Жуков - полководец (ref)

Посмотреть архив целиком

АТТЕСТАЦИОННАЯ РАБОТА

ПО ИСТОРИИ РОССИИ

УЧЕНИКА 9 А КЛАССА

МОУ “СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 50

С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА г. Перми


ЧУГАРИНА МАКСИМА ГЕОРГИЕВИЧА






Реферат

« ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ ЖУКОВ:

ВЕЛИКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ И

ВЫДАЮЩАЯСЯ ЛИЧНОСТЬ»









Руководитель:

учитель истории

Репин А.Н.









ПЕРМЬ 2001-2002



С О Д Е Р Ж А Н И Е


ВВЕДЕНИЕ ....................................................................…………………3


ГЛАВА I. Г.К.Жуков - великий полководец.........................…………..11

1. Становление Г.К. Жукова как полководца накануне войны……….11

2. Великая Отечественная война………………………………………..14

Начало...................................................................…………………….. .14

От Ельни до Сталинграда.............................................…………………15

Сокрушение "Цитадели"..............................................………………….22

Победа! .....................................................................……………………..24

3. Полководческий почерк Г.К.Жукова в Великой Отечественной войне......................................................…………………………………...25


ГЛАВА II. Роль личности Г.К. Жукова.............................……………...34

1. Детство и юность Георгия Жукова...........................………………...34

2. Из огня да в полымя..............................................…………………….35

3. В межвоенные годы...............................................…………………….36

4. Деятельность Г.К. Жукова в послевоенный период ....……………..38

5. Новейшая историография о роли и месте Г.К.Жукова в Великой Отечественной войне......................................………………………… 40



ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................……………………51


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ............................................................…………………….54



ВВЕДЕНИЕ


За свою многовековую историю Российское государство неоднократно подвергалось агрессии. Русскому народу много раз приходилось с оружием в руках вести жестокие, и, подчас неравные сражения, в которых проявили свое полководческое искусство Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Александр Суворов, Михаил Кутузов. Их имена бережно хранятся в памяти поколений. В XX веке к ним добавились имена полководцев Великой Отечественной войны - Г.К.Жуков, А.М.Василевский, И.С.Конев, Р.Я.Малиновский, К.К.Рокоссовский, С.К.Тимошенко, и многие другие.

За четырехлетний период борьбы советского народа против германской агрессии произошло не одно сражение. Со всеми важнейшими стратегическими операциями советских войск в ходе Великой Отечественной войны неразрывно связано имя Георгия Константиновича Жукова. "Там, где Жуков, там Победа". Эта фраза родилась в советской армии во время Московской битвы, стала крылатой и жила среди бойцов до последних дней войны. И это действительно было так.

Летом 1941 г. он организует первую крупную и успешную контрнаступательную операцию советских войск под Ельней, в критической обстановке сентября заменяет не справившегося с организацией обороны Ленинграда К.Е.Ворошилова и налаживает оборону города. В октябре отзывается Сталиным в Москву и организует оборону столицы, а затем и контрнаступление советских войск, приведшее к разгрому немецкой группы армий "Центр".1

Г.К.Жуков был одним из разработчиков плана контрнаступления под Сталинградом, операции на Курской дуге. Он же заменил раненого генерала армии Н.Ф.Ватутина и вступил в командование 1-м Украинским фронтом в марте 1944 г. Наконец, в ноябре 1944 г. И.В.Сталин назначает его командующим 1-ым Белорусским фронтом, которому предстояло выйти на Берлин, и именно его войска водрузили знамя Победы над рейхстагом. Г.К.Жуков принимал капитуляцию Германии в ночь с 8 на 9 мая 1945 г., а также знаменитый парад Победы 24 июня 1945 г. на Красной площади.2

В связи с недавним 100-летием со дня рождения маршала Г.К.Жукова (1996 г.) и 55-летием победы над Германией возрос интерес к личности великого полководца. В его честь создают музеи и памятники, чеканят монеты, учреждают фонды, стипендии, спортивные кубки, орден и медаль, печатают марки с его именем, называют его именем улицы.

О Маршале Советского Союза Г.К.Жукове опубликовано огромное количество книг и статей. Тем не менее, нельзя сказать, что его роль в достижении победы всегда исследовалась объективно. Известно, что вскоре после войны И.В.Сталин подверг маршала опале, и до 1952 г. он служил далеко от Москвы.

Во время так называемой "оттепели" он недолгое время занимал пост министра обороны, однако Н.С.Хрущев счел нужным вновь отстранить его от активной общественной деятельности. В изданном в этот период фундаментальном исследовании "Великая Отечественная война советского народа 1941 - 1945 гг." имя Г.К.Жукова встречается крайне редко.

В историческом очерке о Московской битве, изданном в 1961г., имя Г.К.Жукова, командующего Западным фронтом, упоминается всего два раза и то в связи с незначительными моментами исследования. Участие и вклад Г.К.Жукова в ход Великой Отечественной войны не было оценено, таким образом, по достоинству. Только после выхода в свет первого издания мемуаров Г.К.Жукова "Воспоминания и размышления" его роль и полководческий почерк в период войны становятся предметом исследования историков и всех интересующихся историей войны.3

По нашему мнению, отечественную историографию Великой Отечественной войны можно условно разделить на два периода.

