Исторический портрет Ивана Грозного (ref-17367)

Посмотреть архив целиком

Шохирева Л.А. группа 173 3 С страница 24

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ



Кафедра историографии, методологии и теории истории






КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА №1


По дисциплине: Отечественная история


Тема № 14 Исторический портрет Ивана Грозного















Работу выполнил: Шохирева Л.А.

Группа: 173 3С

Факультет: экономический

Шифр зачетной книжки: 337094


Работу проверил:

Шевченко Т.Э.





Курган 2003 год


Содержание работы



Введение……………………………………………………….3

Исторический портрет Ивана Грозного.………..…….3-21


Глава 1. Детство и юность Ивана IV …….…………………..…………..….…4

Глава 2. Адашев и Сильвестр ………………………...…………………...……9

Глава 3. Время “Избранной рады”…………………………………….…..…..10

Глава 4. Внешняя политика………………………………………………....14-18


Присвоение и освоение новых земель………………………………….…15

Южная граница………………………………………………………..……16

Ливонская война……………….………………………………………...…17


Глава 5. Опричнина……………....……………………………………………18



Заключение……………………………………………….…22


Список литературы……………….…………………………………………...…23










История, собственно, не существует,

существуют лишь биографии.

Ралф Эмерсон


Большая часть тиранов вышла, собственно говоря,

из демагогов, которые приобрели доверие народа тем,

что клеветали на знатных.

Аристотель

Введение


Нет времени в истории России более противоречивого, чем вторая половина XVI века. Переломный характер российского XVI в. ощущали уже младшие современники той мрачной эпохи.

Вряд ли случайно, что почти все авторы первой половины XVII в., писавшие о смутном времени, этом калейдоскопе возводимых и свергаемых с престола царей-самозванцев, начинали свой рассказ о деятельности того царя, который «множество народу от мала до велика при царстве своём погуби и многие грады своя поплени», хотя и был «муж чудного рассуждения»

Множество историков разных времён давали свою оценку личности Ивана Четвёртого.

Н.М.Карамзин говорит о “двух Иванах”. Первый их них-“добрый и нарочитый”, от бога “препрославленный”, второй же- тиран и деспот. С.М.Соловьёв верил, что деятельность Ивана Грозного была началом государственности в России, но не оправдывал террор Ивана Четвёртого как необходимую меру того времени.

В отличие от С.М.Соловьёва, видный историк конца XIX- первой половины XX в. С.Ф.Платонов защищает Ивана Четвёртого, и говорит, что опричнина была необходима, т.к. царь вёл борьбу против боярства как главного тормоза на пути централизации.

М.Н.Покровский рассматривает опричнину как “дворянскую революцию”. Кавелин рассматривал Ивана, как передовую непонятую веком личность; Костомаров и М. Ковалевский, как человека полоумного и даже помешанного. “Для советского времени Иван Грозный – это привлекательная фигура. Личность царя Ивана импонировала всесильному Сталину. В 30-е гг. историкам была дана команда: найти аргументы для оправдания террора в эпоху Грозного. Даже апологетическая, возвеличивающая Грозного, вторая серия фильма С. Эйзенштейна об этой эпохе была осуждена в специальном постановлении ЦК ВКП(б). В этом постановлении… была дана оценка деятельности опричного войска как “прогрессивного”. Советские историки обязаны были следовать в этом русле» Лишь со второй половины 50-х гг. XX в. появилась реальная возможность писать об Иване IV иначе. Первопроходцем был А.А.Зимин, который показал, что опричнина утвердила в стране режим личной власти.

Итак, каков же он- первый российский царь Иван Васильевич IV Грозный?



Детство и юность Ивана IV.


Уже двадцать один год прошёл с тех пор, как из полутора тысяч знатных девиц Василий III выбрал Соломонию, дочь бояр Сабуровых. Но к великому разочарованию Василия III, выбор оказался неправильным: Соломония не могла иметь ребёнка. Василий старел, а наследника не было. Так в 1526 г. Василий развёлся с Соломонией, которая была обстрижена в монахини и отправлена в монастырь. Спустя три месяца, в январе, Василий собрался жениться на Елене- дочери выходца из Литвы князя Михаила Глинского.

По Москве поползли тёмные слухи. Уверяли, будто несправедливо обездоленная Соломония в дальнем суздальском монастыре родила сына, пророчили Василию Ивановичу недобрую жизнь с литовской княжной, ещё до свадьбы начавшей над государем волю свою проявлять и заставившей его бороду состричь, так что он “в одних усах” ходил. Но Василий был спокоен: он ждал от предстоящего брака лишь одного – наследника; мысль о сыне не покидала его нигде – ни за столом, ни в Боярской думе, ни в церкви.

