Игорь Васильевич Курчатов (doclad)

Посмотреть архив целиком

Московский колледж










Доклад

по дисциплине:

«Отечественная история»

по теме:

«Игорь Васильевич Курчатов»


















Доклад подготовил

Студент группы Рк-104

Карпова М.А.








Москва 2004 г.

Игорь Васильевич Курчатов (1902-1960)


Игорь Васильевич Курчатов — выдающийся физик, первый и многолетний руководитель советской ядерной программы.

За последние годы в печати появилось множество сообщений, что в годы «холодной войны» советская разведка украла американские атомные секреты, а советские ученые-атомщики лишь повторили их. Это утверждение подобно тому, что обезьяна украла поваренную книгу и по ней приготовила украинский борщ.

Американские атомные секреты советская разведка действительно получила с помощью таких ученых, как английский физик Клаус Фукс, симпатизировавший Советскому Союзу. Это была самая значительная разведывательная операция периода «холодной войны». Но эти секреты попали к весьма подготовленным специалистам, физикам-атомщикам, и, прежде всего к Игорю Васильевичу Курчатову, сочетавшему таланты физика и выдающегося организатора. Именно на него пал выбор А. Ф. Иоффе, который рекомендовал советскому руководству назначить руководителем атомной программы именно И. В. Курчатова. И это во многом определило быстрый успех разработки нашего ядерного оружия.

И. В. Курчатов родился 30 декабря 1902 году в г. Сим на Южном Урале в семье землемера. В1912 году окончил Симферопольскую гимназию, а в 1920 году поступил на физико-математический факультет Таврического университета. Ректором университета тогда был В. И. Вернадский, а физику преподавали известные теоретики И. Е. Тамм и Я. И. Френкель. Несмотря на тяжелые условия Гражданской войны, четырехлетний курс университета Игорь Васильевич прошел за три года.

В 1924-1925 был ассистентом при кафедре физики Азербаржанского политехнического института (Баку).

В 1925 году он переехал в Ленинград и стал научным сотрудником Физико-технического института. И. В. Курчатов попал в руки директора института академика А. Ф. Иоффе, которого окружали молодые и энергичные сотрудники — А. П. Александров, Я. И. Френкель, Л. А. Арцимович, Л. Д. Ландау, А. И. Лейпунский, И. К. Кикоин, Н. Н. Семенов, Ю. Б. Харитон.

В конце 1920-х годов И. В. Курчатов изучал физику диэлектриков и полупроводников. Он сделал первые работы по сегнетоэлектрикам — электрическим кристаллам. В то же время Игорь Васильевич всегда проявлял таланты создателя и руководителя научных коллективов.

В 1932 году во всем мире был сделан целый ряд важнейших открытий в области ядерной физики — открыты элементарные частицы нейтрон, позитрон, тяжелый изотоп водорода — дейтерий. В США начал работать первый ускоритель элементарных частиц - циклотрон.

Узнав об этих открытиях, И. В. Курчатов уже в конце 1932 года переключил работу своей лаборатории на физику атомного ядра и с тех пор занимался сам в основном ею.

В 1935 г. Курчатов вместе с сотрудниками обнаружил явление ядерной изометрии искусственно-радиоктивныч изотопов. Также, важное значение имеют его работы по резонансному поглощению нейтронов и их взаимодействию с водородом.

В 1937 году он участвовал в создании первого советского циклотрона, а в 1939 году начал работать над проблемой деления тяжелых атомных ядер.

В 1940 году под непосредственным руководством И. В. Курчатова его сотрудники Г. Н. Флеров и К. А. Петржак открыли спонтанный (самопроизвольный) распад ядер радиоактивного химического элемента урана. В том же году Курчатов доказал возможность цепной ядерной реакции в системе «уран — тяжелая вода» с выделением энергии. А ведь в конце 1930-х годов А. Ф. Иоффе и его институт жестоко критиковали за то, что они занимаются якобы бесперспективной ядерной тематикой.

Весь 1941 год И. В. Курчатов под руководством А. П. Александрова (будущего президента Академии наук СССР) занимался размагничиванием боевых кораблей с целью защиты их от магнитных мин. Они сначала делали эту работу для Балтийского, а затем и для Черноморского флота. Сначала военные моряки отнеслись к этой работе скептически, но вскоре поняли ее жизненную необходимость. За все время войны ни один размагниченный корабль не подорвался на магнитной мине! Жизнь тысяч моряков спасла эта работа.

Только в ноябре 1941 года И. В. Курчатова вывезли из черноморского порта Поти. В эвакуации лаборатория Курчатова занималась проблемами танковой брони.