Первый период - советский - длится с окончания войны до наступления так называемой гласности (1985-87 гг.).

Для советской историографии Великой Отечественной войны (особенно в период до начала 60-х гг.) было характерно отсутствие широких дискуссий. Помимо политико-идеологических обстоятельств, это было обусловлено сравнительной узостью источниковедческой базы, на которую могли опираться исследователи. Значительное число архивных материалов оставались закрытыми - прежде всего это касается документов высших органов государственного и военного руководства.

Западные историки в этом отношении имели преимущество, так как могли свободно пользоваться германскими архивными материалами, которые после войны оказались в руках американцев и на коммерческой основе стали предоставляться всем желающим.

Отечественные же историки получали право частичного доступа к засекреченным архивным материалам при разработке больших официальных трудов, таких как шеститомная "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.", изданная в первой половине 60-х гг. В остальных же случаях доступ ограничивался в основном локальными материалами, раскрывающими боевую деятельность отдельных частей и соединений.

Внутри этого периода развития отечественной историографии можно также выделить несколько этапов, различие между которыми было обусловлено главным образом изменениями курса КПСС в связи со сменой лидеров партии, а также новыми акцентами в изучении тех или иных проблем войны.

К концу 80-х годов была опубликована весьма незначительная часть документов. В основном это материалы, раскрывающие трудовой и ратный подвиг советского народа, преступления фашистов, боевые действия Красной Армии оперативно-тактического масштаба.

Что же касается документов высших органов государственного, военно-политического и стратегического руководства, то они в советское время практически не издавались. Лишь по комментариям в научной литературе и воспоминаниям возможно было знакомство широкого круга читателей с постановлениями ГКО, директивами и приказами военных советов стратегических направлений, фронтов, флотов, отдельных армий, приказами наркомов обороны и ВМФ, главного политического управления РККА и ВМФ.

С конца 80-х годов в отечественной историографии Великой Отечественной войны начался новый этап, который характеризуется введением в научный оборот недоступных ранее широкому кругу исследователей документов. Публикация важнейших из них помогла историкам по-новому осветить многие проблемы, дать более объективное документальное изложение событий Великой Отечественной войны, устранить некоторые из так называемых белых пятен в ее изучении.

Оживилась творческая мысль ученых-историков, на страницах печатных изданий нередки публикации дискуссионного характера, вызывающие интерес и у неспециалистов. Можно сказать, что в наше представление о событиях Великой Отечественной войны вносятся в настоящее время существенные коррективы.

В последнее десятилетие появилась целая серия публикаций, в которых отечественные и зарубежные авторы поставили задачу раскрыть новые или малоизвестные стороны военной биографии Маршала, а также отразить его деятельность в годы войны с учетом рассекреченных в этот период документов.

В открытой печати стали появляться рассекреченные документы и материалы, недоступные ранее не только широкому кругу читателей, но и специалистам-историкам. Интерес представляет сборник под названием "Г.К.Жуков в битве под Москвой", куда включены приказы, записи переговоров, директивы, письма и другие материалы, отражающие боевую деятельность генерала Г.К.Жукова в битве за Москву с 30 сентября 1941 по 20 апреля 1942 г. Подлинники большинства этих документов хранятся в Центральном Архиве Министерства Обороны РФ (ЦАМО РФ) и опубликованы впервые.

Также необходимо назвать сборник "Битва за столицу", содержащий документы советского и немецкого командования, на основе которых можно воссоздать объективную картину подготовки и хода боевых действий в период Московской битвы. В сборнике использованы закрытые ранее архивные фонды Ставки Верховного Главнокомандования, фронтов, объединений и соединений, участвовавших в битве под Москвой, а также трофейного фонда, содержащего трофейные документы группы армий "Центр".

Сборник состоит из двух томов: в первый том вошли документы периода оборонительной операции и контрнаступления; во второй - общего наступления советских войск на Западном направлении.

Документы и материалы, отражающие работу Ставки Верховного Главнокомандования, членом которой был Г.К.Жуков, опубликованы в серии "Русский Архив". Причем данные издания содержат не только отечественные документы (Ставки ВГК и Генштаба), но и трофейные документы Верховного Главнокомандования Вооруженных сил Германии (ОКВ), Главного командования сухопутных войск (ОКХ) и группы армий "Центр".

Все названные сборники документов и материалов составлены благодаря сотрудничеству Института военной истории Министерства Обороны РФ, Историко-архивному военно-мемориальному центру Генерального штаба Вооруженных сил РФ, Московскому городскому объединению архивов и Центральному архиву Министерства Обороны РФ.

Для исследователей полководческого почерка Г.К.Жукова большое значение имеет мемуарная литература. Воспоминания непосредственных участников войны, родственников, друзей и знакомых Маршала позволяют воссоздать характерные черты личности Г.К.Жукова - полководца и человека, передать напряженность сражений, ярко и образно описать драматические страницы Великой Отечественной войны.