Прошли годы, а наследника всё не было. Василий с княгиней странствовал пешком на молитву в дальние монастыри, воздвигал одну церковь за другой, раздавал деньги нищим. Лишь через три с лишним года после свадьбы стало известно, что великая княгиня ждёт ребёнка.

Вечером 24 августа стемнело быстро. Небо над Москвой заволокло грозными тучами. Улицы рано опустели. К полуночи дома и сады погрузились в непроглядную тьму. Наступившая тишина нарушалась лишь лёгким шелестом листьев. Вдруг, сразу, ветер, словно сметя тишину, завыл, засвистел, загремел ставнями, захлопал калитками, заскрипел вековыми стволами. Сверкнула молния, на миг расщепив темноту, и раздался удар грома небывалой силы. Началась гроза. Огненные сабли во всех направлениях рассекали тьму. Одни исчезали в вышине, другие вонзались в землю, в дома. Вот в долгих раскатах громового удара родился новый звук – назойливый и монотонный. Били в набат. Москва засветилась в нескольких концах. Люди тушили пожары, а ветер раздувал пламя. Неожиданно, сами за собой, зазвонили колокола Спасского собора. С колокольни одной из церквей сорвался и упал на землю большой колокол. Всё это были страшные приметы. Ожидали, что в эту ночь случится большая беда… Так рассказывали потом о событиях в ночь с 24 на 25 августа 1530 года.

Когда умер великий князь московский Василий III, его наследнику, Ивану Васильевичу, было немногим более трёх лет отроду. Детство мальчика нельзя назвать счастливым. Через пять лет после смерти отца он потерял мать, великую княгиню Елену Глинскую, и в её лице – единственного родного человека, который мог бы о нём заботиться и любить его. Эти пять лет вдовствующая великая княгиня исполняла обязанности регентши (т.е. временной правительницы) при малолетнем государе и управляла страной, опираясь на Боярскую думу и “опекунский совет”, назначенный ей в помощь умиравшим супругом. В опекунский совет входили люди, обладавшие полнотой власти ближайших советников и “управляющих делами” при неопытной в вопросах государственного управления регентше.

Почти все они были представителями высших аристократических родов: князья Михаил Львович Глинский (дядя Е.Глинской), Василий Васильевич Шуйский, Иван Васильевич Шуйский, бояре Михаил Юрьев-Захарин, Михаил Тучков и другие.

Если при жизни вдовы своего покойного государя “опекуны” ещё согласовывали свои действия с волей великой княгини, то после её смерти они обращали очень мало внимания на условия жизни, желания и судьбу наследника престола. Гораздо больше энергии они проявляли в борьбе за власть. В результате детские годы будущего государя слились в единое горькое пятно. Много лет спустя давние мальчишеские обиды невыносимо жгли ему память и душу. Через три десятилетия Иван IV в своём послании к Курбскому, вспоминая, писал: “Как жестоко я страдал из-за вас… никто нам не помогал. Подданные наши достигли осуществления своих желаний – получили царство без правителя. Дворы и сёла наших дядей взяли себе. И сокровища матери нашей перенесли в Большую казну, а остальное разделили. Припомню одно: бывало мы играем в детские игры, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, опершись локтём о постель нашего отца и положив ногу на стул, а на нас и не взглянет, и уж совсем не как раб на господ. Сколько раз мне поесть не давали вовремя. Всё расхитили коварным образом, казну деда нашего и отца нашего забрали себе, а на деньги те наковали для себя золотые и серебряные сосуды и начертали на них имена своих родителей… окружили себя друзьями и всю власть вершили по своей воле. И так жили мы в гонении и утеснении”

Аристократические кланы в жестокой борьбе за первенствующее положение стремительно сменяют друг друга у кормила власти: первоначально её захватывают Шуйские, затем на их место приходят Бельские, потом Шуйские с помощью мятежа свергают Бельских. Благодаря деяниям бояр, дух насилия в разных формах овладевает воображением и чувствами юноши, проникая в его “плоть и кровь”. В атмосфере борьбы за власть созревал будущий деспот – мстительный, чрезвычайно нервный, вспыльчивый и жестокий. Уже в играх и забавах с товарищами, которых, к слову сказать, ему выбирали другие, Иван проявлял бесчеловечность, царившую, впрочем, в той среде, которая его окружала.

На его глазах мучили людей, он же пока ещё не мог делать этого и ограничивался животными. Большим удовольствием для него было бросать из высоких теремов дворца собак и смотреть на их предсмертные судороги. Ему не только не мешали предаваться подобным забавам, но даже поощряли это. Скоро очередь должна была наступить и для людей.

