 - 1912) исследователи обычно выделяют два основные "тематические русла": тему интеллигенции и "уральскую летопись". Тем не менее авторы "Очерков русской литературы Сибири" впервые ставят вопрос о своеобразии сибирской темы в художественной интерпретации писателя. При этом они замечают : "Мамин считал себя "сибиряком", так как родился в Висимо-Шайтанском заводском поселке, расположенном в Верхотурском уезде, а Верхотурье в начале восемнадцатого столетия входило в состав Сибирской губернии. Важно и то, какой псевдоним избирает для себя писатель - "Сибиряк".

Но есть и более значительные причины, вызывающие исследовательский интерес к творчеству Д.Н. Мамина-Сибиряка с точки зрения раскрытия сибирской темы. С одной стороны, в его романах, рассказах и повестях возникает образ Сибири как географического, природного, социально-экономического пространства. Его отличает особый нравственный уклад жизни: так в романе "Хлеб"(1895) действие часто происходит в городе Тюмени - центре пароходостроительства, на сибирских реках Иртыше, Туре, Тоболе; в Западную Сибирь отправляются герои романа "Без названия"; в рассказах "Зимовье на Студеной", "Старый шайтан" и других повествуется об обычаях и образе жизни вогулов и т.п. С другой стороны, в творчестве этого писателя, может быть, впервые в русской литературе складывается "живой образ края". Не случайно, объясняя особенности романного мышления Д.Н.Мамина-Сибиряка, Н.И. Пруцков пишет о том, что автору удается "роман о целом крае, о потоке жизни".

Интересно, что сам Мамин говорил о себе как о художнике "еще нарождающегося отдела беллетристики - областного" (1886). И потому, может быть, для Михаила Пришвина Д.Н. Мамин и его творчество ассоциируются с национальным чувством, родиной: "Не надо гоняться за Александром Невским или выкапывать "Слово о полку Игореве". Достаточно развернуть любую книгу Мамина, понять - и родина будет открыта. Современники не поняли Мамина потому, что в любой его книге культура Отца - Патрио-тизм" .

"Открытие родины" у Мамина, несомненно, происходит и на уровне изображения мира природы. Тем более , что понятие это для писателя - одно из важнейших, так как включает в себя не только представление о гармонии и красоте , но и выступает в качестве "конфликтного" по отношению к миру человека явления.

Вряд ли можно согласиться с авторами работы "Сибирская тема в творчестве Д.Н.Мамина-Сибиряка", которые рассматривают роман писателя "Хлеб" вне его сибирской конкретики, совсем не упоминают о романе "Без названия", рассказе "Зимовье на Студеной" и т.д.

Олицетворением Сибири в романе Д.Н.Мамина-Сибиряка "Без названия"(1894) становится образ Ермака. Мотив пути, реализующийся в путешествии Окоемова сначала в уральские, а потом и сибирские земли перекликается с мотивом "покорения Сибири" Ермаком. На это указывает и напряженный поиск заглавия к роману. Мамин перечеркивает в "Записных книжках" названия "Богатырь" и "На Восток", желая избежать в этом случае слишком явных аналогий. И тогда роман получает необычный заголовок - "Без названия", а мотив "покорения новых земель" воплощается в имени Окоемова - Василий Тимофеевич- тезки Ермака. Вопрос об историческом имени Ермака до сих пор вызывает споры среди исследователей. Из пяти существующих вариантов Мамин-Сибиряк выбирает имя Василий, и в его очерке "Покорение Сибири" Ермак назван Василием Тимофеевичем .

Подобно Ермаку, Василий Окоемов отправляется в Сибирь с целью завоевания новых земель. После поездки в Америку Окоемов решает доказать миру, что и русский интеллигент ("лишний" человек) способен в деятельности реализовать свой высокий нравственный потенциал. Тема освоения новых земель в романе переплетается с темой пробуждения личности.