Особняком в списке литературы стоят мемуары самого Георгия Константиновича - книга "Воспоминания и размышления", выдержавшая к настоящему времени уже 12 изданий, а также опубликованные в "Военно-историческом журнале" военно-исторические очерки, посвященные Московской битве.

Кроме того, необходимо назвать воспоминания других известных советских военачальников - И.Х.Баграмяна, А.П.Белобородова, А.М.Василевского, М.Е.Катукова, Д.Д.Лелюшенко, К.К.Рокоссовского и других, в которых немало страниц уделено Г.К.Жукову как непосредственному начальнику многих мемуаристов.

Интерес представляют также воспоминания о Маршале тех, кто прошел с ним дорогами войны, встречался на фронте, служил под его началом в мирные годы, воспоминания его родных и близких, друзей.

Истории крупных сражений на полях Великой Отечественной войны посвящены как отдельные главы и разделы в коллективных трудах отечественных и зарубежных историков, изданных в СССР и за рубежом, так и значительное число специально посвященных Г.К.Жукову книг и монографий. В этих работах рассматривается не только полководческая деятельность Г.К.Жукова, но и его человеческие качества.

Особенно ценной представляется информация о жизни Г.К.Жукова в послевоенные годы, в период, когда он находился в опале. Авторы многих работ стараются исследовать взаимоотношения Г.К.Жукова с И.В.Сталиным и другими руководителями нашего государства в те годы, подчиненными ему командирами, а также с родными и близкими ему людьми. Помимо монографий в последние годы в периодических изданиях появилось значительное число статей, авторы которых, военные историки, пытались дать характеристику Г.К.Жукову как полководцу.

Особняком в ряду публикаций о Г.К.Жукове стоят две брошюры докторов исторических наук А.Н. и Л.А.Мерцаловых: "Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф", "Иной Жуков".

Лейтмотивом обеих работ является критика действий Маршала в годы Великой Отечественной войны, развенчание его полководческого таланта. В своих работах они сосредотачивают внимание на негативных моментах истории, которые до сих пор не были освещены.

Мерцаловы заявляют, что в отечественной историографии до сих пор умалчивается обо всем негативном "в биографии маршала - от его весомой ответственности за поражения 1941 года до грубых просчетов, приведших к жестоким потерям в Берлинской операции", а общие достижения Советской Армии приписывают одному Г.К.Жукову ("выиграл войну", "спас войну и Ленинград"). Оценивая деятельность Г.К.Жукова, авторы называют его "правой военной рукой Сталина", полагая, очевидно, что подобная характеристика умаляет достоинство Маршала.

Ценную информацию и свой взгляд на события Великой Отечественной войны предоставляют западногерманские историки и мемуаристы, многие из работ которых опубликованы в последние годы на русском языке.

Воспоминания о Московской битве оставили начальник штаба 4-й армии генерал Г. Блюментрит и командующий 2-й танковой группой генерал- полковник Г.Гудериан.

ЦЕЛЬЮ нашей работы является рассмотреть и оценить незаурядные способности Г.К.Жукова как талантливого полководца, внесшего неоценимый вклад в разгром немецких войск в ходе Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. при этом раскрыв его человеческие качества. Действительно ли роль Г.К.Жукова в достигнутой нашим народом победе столь велика, что его имя выделяют из числа других военачальников, зачисляя на его счет победы советских войск и умалчивая о неудачах и поражениях?

В соответствии с поставленной целью нами определены задачи исследования:

  • проанализировать и обобщить накопленный в науке материал по проблеме роли Г.К.Жукова в Великой Отечественной войне;

  • рассмотреть действия полководца в период Великой Отечественной войны и его вклад в развитие хода войны;

  • используя новейшую историографию, дать характеристику полководческого почерка Г.К.Жукова;

  • раскрыть человеческие и личностные качества Г.К.Жукова, его гражданскую позицию.


В соответствии с поставленными задачами данная работа разделена на следующие главы:

Глава 1. Г.К.Жуков - великий полководец.

Глава 2. Роль личности Г.К.Жукова.



ГЛАВА I.

Г.К.ЖУКОВ - ВЕЛИКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ


1. Становление Г.К. Жукова как полководца накануне войны


1 июня 1939 г. Жукова внезапно вызвал Ворошилов. В приёмной наркома командир корпуса услышал о вторжении японцев на территорию союзной СССР Монголии в районе реки Халхин-Гол. "Думаю, - заявил Ворошилов, - что затеяна серьёзная военная авантюра и на этом дело не кончится... Можете ли вы вылететь туда немедленно и... принять на себя командование?" - "Готов вылететь сию же минуту", - ответил Жуков.

5 июня он прибыл в штаб особого советского 57-го отдельного корпуса, находившегося в Монголии. Несколько дней машина комдива колесила по степи, Жуков лично хотел осмотреть все. Опытным глазом командира он оценивал слабые и сильные стороны немногочисленных советско-монгольских войск, вышедших в район Халхин-Гола. Он отправляет в Москву срочное донесение: немедленно усилить советскую авиацию, направить в Монголию не менее трех стрелковых дивизий и танковую бригаду. Цель - готовить контрнаступление. Предложения Жукова были приняты.