В 13-летнем возрасте приходит черёд и ему впервые “показать зубы”: в декабре 1543 г. Иван приказал своим псарям схватить самого Андрея Шуйского. Слуги повиновались и даже переусердствовали – они задушили боярина вместо того, чтобы отправить его в темницу. Иван решил, что это было сделано хорошо. Все поняли, что на Руси произошла перемена. В мае 1546 г., когда Иван IV был на охоте близ Коломны, ему преградили путь новгородские пищальники, явившиеся к нему с жалобой на наместника. Иван приказал прогнать новгородцев, произошла свалка, раздалось даже несколько выстрелов. Юный царь остался невредим, но очень перепугался: у Ивана всегда замечали недостатки физической храбрости. Простой дьяк Василий Захаров обвинил О.Воронцова и его родственников в заговоре. Грозный немедля приказал казнить Воронцова и одного из его двоюродных братьев, другие соучастники мнимого заговора подверглись ссылке.

В конце 1546 года Иван собрался более решительным способом укрепить свою независимость. 17 декабря по Москве разнеслось известие, что великий князь решил вступить в брак с одной из русских девиц.

Юному великому князю не было ещё и полных 17 лет, когда его дядя Михаил Глинский и его бабушка княгиня Анна сумели подготовить политический акт большой государственной важности. 16 января 1547 г. великий князь Московский и всея Руси Иван Васильевич торжественно был увенчан титулом царя - Иван IV.

Во время долгой (по обычаю православной церкви) и торжественной службы митрополит возложил на Ивана крест, венец и бармы, присланные якобы византийским цесарем Константином Мономахом на Русь для венчания князя Владимира Всеволодовича (Мономаха).

Устами митрополита была начертана программа деятельности царя: в союзе с церковью, которая отныне объявлялась “матерью” царской власти, должен был укрепить “суд и правду” внутри страны, вести борьбу за расширение государства. По завершении чина венчания великий князь стал “боговенчанным царём”. Дополнение короткого слова “царь” к и без того уже пышному титулу великого князя – “Государь и великий князь Московский, Владимирский и прочих земель” – делала его носителя равным по чину императору “Священной Римской империи”, ставило выше европейских королей – датского, английского, французского и многих иных, уравнивало с восточными соседями - казанским и астраханскими ханами, наследниками Золотой Орды, недавними повелителями Руси.

Таким образом, новый титул - царь – не только резко подчёркивал суверенность российского монарха во внешних отношениях, особенно с ордынскими ханствами, но и чётче, чем прежде, отделял государя от его подданных. Царский титул закрепил превращение князей-вассалов в подданных. Столица государства, Москва, отныне украсилась новым титулом – она стала “царствующим градом”, а русская земля – Российским царством. Но для народов России начинался один из самых трагических периодов его истории. Наступило “время Ивана Грозного”.

Необходимо отметить, что акт венчания на царство Ивана IV не положил конца боярскому правлению. С ним покончило лишь восстание 1547 г. Поводом к нему был страшный пожар в Москве 21 июня 1547 г., уничтоживший практически весь город. Около 4 тыс. москвичей погибли в огне пожарища. Иван IV и его приближённые, спасаясь от дыма и огня, спрятались в селе Воробьёве (нынешние Воробьёвы горы). Причину пожара искали в действиях реальных лиц. Поползли слухи, что пожар – дело рук Глинских, с именем которых народ связывал годы боярского правления.

Около Успенского собора собралось вече. Возбуждённый народ растерзал одного из Глинских; дворы их сторонников и родственников были разграблены и сожжены. С большим трудом правительству удалось подавить восстание. Неспокойно было и в городах Опочке, Пскове, Устюге, где также произошли выступления против властей.

Народные выступления показали, что страна нуждается в реформах по укреплению государственности, централизации власти. Иван IV вступил на путь проведения структурных реформ. В такой обстановке к власти пришли костромской вотчинник А.Ф.Адашев и придворный священник, автор домашнего устава москвичей “Домострой”, Сильвестр.


Адашев и Сильвестр.


Принимая во внимание тот факт, что эти видные политические деятели более десяти лет управляли страной практически наравне с Иваном Грозным, нельзя не остановиться на их биографии чуть подробнее.

Священнник Благовещенского собора в Кремле Сильвестр и царский постельничий (государев дворовый чин) Алексей Фёдорович Адашев были крупнейшими государственными деятелями времён “Избранной рады”. Сильвестр приобрёл огромное влияние на молодого Ивана IV, указав тому на его пороки и на путь к их исправлению в критический, страшный для царя час – во время московского восстания 1547 г. Впоследствии Сильвестр имел в правительстве высокий авторитет, влияя как на государственные дела, так и на личную жизнь самого государя “во всех малых и ничтожных вещах, до обувания и до спанья” Так писал позднее сам Иван IV…

Алексей Фёдорович Адашев происходил из провинциального костромского рода дворян Ольговых, не отличавшихся особой знатностью, и выдвинулся благодаря своим исключительным способностям. Одно время он возглавлял Челобитный и Казённый приказы, принял активнейшее участие в подготовке всех крупных реформ времён “Избранной рады” и получил в сведетельство своих заслуг высокий думный чин окльничего. Адашеву приходилось также выполнятьфункции дипломата и воеводы. Незадолго до взятия Казани он дважды побывал там с важной дипломатической миссией, затем принял участие в самом победоносном казанском походе. В 1560 г. Адашев вместе с князем И.Ф. Мстиславским возглавлял армию, взявшую в Ливонии мощную крепость Феллин. На него же была возложена задача составления новой общегосударственной летописи.