В декабре 1941г. Г.Н. Флёров приезжает в Казань для встречи с Курчатовым, но его там не было. Тогда Флёров выступил с докладом перед Иоффе, Капицей и другими физиками. В докладе он привел ряд аргументов в доказательство того, что для создания ядерного взрыва годятся легкий изотоп урана и протактиний. Детально разработал эффекты, которые могут помешать взрыву и, считая ядерный взрыв реальным, перечислил важнейшие направления исследований. В мае 1942г. Флёров пишет в Государственный совет обороны, что «надо, не теряя времени, делать урановую бомбу» и приводит свои аргументы.

В это время советское правительство уже располагало информацией о том, что у Германии и США в условиях особой секретности ведутся срочные работы по созданию нового сверхмощного оружия.

После письма в правительство физика Георгия Флерова — ученика и сотрудника И. В. Курчатова — Игоря Васильевича вызвали в Москву и по рекомендации А. Ф. Иоффе назначили руководителем атомного проекта. А. Ф. Иоффе ясно понимал, что именно И. В. Курчатов, как наиболее компетентный в вопросах ядерной физики и хороший организатор, больше других подходит для этой роли. И дальнейшие события показали, что он не ошибся. Именно И. В. Курчатову страна обязана скорейшим созданием ядерного оружия и прекращением монополии США на него.

В 1943 году И. В. Курчатов организовал так называемую лабораторию № 2, или ЛИПАН (сокращение от лаборатории измерительных приборов Академии наук), на окраине Москвы, на Ходынском поле. В том же 1943 году Игорь Васильевич был избран академиком.

Местонахождение ЛИПАН было окружено завесой особой секретности — не только от немцев, но и от американцев.

Тем не менее, бывали и комические случаи. Ближайший помощник И. В. Курчатова А. П. Александров вспоминал о первом посещении ЛИПАН: «В 1944 году я как-то приехал к Бороде (прозвище Курчатова, отпустившего окладистую бороду) в лабораторию измерительных приборов, уже в Покровское-Стрешнево. Адрес никто толком не знал, говорили, что нужно ехать в Серебряный Бор и там по дороге спросить. Я приехал в указанное место, спрашиваю у милиционеров, они смотрят на меня подозрительно и ничего не говорят. Уже я, было, впал в уныние: мог опоздать. На счастье, подвернулись мальчишки. Я спросил, не знают ли они, где тут красный кирпичный дом за большим забором? Один сказал: «Это где атом делают? Пойдете вот сюда, переедете железную дорогу, и за ней будут ворота в заборе!» По этому точному указанию я сразу нашел ЛИПАН и попал к Бороде».

В лабораторию № 2 были вызваны с фронтов и из эвакуации все необходимые специалисты. По существу, на атомный проект работала наука и промышленность всей страны.

Курчатов сам ведёл те работы, которые, по его мнению, быстрей приведут к созданию атомной бомбы.

Конечно, огромную помощь в создании советской атомной бомбы сыграла наша разведка. Благодаря блестяще проведенной операции удалось получить подробные данные о принципах действия, конструкции и испытаниях американской атомной бомбы. Это значительно упростило задачу и ускорило завершение нашего атомного проекта. Во избежание утечки информации все полученные данные сообщались только одному И. В. Курчатову, который приезжал в Кремль и знакомился с ними только там. Другие участники атомного проекта не знали об этом. Это давало возможность избегать тупиковых путей, уже опробованных американскими учеными, и сразу вместо проведения многих лабораторных экспериментов организовывать промышленное производство, прежде всего расщепляющихся материалов (изотопа урана-235 и плутония — искусственного химического элемента) — «начинки» атомной бомбы. Ведь для их производства необходимо было создать целую новую отрасль промышленности — атомную. Нужно было построить целые комбинаты с ядерными реакторами и целый ряд производств сверхчистых материалов, например графита для реакторов.

В США атомное оружие было создано к концу войны, в июле 1945 года произведено его испытание. В своих воспоминаниях премьер-министр Великобритании Черчилль писал, что на Потсдамской конференции по окончании войны с Германией новый президент США Трумэн по договоренности с ним сказал Сталину, что в США создано сверхмощное атомное оружие. Черчилль должен был наблюдать за выражением лица Сталина при этом известии. Он написал, что лицо Сталина совершенно не изменилось, — по-видимому, он не понимал, о чем идет речь. Однако Сталин благодаря работе нашей разведки хорошо понимал, о чем идет речь, и напряженность работ у нас еще более возросла.

В середине 1945г. поступило сообщение о взрыве чудовищной силы на полигоне в Аламогордо США. Курчатов с товарищами встретили это сообщение со смешанным чувством досады, удовлетворения и настороженности. Досады – потому, что американцы сделали это раньше. Удовлетворения – потому, что возможность взрывной самоподдерживающейся ядерной реакции теперь доказана и усилия учёных приведут к заданной цели. Всего лишь через двадцать дней после Аламогордо раздались взрывы в Хиросиме и затем в Нагасаки.


Случайные файлы

Файл
6250-1.rtf
162392.rtf
94290.rtf
66382.rtf
diplom.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.