В ночь на 3 июля японцы форсировали Халхин-Гол и захватили гору Баин-Цаган. Чтобы не дать противнику закрепиться, Жуков решил атаковать неприятельскую пехоту двумя танковыми бригадами. Утром 5 июля японцы начали отступать к переправе, которая оказалась взорвана. Почти вся группировка, переправившаяся на западный берег, была уничтожена или захвачена в плен.

Благодаря тщательно продуманной Жуковым системе дезинформации, удалось скрыть от противника подход крупных подразделений из Советского Союза.

Окружение основных японских сил намечалось с помощью фланговых ударов танковых и механизированных частей. Задача облегчалась тем, что японцы практически не имели современных танков, а советская авиация после упорных боёв смогла завоевать господство в воздухе. 20 августа 1-я армейская группа Жукова начала наступление, а уже 31-го окружённые войска противника прекратили сопротивление.

31 августа Георгий Константинович докладывает об успешном завершении операции. Сражение на реке Халхин-Гол, затерявшейся где-то в Азии, и до сих пор известное только историкам и географам, круто повернуло все в международной жизни. Полководческий подвиг Г.К.Жукова, удостоенного за эту победу звания Героя Советского Союза, способствовал не только ликвидации опасности, нависшей над союзной нам Монгольской Народной Республикой, но и стабилизации всей обстановки на Дальнем Востоке. Халхин-Гол начисто стер в памяти японцев представление о нашем солдате, которое у них сложилось по опыту русско-японской войны 1904-1905 годов...4

В мае 1940 года Жукову присвоили звание генерала армии. Блистательная победа для Георгия Константиновича имела и глубокое личное значение. Он показал, на что способен волевой начальник в то время, когда с 1937 года боеспособность Красной Армии ежегодно, ежемесячно и ежедневно подрывалась массовыми репрессиями. По указке И.В.Сталина и его подручных десятки тысяч командиров были уничтожены, брошены в тюрьмы, томились в лагерях. Сам Г.К.Жуков едва не пал жертвой расправы - в 1937 году в Смоленске он, ощутив нависшую угрозу ареста, пошел на страшный риск - отправил в Москву Сталину и Ворошилову грозную телеграмму. В те годы судьбы людей складывались по-разному, но Жукова оставили в покое.

Все лето и осень 1940 года Жуков постоянно находился в войсках, шла напряженная учеба в условиях, приближенных к боевым. Командующий округом был требователен к себе и другим - учить тому, что действительно потребуется на войне.

В советском генштабе уже обсуждались возможные варианты войны в случае нападения Германии. В конце декабря 1940 начале января 1941 в Москве прошло совещание высшего командования Красной Армии. За его работой следил И.В.Сталин.

Присутствующие были поражены глубиной и смелостью суждений Жукова, изложенных в его докладе "Характер современных наступательных операций". Он со всей серьезностью подчеркнул: перед лицом сильнейшей армии Запада нельзя терять ни минуты, нужно быть готовым во всеоружии встретить ее яростный натиск.

На следующий день Сталин вызвал Жукова и сообщил: Политбюро решило назначить его начальником Генерального штаба.

Полководец современной войны Жуков отводил первое место стремительным действиям танковых и механизированных соединений, имеющих мощную поддержку с воздуха. Не сразу и не вдруг ему удалось убедить в правильности своей точки зрения Сталина.5

На склоне лет Жуков много размышлял о событиях кануна и начала великой и страшной войны.

"Конечно, на нас - военных, - говорил Жуков, - лежит ответственность за то, что мы недостаточно требовали приведения армии в полную боевую готовность и скорейшего принятия необходимых мер. Очевидно, мы должны были это делать более решительно, чем делали... Конечно, надо было реально себе представлять, что значило тогда пойти наперекор Сталину в оценке общеполитической обстановки, У всех в памяти еще были недавно минувшие годы; и заявить вслух, что Сталин неправ, что он ошибается, попросту говоря, могло тогда означать, что еще не выйдя из здания, ты уже поедешь пить кофе к Берии.

И все же это лишь одна сторона правды. А я должен сказать всю. Я не чувствовал тогда. Перед войной, что я умней и дальновидней Сталина, что я лучше его оцениваю обстановку и больше его знаю...".6


2. Великая Отечественная война.

Начало


В ночь на 22 июня руководство Наркомата Обороны бодрствовало. Телефоны в кабинете Жукова работали непрерывно, поток тревожных сообщений нарастал. Обстановка разъяснилась после трех часов утра - немецкая авиация обрушилась на наши аэродромы, посыпались бомбы и на приграничные города. После 4-х часов с минутами поступили донесения - под прикрытием ураганного артиллерийского огня немцы перешли советскую границу. Война!

Жуков дозвонился до Сталина и потребовал, чтобы его подняли с постели.

Тот страшный день навсегда запал в память Жукова. В 4.30 утра собралось Политбюро. Вскоре последовало сообщение - Германия объявила войну.