Но с течением времени Сильвестр и Адашев потеряли доверие Ивана Грозного…

В итоге Сильвестр был сослан в далёкий Соловецкий моностырь, а Адашев оставлен городовым воеводой в завоёвонном Феллине. Затем он был переведён в Юрьев-Ливонский и взят под стражу. Там он и скончался спустя два месяца после ареста.



Время “Избранной рады”


Конечно, нельзя точно сказать, при каких обстоятельствах в конце 40-х гг. сложилось правительство, перенявшее руководство страной у Боярской думы, но можно с точностью констатировать, что ключевую роль в формировании новой правящей группы сыграло фигура митрополита Макария. Последний был “мудрый и спокойный политик, находившийся в окружении царя до и после бурных событий 1547 г., глава церкви – могущественного политического механизма, издавна поддерживавшего объединение княжеств вокруг Москвы.

При участии Макария в окружении молодого царя оказались те лица, которым суждено было в глазах современников символизировать новое правительство - “Избранную раду”. “Избранная рада” была органом, который осуществлял непосредственную исполнительную власть, формировал новый приказный аппарат и руководил им. Наиболее авторитетными политиками нового правительства стали Сильвестр и Адашев.

Бесспорно, что своим высоким положением Сильвестр и Адашев были обязаны доверию и поддержке со стороны царя и митрополита. Но надо иметь в виду, что “авторитет царя ещё только складывался. Иначе говоря, авторитет как царского титула, так и самой личности царя ещё предстояло создать. Это стало одной из важнейших политических задач времени

Всего десятилетие суждено было существовать “Избранной раде”, всего десятилетие было отпущено исторической судьбой для деятельности решительных и энергичных реформаторов, протекавшей в условиях относительного мира между всеми классами и сословиями русского общества. Всего десятилетие! Но за этот краткий период государственное и социальное устройство России потерпело столь сильные изменения, каких не происходило за целые века спокойного развития.

Было реорганизовано местное управление. Если до этого времени в городах и землях Московского государства почти неограниченной властью располагали наместники и волостели, на определённый срок назначавшиеся великим князем, то теперь их судебные права в отношении дворян были ограничены, а на значительной территории власть наместников полностью заменялась властью выборных земских органов. Последние возглавлялись губными старостами (“губа”- округ) и излюбленными головами (в городах).

В 1550 г. был принят новый Судебник. Земская устроение явилось условием для проведения в жизнь судебной реформы. Тем самым суд становился прообразом взаимоотношений государственной власти в целом с выбираемыми от сословий. Судебник закреплял создание в Московском государстве справедливого суда, контролируемого “лучшими людьми” из данного сословия на местах. Однако, до создания постоянных верховных сословно-представительных учреждений дело не дошло.

Сформировалась развитая система “приказов”, т.е. органов центрального управления, исполнявших функции нынешних министерств. До середины 60-х гг. XVI в. приказы именовались “избами”. Каждый из приказов отвечал за определённую сферу управления: например, Посольский приказ – за дипломатическую службу, Разрядный – за большую часть военных дел, Разбойный приказ вёл борьбу против “разбоев” и “лихих людей”, Земский приказ ведал порядком в Москве, Челобитный осуществлял контроль за остальными приказами.

В 1551 г. по инициативе царя и митрополита был созван Собор русской церкви, получивший название Стоглавого, поскольку его решения были сформулированы в ста главах. Решения церковных иерархов отразили перемены, связанные с централизацией государства. Собор одобрил принятие Судебника 1550 г. и реформы Ивана IV. Из числа местных святых, почитавшихся в отдельных русских землях, был составлен общерусский список. Упорядочивалась и приводилась к единообразию обрядность на всей территории страны. Даже искусство подлежало регламентации: предписывалось создавать новые произведения, следуя утверждённым образцам. Было решено оставить в руках церкви все земли, приобретённые ею до Стоглавого собора. В дальнейшем церковники могли покупать землю и получать её в дар только с царского разрешения. Таким образом, в вопросе о монастырском землевладении утвердилась линия на его ограничение и контроль со стороны царя.