В героях Мамина-Сибиряка "растворены" и "действуют" самые разные начала: социальный, исторический, природный, национальный миры. Интересный прием использует писатель в романе "Без названия". Путешествуя по России, его герои "наблюдают" портреты русских лиц, встречающихся им. Воссоздавая эти портреты, автор отмечает проявляющиеся черты нации : русской, башкирской и т.д.; и черты жителей конкретного края: Урала, Сибири, Центральной России: "Начали попадаться типичные сибирские физиономии - скуластые, ширококостные, узкоглазые. Окоемов про себя любовался этими квадратными лицами, окладистыми бородами, недоверчиво-упрямыми взглядами - все говорило о сибирском упрямстве и промысловой хитрости. Это были отдаленные потомки новгородских землепроходцев. Сказывалась страшная боевая закваска, унаследованная, может быть, еще от разбойничьих шаек новгородской вольницы". Как видим, в сибиряке "говорят" Восток и Запад. Кровосмешение народов Востока и новгородской вольницы и породило такое понятие, как сибирский характер. Склад мышления сибиряка, отношение его к "пришлым" во многом обусловлено историческими причинами : "Это была какая-то органическая сибирская подозрительность, воспитанная тяжелым опытом невольных сношений с ссыльными бродягами и вообще с подозрительными людьми, которых европейская Россия так охотно отдает Сибири в течение нескольких сот лет" ( Т. 5 ,с. 389).

Писатель отмечает последствия освоения Сибири как результат создания из нее края ссылки и каторги. В произведении изменяется содержание понятия "пришлый". Сибирь, в представлении Мамина, теперь такое же укорененное место, как и центр России. А потому пришельцем является не сибиряк, а, напротив, сам "завоеватель". "Авторский взгляд" совпадает не с точкой зрения "коренного россиянина", а сибиряка.

В романе постоянно подчеркивается противопоставление жизни центра России - Москвы - и новых уральских и сибирских земель, с их подлинной "нравственной неизжитостью". В центре России вырождается и человек , и земля: "Все было так бедно, убого и жалко. Оживляли картину только белые церкви, стоявшие среди этой равнины, да несколько фабрик. Поезд мчался по фабричной области, по московскому суглинку. И ехавшая в вагоне публика была такая же серая и убогая, как ландшафт - фабричные, кустари, разные "услужающие". ( Т. 5 ,с.292-293) Гармония человека и природы, еще сохранившаяся в Сибири, способна исцелять, как это и происходит с героями романа, ибо (с позиции Мамина) родовые черты Руси также более присущи природному человеку сибирской глубинки: "Только привольный край мог создать такое население", или, например, об одном из персонажей: "Да, это спал здоровый сибирский человек, не знавший, что такое нервы"( Т. 5 ,с.357).

Контраст двух пространств России проявляется и на уроне мотива "другого": "Весь уклад сибирской жизни был другой, и деревня другая, и мужик другой, и по-другому все думали. Взять хоть тех же сибирских людей, как отец Аркадий, или Утлых, - за ними стоял целый исторический период, придававший свою окраску... Новый край, с его несметными сокровищами, просто пугал Окоемова" (Т. 5, 359).

Сила сибирской земли проецируется на человека, это замечают москвичи, отправившиеся осваивать новые земли. "Другое" мыслится в романе как "чужое", не случайно "новый край" пугает Окоемова. Оговоримся попутно, что в тексте художественного произведения концепция, логический тезис и т.д., тем более если они принадлежат тому или иному персонажу, не всегда разделяемы автором. Кроме того, роман - вовсе не публицистическая статья, в которой суждение равно самому себе. Но произведение Мамина-Сибиряка " Без названия" написано в форме романа -трактата, Окоемов выступает в роли "персонажа от автора". Именно ему автор часто "доверяет" свои мысли.

В романе намеренно "сталкиваются", вступают в своеобразный поединок герой - предприниматель, необычайно активный человек (Окоемов), который о себе заявляет: "Я поклонник силы, личной энергии," призванный "открывать новые пути промышленности "(Т. 5, с.381); - и сибирская земля, в которой "слишком уж много благоприятных условий для деятельности"(Т. 5, с.359). Этот своеобразный конфликт - состязание "земли" и человека позволяет автору показать процесс воздействия человека на землю и, обратный, - земли на человека.

Природа Сибири в произведении - совершенно иная, в ней чувствуется мощь, сила, она всегда остается "вечно юной": " Сибирский кедр - это могучее дерево стояло такое зеленое, пышное, красивое неувядающей красотой... такая нетронутая глушь"(Т.5, с.318-319).

Человек бросает вызов земле (Окоемов и другие), присваивая себе ее сокровища, заставляя "работать на себя". И постепенно артельщики привыкают к новому месту, обживают его. Основная задача, которую ставит перед собой герой, - доказать, что русский человек способен из созерцателя превратиться в деятеля, -оказывается вполне разрешимой. И к концу романа персонажи романа обретают ощущение дома : "Каждый начинал чувствовать себя д о м а - это великое чувство, которое дает смысл жизни". Сибирская земля принимает изгнанников.


Случайные файлы

Файл
7518-1.rtf
130050.rtf
147595.rtf
71350.rtf
15237-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.