Жуков был в центре событий, он добивался от войск и штабов, прежде всего глубокого построения стратегической обороны.

Обстановка обострялась и становилась кризисной то на одном участке фронта, то на другом...7


От Ельни до Сталинграда


К исходу третьей недели войны враг продвинулся на 500-600 километров в глубь нашей страны. Он мог сосредоточить крупные силы на одном стратегическом направлении и добиться там серьёзного прорыва.

Наши войска развернулись на рубеже Старая Русса-Ельня -Брянск. После тяжёлых сражений в районе Смоленска бои временно стихли. Обе страны приводили войска в порядок.

В июле 1941 года Жуков получает назначение командующим резервным фронтом, развернутым в районе Ельнинского выступа. В штаб фронта он прибывает 31 июля 1941 года. Жуков со своей обычной обстоятельностью вникает в дела подчиненных ему соединений. Оказывается, гитлеровцы основательно укрепили Ельнинский выступ: вырыли траншеи, натянули проволочные заграждения, вкопали в землю танки.

Ельнинский выступ, захваченный немецкими войсками, был очень выгодным, исходным плацдармом для удара на Москву. Немцы стремились удержать его, во что бы то ни стало.

Ликвидировать плацдарм без основательной подготовки было невозможно. "Жуков поставил командованию 24-й армии задачу: всеми видами разведки вскрыть систему вражеской обороны, установить местонахождение огневых точек и подтянуть 2-3 дивизии, а главное - артиллерию". Он приказал, не давая покоя врагу, перемолотить на месте огнем артиллерии его подвижные части.

Ельнинский выступ постепенно превращался в кладбище отборных гитлеровских частей и техники.

Железными клещами наши войска сжимали горловину Ельнинского выступа, не давая и часа передышке врагу. То были, по словам Жукова "незабываемые бои": впервые с 22 июня вражеские дивизии неумолимо оттеснялись. В результате этой операции в войсках укрепилась вера в победу. Части увереннее встречали контратаки противника, били его огнём и дружно переходили в наступление.

Силы врага иссякли, и, воспользовавшись темнотой, остатки его дивизий 6-го сентября вырвались через горловину Ельнинского выступа.

6-го сентября Сталину поступает телеграмма: "Ваш приказ о разгроме ельнинской группировки противника и взятии г. Ельня выполнен ... Жуков".

Немцы потеряли до 45-47 тысяч убитыми и раненными, массу боевой техники. И всё же это была не просто первая победа Красной Армии над немцами, но и первый кусок земли во всей Европе каких-нибудь 150-200 квадратных километров отвоеванный у гитлеровского вермахта.8

Сложная обстановка сложилась в эти дни и на Ленинградском фронте. Сталин вызвал Жукова в Москву. "Неплохо у Вас получилось с Ельнинским выступом", -сказал он Жукову. Далее он отметил, что сложилось "безнадёжное" положение под Ленинградом, что видимо, пройдёт ещё несколько дней и Ленинград придется считать потерянным. А с потерей Ленинграда произойдёт соединение немцев с финнами, и в результате там создастся опасная группировка, нависающая с Севера над Москвой.

10 сентября1941годаЖуков вылетел в Ленинград. Город уже жил и работал по-фронтовому: не покладая рук, ленинградцы готовили оборонительные рубежи. Врага, подступавшего к городу, командование не сумело удержать.

Первые решения Военного совета фронта под руководством Жукова: Ленинград защищать до последнего человека. Не Ленинград боится смерти, а смерть боится Ленинграда - вот лозунг момента. Навсегда забыть о мерах на случай, если враг ворвётся в город. Этому не бывать. Были предусмотрены два важнейших фактора: внедрение в сознание наших воинов и населения непоколебимой уверенности в нашей победе и необходимость накопления резервов с целью увеличения глубины обороны фронта.

Видный американский публицист Г.Солсбери написал об этом времени: "Если немцы и были остановлены, то этого добились, пустив им кровь. Сколько их было перебито в эти сентябрьские дни, никто никогда не подсчитает.... Остановила немцев железная воля Жукова. Он был страшен в эти дни сентября".

Стратегия и тактика Жукова заключались в том, чтобы не дать врагу создать новые ударные группировки. Достигалось это путём проведения атак. В те дни Жуков проявлял высокую требовательность.

22-23 сентября ушли из-под Ленинграда разбитые части танковой группы Гота, которой предстояло наступать на Москву. В начале октября разведка установила: немцы ставят мины, роют землянки, укрепляют блиндажи "Впервые за много дней мы осознали, - указывал Жуков в приказе по войскам Ленинградского фронта, - что фронт на подступах к городу выполнил свою задачу и остановил немецкое наступление.... Это свидетельствует о том, что среди личного состава соединений начал создаваться необходимый перелом, приобретается уверенность в победе"

22 сентября Гитлер отдаёт директиву: "Стереть с лица земли город Петербург. Город надлежит блокировать и путём обстрела артиллерий всех калибров и непрерывными бомбардировками сровнять с землёй" Началась эпохальная оборона Ленинграда, которая продолжалась 900 дней. Но город выстоял.9

5 октября Жукову позвонил Сталин и вызвал в Москву - на подступах к столице сложилось тяжёлое положение. Ставка, - хотела с Георгием Константиновичем посоветоваться.