Ядро армии составляло дворянское ополчение. Под Москвой была посажена на землю “избранная тысяча” - 1070 провинциальных дворян, которые, по замыслу царя, должны были стать его опорой. Впервые было составлено “Уложение о службе”. Вотчинник или помещик мог начинать службу с 15 лет и передавать её по наследству. Со 150 десятин земли и боярин, и дворянин должны были выставлять одного воина и являться на смотры “конно, людно и оружно”. В 1550 г. было создано постоянное стрелецкое войско. На первых порах стрельцов набирали 3 тыс. человек. Кроме того, в армию стали привлекать иностранцев, число которых было незначительно. Была усилена артиллерия. Для несения пограничной службы привлекалось казачество.

Бояре и дворяне, составлявшие ополчение, назывались “служилыми людьми по отечеству”, т.е. по происхождению. Другую группу составляли “служилые люди по прибору” (т.е. по набору). Кроме стрельцов туда входили пушкари (артиллеристы), городская стража, близки к ним были казаки. Тыловые работы (обоз, строительство фортификационных сооружений) выполняла “посоха” – ополчение из числа черносошных, монастырских крестьян и посадских людей.

Все эти преобразования совершались одновременно с впечатляюшими победами в войнах и внешнеполитическими успехами. Между тем царь повзрослел, приобрёл некоторый опыт в государственных делах и уже тяготился деятельным правлением “Избранной рады”. Воля его, стеснённая в юности, теперь распрямилась, словно отпущенная пружина, стремясь к самовластию. Одной из главных черт характера Ивана IV стала неспособность сдерживать себя в чём-либо, неспособность ставить своим желаниям и планам разумные пределы. С течением времени царь стал подвержен приступам гнева, во время которых он терял над собой контроль. Через четверть века в состоянии такого припадка ему суждено было убить собственного сына, Ивана Ивановича. Придя в ярость в споре с сыном по ничтожному поводу, царь ударил того в голову концом жезла с насаженным четырёхгранным железным остриём. Царевич от раны заболел и умер, родитель его “рыдал и плакал”, придя в себя и осознав содеянное, да было поздно.

Избранная рада” возникла не ранее 1549 г., а в 1560 г. её уже не существовало. Причиной этому послужили события 1553 г., когда царь тяжело заболел. Казалось, что он умирает. Стал вопрос о наследнике. Иван хотел, чтобы бояре присягнули как наследнику Дмитрию, которому было всего около 5 месяцев. Среди приближенных началось брожение. Самым печальным для царя было то, что среди тех, кто сомневался, присягать ли “пелёночнику”, были и некоторые деятели “Избранной рады”. Другой причиной стала смерть царицы Анастасии в августе 1560 г. Боярская группировка её родственников Захарьиных обвинила Адашева в отравлении Анастасии и колдовстве. Поводом также послужили разногласия между Сильвестром и Адашевым, с одной стороны, и царём, с другой, по поводу Ливонской войны. В результате “Избранная рада” пала, её деятели и сторонники подверглись опале и гонениям. В декабре 1563 г. скончался митрополит Макарий, и на его место был поставлен тихий, нерешительный митрополит Афанасий.

Московский государь начинает единолично руководить всей внутренней и внешней политикой. В двух словах его политический курс можно охарактеризовать как доведение личной власти до уровня неограниченного самодержавия внутри страны и максимально возможное её распространение за пределы Московского государства путём завоеваний.


Внешняя политика.


Основными задачами внешней политики России в XVI в являлись: на западе – борьба за выход к Балтийскому морю, на юге-востоке и востоке – борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири, на юге – защита страны от набегов крымского хана.



Присвоение и освоение новых земель.


Образовавшиеся в результате распада Золотой Орды Казанское и Астраханское ханства постоянно угрожали русским землям. Они держали в своих руках Волжский торговый путь. Наконец, это были районы плодородной земли, о которой давно мечтало русское дворянство. К освобождению от ханской зависимости стремились народы Поволжья – марийцы, мордва, чуваши. Решение проблемы подчинения Казанского и Астраханского ханства было возможно двумя путями: либо посадить в этих ханствах своих ставленников, либо завоевать их.

Попытки подчинить Казанское ханство дипломатическим путём оказались неудачными. Тогда, в 1552 г., 150-тысячное войско Ивана Грозного осадило Казань, которая представляла в тот период первоклассную крепость. В 30 километрах от последней была сооружена деревянная крепость. Так был возведён город Свияжск, ставший опорным пунктом в борьбе за Казань.

Штурм начался 1 октября 1552 г. В результате взрыва 48 бочек пороха, заложенных в подкопы, была разрушена часть стены Казанского кремля. Русские войска ворвались в город. Хан Ядигир-Магмед был взят в плен (впоследствии он крестился, получил имя Симеон Касаевич, стал владельцем Звенигорода и активным союзником царя).