7 октября Жуков в Кремле. Жуков отметил, что Сталин выглядел как никогда растерянным. Снова и снова вглядываясь в карту обстановки, он с нарастающей нервозностью говорил: "Смотрите, что Конев нам преподнёс. Немцы через три - четыре дня могут прийти в Москву". "Он сказал мне, - вспоминает Жуков в своей книге, что назначает меня командующим Западным фронтом, что Конев с этой должности снят".

Потратив два часа на изучение обстановки в Генеральном штабе, Жуков в ту же ночь отправился на Западный фронт.

На Московском направлении враг сосредоточил 77 дивизий численностью до 180 тыс. человек, 1700 танков и штормовых орудий, 14 тысяч орудий и миномётов, 1390 самолётов.10

"Тайфун" - так была зашифрована гигантская операция вермахта по захвату Москвы. 10 октября Г.К.Жуков принял командование Западным фронтом и тут же поставил задачу: перекрыть танкоопасные направления, создать мощный заслон врагу имеющимися силами, ускорить прорыв и выход из окружения наших войск. Всё это дало возможность выиграть время для занятия обороны.

Из тыла и с других фронтов на московское направление направили 11 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков. Жуков и штаб Западного фронта твёрдо держали управление войсками, молниеносно реагируя на любую опасность. Жестокой обороной наши войска изматывали врага. За каждый шаг продвижения немцы платили чрезмерную цену.

В ноябре Сталин поставил Жукову задачу - обеспечить проведение в Москве, в честь двадцать четвёртой годовщины Октября, торжественного заседания и парад войск на Красной площади. 7 ноября многие из частей, прошедшие перед Мавзолеем, отправлялись прямо на фронт.

Назревал перелом. Жуков и штаб фронта в последние дни ноября завершали подготовку плана разгрома врага под Москвой.

29 ноября Г.К.Жуков доложил обстановку и попросил Сталина отдать приказ о начале наступления: на основании кропотливого изучения штабом фронта возможностей вермахта был сделан вывод: враг истощён. Немцы истратили свои силы, потому что не рассчитали силу нашего сопротивления.

6 декабря войска Западного фронта обрушились на немцев, на их ударные группировки севернее и южнее столицы. Контрнаступление развернулось в полосе 1000 километров, от Калинина до Ельца. Вражеский фронт затрещал и попятился под натиском наших войск, они отходили, бросая тяжёлые вооружения и технику.

8 декабря Гитлер отдаёт приказ перейти к стратегической обороне по всему фронту. Вымуштрованные немецкие войска немедленно стали создавать сильные узлы сопротивления в населённых пунктах, перекрывать дороги.

За первые три дня наступления наши войска прошли 30-40 километров. Неслыханно много по прошлым боям!11

13 декабря всю нашу страну, да и весь мир всколыхнуло сообщение о разгроме фланговых группировок врага под Москвой. Освобождено более 400 населённых пунктов, немцы понесли большие потери в живой силе и технике. И самое волнующее: наступление продолжается!

К началу января 1942 года Западный и смежные фронты отбросили врага от столицы на 100-250 километров. Непосредственная угроза Москве ликвидирована.

Только 20 апреля Ставка приказала перейти к обороне. Группа армий "Центр" оказалась глубоко охваченной с двух сторон. Что дало возможность впоследствии возобновить наступление на запад с выгодных для нас позиций. В тылу оккупантов возникли обширные партизанские районы.12

Жуков, отвечавший за западное направление, естественно, гордился тем, что вермахт потерпел у Москвы крупнейшее поражение и перешёл к обороне на всём советско-германском фронте.

Все помыслы нашего народа были направлены на то, чтобы скорее выгнать врага из пределов Отчизны. И без промедления. Бои и оккупанты продолжали опустошать русские, украинские и белорусские земли.

После разгрома под Москвой Гитлер поставил задачу: окончательно уничтожить Красную Армию, лишить СССР военно-промышленных центров.

27 августа 1942 года Сталин сообщил Жукову: "Может случиться так, что немцы возьмут Сталинград", и он решил послать Жукова выправлять дело. Георгий Константинович отлично понимал, что направлен на самый ответственный участок советско-германского фронта, где происходило решающее сражение. На Сталинград надвигалась 6-я немецкая армия, лучшая в вермахте.

Под руководством Г.К.Жукова ожесточённое сражение на подступах и в городе шло более 3-х месяцев. Героизм бойцов и командиров, отстоявших город, не померкнет в веках.

19 ноября наши войска под гром артиллерийской канонады ударили по вражеским флангам. С упорными боями они взломали вражескую оборону и рванулись навстречу друг другу. В 16 часов 23 ноября немецкие войска в Сталинграде и у города были окружены. С утра 24 ноября, во исполнение приказов Ставки, приступили к их уничтожению. Кольцо попавшей в окружение группировки Паулюса стало методически сжиматься. 2 февраля 1943 года остатки 330-тысячной немецкой группировки капитулировали. " Битва в районе Сталинграда, - писал Г.К.Жуков, - была исключительно ожесточённой. Лично я сравниваю её лишь с битвой под Москвой. Общие потери вражеских войск в районе Дона, Волги, Сталинграда составили около 1,5 миллиона человек, до 3500 танков и штурмовых орудий , 12 тысяч орудий и миномётов, до 3 тысяч самолётов и большое количество другой техники".13

Победа Красной Армии на Волге внесла решающий вклад в достижение коренного перелома в Великой Отечественной войне.

Ещё не умолкли орудия в Сталинграде, как Г.К.Жуков получил новый приказ: выехать в Ленинград, координировать усилия фронтов по прорыву блокады города-героя. 12 января 1943 года Ленинградский и Волховский фронты ударили по обеим сторонам вражеского коридора, упиравшегося в Ладожское озеро и не допускавшего связи Ленинграда со страной по суше. Немцы понимали: идёт битва за вызволение Ленинграда из тисков блокады, что навсегда похоронит их надежды уничтожить город. Звериному упорству врага наши воины противопоставляли исключительное мужество.

На седьмые сутки не прерывавшегося ни на минуту сражения войска Ленинградского и Волховского фронтов подали друг другу руки. Солдаты по- братски, крепко обнимали друг друга. Это была воистину выстраданная радость.

В это же день, 18 января 1943, Президиум Верховного Совета СССР присвоил Георгию Константиновичу Жукову высшее воинское звание - Маршал Советского Союза. Г.К.Жуков никогда не забывал: он стал Маршалом Советского Союза в битве под Ленинградом.14


Сокрушение "Цитадели"


Вечером 11 апреля 1943 года Жуков вернулся в Москву с Воронежского фронта, и весь следующий день согласовывал с Василевским и его заместителем Антоновым доклад Верховному. Они трое сошлись во мнении: гитлеровцы попытаются ликвидировать далеко вдавшийся в их расположение Курский выступ или Курскую дугу. Если они преуспеют и разгромят наши войска внутри Курского выступа, может претерпеть изменения общая стратегическая обстановка в пользу врага.

Eще 8 апреля Жуков определил место предстоящего сражения и предложил способ разгрома вермахта. 12 апреля Ставка согласилась с ним.

«Основной замысел, предложенный Жуковым в предстоящей операции, был развитием мер, которые он применял в яростных боях под Москвой и планировал в битве под Сталинградом. Сначала оборона. Затем, в классическом стиле Жуковских операций, по мере того, как немецкий натиск утрачивал силу, а вражеские войска уничтожались превосходящей русской огневой мощью, ход сражения изменится. Жуков, тщательно следящий за всеми перипетиями боя, определяет момент - немецкое наступление выдохлось. Именно в этот момент Жуков и бросит свои армии на орды вермахта", - так пишет американец М. Кайлен в книге "Тигры" горят!", посвященной Курской битве.

Два месяца - май и июнь - Жуков безотлучно провел в войсках Воронежского и Центрального фронтов. Он вникал в мельчайшие детали подготовки к сражению.

Все звенья нашей разведки работали с точностью часового механизма - в ночь с 4 на 5 июня удалось установить: немецкое наступление начнется в 3 часа утра. Жуков тут же позвонил Сталину и доложил о принятом решении: немедленно провести артиллерийскую контрподготовку. Сталин одобрил, и в 2.20 утра там, где ожидались удары врага, зарокотала наша артиллерия.

Впоследствии выяснилось, что на Центральном фронте оставалось всего 10 минут до вражеской артподготовки.

Потерпев серьезный урон, противник смог начать наступление против Центрального фронта с опозданием на 2.5 часа, против Воронежского - на 3 часа.

Хотя враг иной раз наступал силами до 300-500 танков, примерно за неделю боев его максимальное продвижение на Центральном фронте не превысило 6-12 километров. Жуков и Рокоссовский умело руководили сражением, фронт отбил наступление собственными силами, не обратившись за помощью к стоявшему в тылу Степному фронту.

Первый этап сражения закончился, и 15 июля Центральный фронт перешел в наступление.

3 августа грянула операция "Румянцев". В 5.00 утра перешли в контрнаступление войска Воронежского и Степного фронтов. Оборона противника была взломана уже к двум часам дня. Тут же были введены в прорыв главные силы танковых армий, которые к 18.00 прошли до 20 километров. К вечеру Воронежский и Степной фронты отбросили противника на 35 километров.

Утром 5 августа красное знамя взвилось над Белгородом, в тот же день был взят Орел. За пять дней непрерывных боев наши войска продвинулись западнее Харькова до 80 километров, и 23 августа войска Степного фронта взяли Харьков. Взятие Харькова военные историки считают эпилогом Курской битвы. Во второй половине августа 1943 года Ф. Рузвельт и У. Черчилль на конференции в Квебеке попытались оценить последствия наших побед, одержанных под предводительством плеяды наших полководцев во главе с Жуковым: "По окончании войны Россия будет занимать господствующее положение в Европе. После разгрома Германии в Европе не останется ни одной державы, которая могла бы противостоять военным силам России...".15



Победа!