В 1556 г. была присоединена Астрахань; в 1557 г. Чувашия и большая часть Башкирии добровольно вошли в состав России. Также зависимость от России признала Ногайская орда. Присоединение Казани и Астрахани открыло возможности для продвижения в Сибирь. Богатые купцы Строгановы получили от Ивана Грозного грамоты на владение землями по реке Тобол. Они сформировали отряд в 840 (по другим данным 600) человек из вольных казаков во главе с Ермаком. В 1581 г. Ермак со своим войском проник на территорию Сибирского ханства, а через год разбил войска хана Кучума и взял его столицу Кашлык.

Южная граница.


В самое мрачное и жестокое правление Грозного, в 70-х гг. XVI столетия, московское правительство поставило себе большую и сложную задачу – устроить заново охрану от татар южной границы государства.

Порядок обороны южной границы Московского государства был таков. Для отражения врага строились крепости и устраивалась укреплённая пограничная черта из валов и засек, а за укреплениями ставились войска. Для наблюдения же за врагом и для предупреждения его нечаянных набегов выдвигались в “поле” за линию укреплений наблюдательные посты – “сторожи” и разъезды –“станицы”. Вся эта сеть укреплений и наблюдательных пунктов мало-помалу спускалась с севера на юг. Дороги преграждались валами, затруднялись доступы к бродам через реки, на перекрёстках дорог ставились крепости, имеющие сообщение между собой. Весь юг Московского государства представлял собой один хорошо организованный военный округ.

Ливонская война (1558-1583).


Пытаясь выйти к Балтийскому побережью Иван IV в течение 25 лет вёл изнурительную Ливонскую войну войну. Государственные интересы России требовали установления тесных связей с Западной Европой, которые тогда легче всего было осуществить через моря, а также обеспечения обороны западных границ России, где её противником выступал Ливонский орден. В случае успеха открывалась возможность приобретения новых хозяйственно освоенных земель.

Поводом к войне послужила задержка Ливонским орденом 123 западных специалистов, приглашенных на русскую службу, а также невыплата Ливонией дани за город Дерпт (Юрьев) с прилегающей к нему территорией за последние 50 лет. Более того, ливонцы заключили военный союз с польским королём и Великим князем Литовским. Надо признать, что Грозный выбрал удачную минуту для вмешательства. Ливония, на которую он направил свой удар, представляла в ту пору… страну антагонизмов. В ней шла вековая племенная борьба между немцами и аборигенами края – латышами, ливами и эстами. Эта борьба принимала нередко вид острого социального столкновения между пришлыми феодальными господами и крепостной туземной массой.

Начало Ливонской войны сопровождалось победами русских войск, взявших Нарву и Юрьев. Всего было взято 20 городов. Русские войска продвигались к Риге и Ревелю (Таллину). В 1560 году Орден был разбит, а его магистр В. Фюрстенберг попал в плен. Это повлекло за собой распад Ливонского ордена (1561), земли которого перешли под власть Польши, Дании и Швеции. Новый магистр Ордена Г. Кетлер получил в качестве владения Курляндию и признал зависимость от польского короля. Последним крупным успехом на первом этапе войны было взятие в 1563 г. Полоцка.

Война приобретала затяжной характер, в неё оказались втянуты несколько европейских держав. Усилились противоречия внутри России, разногласия между царём и его приближенными. Среди тех русских бояр, которые были заинтересованы и укреплении южных русских границ, росло недовольство продолжением Ливонской войны. Проявляли колебания и деятели из ближайшего окружения царя А. Адашев и Сильвестр, считавшие войну бесперспективной.

В 1569 г. Польша и Литва объединились в одно государство – Речь Посполитую (Лублинская уния). Речь Посполитая и Швеция захватили Нарву и вели успешные военные действия против России. Только оборона города Пскова в 1581 г., когда его жители отбили 30 штурмов и совершили около 50 вылазок против войск польского короля Стефана Батория, позволила России заключить перемирие сроком на десять лет в Яме Запольском – местечке под Псковом в 1582 г. Спустя год было заключено Плюсское перемирие со Швецией. Ливонская война завершилась поражением. Россия отдавала Речи Посполитой Ливонию в обмен на возвращение захваченных русских городов, кроме Полоцка. За Швецией оставалось освоеннок побережье Балтики, города Корела, Ям, Нарва, Копорье.

Неудача Ливонской войны в конечном счёте явилась следствием экономической отсталости России, которая не смогла успешно выдержать длительную борьбу с сильными противниками. Разорение страны в годы опричнины лишь усугубило дело.


Опричнина.


Главное событие истории XVI в., - опричнина. В течение 7 лет, с 1565 по 1572 г. в Московском государстве разгорелся и пылал, по образному выражению А. Курбского, “пожар лютости”, унесший десятки тысяч человеческих жизней. Так что в памяти людей XVI в. опричнина осталась таким же символом людской мясорубки, как в нашей – 1937 год. И всё же не случайно символом террора стала именно опричнина: количество казней и садистских расправ было в это семилетие особенно велико.

Наступил предопричный 1564 год. Ситуация в стране была тревожной. В апреле из Юрьева бежал в Великое княжество Литовское князь Курбский. Бегство князя Курбского тем сильнее ударило по Грозному, что беглый боярин прислал из-за рубежа краткое послание своему бывшему монарху, в котором гневно обвинил царя в тирании, казнях невинных людей. Таков был канун опричнины.

Иван IV, борясь с мятежами и изменами боярской знати, видел в них главную причину неудач своей политики. Он стремился к самодержавию, но ему мешали боярско-княжеская оппозиция и боярские привилегии. Вопрос состоял в том, какими методами будет вестись борьба. Острота момента, особенности характера царя привели к установлению опричнины. Иван Грозный расправлялся с остатками раздробленности чисто средневековыми средствами.

Ивана IV преследовал кошмарный, в его представлении, призрак европейского парламентаризма. На Западе, где шло становление прогрессивного типа развития, он видел те формы государственного устройства, которые он категорически хотел избежать в своей стране. Его возмущало, что английская королева должна обсуждать государственные дела в парламенте, что от воли парламента во многих важнейших вопросах… зависели и французские короли.

А о безбожных языцех, что и глаголати! – пишет царь Курбскому. – Понеже те все царствами своими не владеют: како им повелят работные их, и тако владеют”. По мнению Грозного, от такого порядка (ограничивающего власть самодержца) хорошего ждать не приходится”

Можно сделать вывод, что только сильная единоличная власть самодержца может сплотить общество и спасти от раздоров.

В январе 1565 года из подмосковной царской резиденции села Коломенского царь выехал в Александровскую слободу, откуда обратился в столицу с двумя посланиями. В первом, направленном духовенству и Боярской думе, Иван Грозный сообщал об отказе от власти из-за измены бояр и просил выделить ему особый удел – опричнину (от слова “опричь”- кроме. Так раньше называли удел, выделявшийся вдове при разделе имущества мужа либо в случае его смерти). Во втором послании, обращенном к посадским людям столицы, царь сообщал о принятом решении и добавлял, что к горожанам у него претензий нет.

Это был хорошо рассчитанный политический маневр. Используя веру народа в царя, Грозный ожидал, что его позовут вернуться на трон. Когда же это произошло, царь продиктовал свои условия: право неограниченной самодержавной власти и учреждения опричнины. Страна была разделена на две части: опричнину и земщину. В опричнину Грозный включил наиболее важные земли. В неё вошли поморские города, города с большими посадами и важные в стратегическом отношении, а также наиболее экономически развитые районы страны. На этих землях посилились дворяне, входившие в опричное войско. Его состав вначале был определён в 1 тыс. человек. Содержать это войско должно было население земщины. Опричники носили чёрную одежду, к их сёдлам были привязаны собачьи головы и мётлы, символизировавшие собачью преданность опричников царю и готовность вымести всю измену из страны.

Стремясь уничтожить сепаратизм феодальной знати, Иван IV не останавливался ни перед какими жестокостями. Начался опричный террор, казни, ссылки. В Твери был задушен московский митрополит Филипп, осудивший опричный беспредел. В Москве были отравлены двоюродный брат царя, претендовавший на трон, его жена и дочь, была убита и его мать княгиня Старицкая в монастыре. Жесточайшему разгрому подверглись центр и северо-запад русских земель, где боярство было особенно сильным. В декабре 1569 года Иван предпринял поход на Новгород, жители которого хотели якобы перейти под власть Литвы. По дороге разгрому подверглись Клин, Тверь, Торжок, а в самом Новгороде из 6000 дворов (круглым счётом) опустошил около 5000 и навсегда ослабил Новгород. За то он “пожаловал”, тогда же взял в опричнину половину разорённого города и две новгородские пятины; а вернувшись в Москву, опалился на тех, кто внушил ему злобу на новгородцев. Особенно жестокие казни прошли в Москве 25 июня 1570 г. В самом Новгороде “погром продолжался более 5 недель.., когда ежедневно “ввергали в воду” (под лёд) 500-600, а в иные дни и до 1500 человек

Из Новгорода Иван Грозный направился в Псков, и жители приготовились к смерти. Неизвестно, что спасло их от гибели, а город от разорения. Может быть, царь увидел покорность псковитян, а может быть, устал от крови. В летописях рассказывается, что в городе навстречу царю вышел местный юродивый Салос… Салос будто бы протянул царю кусок сырого мяса. “Я христианин и не ем мяса в пост”,- сказал ему царь. На что юродивый возразил: “Ты хуже делаешь – ты ешь человеческое мясо”

В 1571 г. опричное войско не смогло отразить набег на Москву крымских татар, которые сожгли московский посад. Это показало неспособность опричного войска успешно сражаться с внешними врагами. Царь отменил опричнину и в 1572 г. она была переименована в “Государев двор”.

Каков же результат опричнины?

Важнейшая для молодой страны проблема соотношения власти (государства) и общества была решена в пользу власти. Опричнина подчинила общество неограниченной власти Московского царя. Окончательно установилась главенствующая роль единоличного правителя – царя… Иван IV видел в боярах своих главных врагов…В результате опричнины роль Боярской думы упала…

Главной социальной опорой власти стала бюрократия. Слой служилой бюрократии расширился. Землевладельцы, независимо от размеров владения, были превращены в служилую массу, которая находилась в зависимости от царя.

Ликвидированы экономически независимые от власти собственники… Произошло огосударствление общества: все зависели от государства и лично от царя.

После опричнины в стране разразился тяжёлый экономический кризис… Необработанными оказались до 90% земли. К тому же в 1570-71 гг. в дополнение ко всем бедам на Россию обрушилась эпидемия чумы.

Опричнина не уничтожила боярско-княжеское землевладение, хотя сильно ослабила его мощь. До сих пор вызывает ужас и содрогание дикий произвол и гибель многих неповинных людей, ставших жертвами опричного террора. Опричнина привела к ещё большему обострению противоречий внутри страны, ухудшила положение крестьянства и во многом способствовала его закрепощению.




Заключение


Перед лицом неудачи опричной политики Иван Грозный вынужден был отменить в 1572 г. опричнину. Даже само это слово оказалось под запретом. Однако за время последних двенадцати послеопричных лет царствования Ивана IV им предпринимались попытки частичного восстановления опричных порядков: то опять казни, то царь пытался опять получить в своё распоряжение особый удел.

Царь Иван, ко свидетельствам разных источников (отечественного и зарубежного происхождения), был глубоко удручён гибелью сына в конце 1581 г., свершённым им преступлением, крушением своих внешнеполитических планов на Западе. Физические и духовные силы его были надломлены… Царь жил в страхе, он ожидал смерти, мучительно боялся божьего суда, того самого суда, которым ему грозил Курбский.

Между тем Ливонская война на рубеже 70-80-х гг. была отмечена рядом тяжких поражений русских войск, чуть ли не новой военной катастрофой. Эти годы были для России тяжелой и несчастливой порой. И лишь смерть Ивана Грозного в 1584 г. позволила стране вздохнуть спокойно.

Во время юности царя Ивана Васильевича государственным деятелям России предстояло решить сложные задачи. Но наследникам эпохи Ивана IV достались проблемы гораздо более серьёзные и трудные. В результате опричной политики, чрезвычайных, крутых мер в 70-80-е гг. XVI в. Московское государство вошло в полосу кризиса. В 25-летней Ливонской войне Россия потерпела поражение, лучшая, наиболее боеспособная часть войск была перемолота на полях сражений в ежегодных военных компаниях, а завоёванные территории потеряны. Страна была доведена до страшного разорения. Датчанин Ульфельд, проезжавший по Московскому государству в 1578г., впоследствии в своих записках рассказывал о пришедших в упадок городах, обезлюдевших областях, заброшенных пашнях, о всеобщей нищите и голоде.

Царь Иван IV три с половиной десятилетия обладал всей полнотой власти в Московском государстве. Он ставил перед собой весьма масштабные задачи и нередко добивался успеха, но затем терял плоды первоначальных побед, во всём желая большего, не умея хоть в чём-либо себя ограничить. В результате он окончил свои дни как проигравшийся картёжник, слепо уверовавший в свою удачу, поставивший на карту всё своё состояние и к концу игры распрощавшийся с большей его частью.

Правление Ивана Грозного во многом предопределило ход дальнейшей истории нашей страны – “поруху” 70-80-х годов XVI в., установление крепостного права в государственном масштабе и тот сложный период для России XVI-XVII вв., который современники называли “смутой”.


Список использованной литературы.


  1. История России с древнейших времён до второй половины XIX века. Курс лекций / Под ред. проф. Б.В. Личмана. Екатеринбург: Урал. гос. техн. ун-т. 1995.


  1. Альшиц Д. Н. Начало самодержавия в России. Л.: “Наука”, 1988.


  1. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России. Учебник.-М.:“ПРОСПЕКТ”, 1997.


  1. Хрестоматия по истории России: В 4-х тт.- Т.1. С древнейших времён до XVII века / Сост.: И.В. Бабич, В.Н. Захаров, И.Е. Уколова.- М.: МИРОС – Междунар. отношения, 1994.


  1. Шмидт С.О. Российское государство в середине XVI столетия. Царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного. / Отв. ред. академик Д.С. Лихачёв. – М.: “Наука”, 1984.