В 1943-1944 годах Г.К.Жуков по поручению Ставки координировал действия фронтов за Днепр, в Белорусской стратегической операции возглавлял войска 1-го Украинского фронта. Его действия, как всегда, отличали высокая ответственность за порученное дело, решительность и мудрость замыслов.

На завершающем этапе войны маршал командовал войсками 1-го Белорусского фронта, действовавшими на главном стратегическом направлении. В Висло-Одерской операции войска этого фронта вместе с соседними фронтами разгромили одну из крупнейших немецко-фашистских группировок и вступили на территорию Германии.

Главной и завершающей задачей Красной Армии оставалось взятие Берлина. Жуков не прерывал работы над планом овладения столицей Германии с конца ноября 1944 года.

16 апреля 1945 года началась историческая битва, венчавшая войну. "За всю войну не приходилось брать такого крупного, сильно укрепленного города, как Берлин. Берлин был фактически превращен в крепость, подходы к нему - сплошная зона оборонительных сооружений". Но, несмотря на яростное сопротивление, Берлин был взят. 2 мая в 1.50 утра радиостанция штаба Берлинской обороны объявила о прекращении военных действий. Утром 2 мая командующий обороной Берлина Ведлинг отдал приказ немецким войскам прекратить сопротивление. К 15 часам все было кончено. За взятие Берлина Жуков был награжден третьей медалью "Золотая Звезда" Героя Советского Союза. 9 мая 1945 года в 0 часов 43 минуты фельдмаршал Кейтель подписал акт о капитуляции.16 Война закончилась...


3. Полководческий почерк Г.К.Жукова в Великой Отечественной войне


В последнее время в российской и зарубежной историографии, посвященной Великой Отечественной войне, большое внимание уделяется военному наследию, которое оставил Г.К.Жуков. Вот что говорит по этому поводу кавалер ордена Жукова П.Ф.Юрченко: "Почти во всех академиях мира глубоко и всесторонне изучают стратегические наступательные операции, осуществленные советскими войсками в 1941 - 1945 гг., особенно те, что проводились под командованием маршала Жукова".17

В новейшей историографии существуют разные мнения по поводу полководческого таланта и военной деятельности Г.К. Жукова, но, как представляется, наиболее достоверную характеристику дают полководцы - соратники и лично знавшие Г.К.Жукова люди. На их свидетельства необходимо, на наш взгляд, опираться историкам при оценке полководческой деятельности маршала и характеристике его личности.

Действительно, говоря о Г.К.Жукове, следует отметить его отменное знание военного дела, высокую оперативно-стратегическую подготовку. В этом отношении он заслуженно стоял на верхних ступенях военной иерархии своего времени. Этого он достиг постоянным самосовершенствованием, что подтверждают его товарищи по военной службе, в частности, И.Х. Баграмян и К.К. Рокоссовский. Да, Жуков, как и его великие предшественники Александр Невский, Дмитрий Донской, Александр Суворов и Михаил Кутузов, не имел дипломов об окончании академий. Но в военном деле он проявил себя крупным знатоком, человеком, глубоко разбиравшимся в теории и практике полководческого искусства.

Г.К.Жуков работал на разных постах с полной отдачей. Вместе с Наркомом обороны С.К.Тимошенко накануне Великой Отечественной войны он принял ряд неотложных мер по укреплению боеспособности Красной Армии, в том числе по формированию 20 механизированных корпусов и 10 противотанковых бригад, а также по разработке плана стратегического развертывания Вооруженных Сил.

Возглавляя Генштаб, Г.К.Жуков в начале войны провел огромную работу по налаживанию утраченной связи с войсками фронтов, сумел изменить и упорядочить работу Ставки по оперативному управлению действующей армии и переходу к стратегической обороне, а также выяснения замыслов противника.

В тяжелых сражениях первого периода войны раскрылись новые грани полководческого таланта Жукова. В конце августа и начале сентября 1941 года, командуя Резервным фронтом, Жуков успешно провел Ельнинскую наступательную операцию, в результате которой был ликвидирован опасный плацдарм противника, нанесен ему серьезный урон в живой силе и технике.18

Огромную роль сыграл Г.К.Жуков в предотвращении сдачи Ленинграда. Пробыв в должности командующего Ленинградским фронтом менее месяца, он сумел в кратчайшие сроки организовать и укрепить оборону этого важнейшего стратегического центра, создал на танкоопасных направлениях сильные узлы обороны, укрепив их зенитными орудиями, организовал и использовал имевшиеся резервы ополченцев, произвел перегруппировку войск для укрепления опасных участков. По приказу Жукова вся огневая мощь Балтийского флота обрушилась на немецкие позиции. В результате Ленинград выстоял.

Каждая из проведенных Г.К.Жуковым операций отличалась оригинальностью, новизной применяемых способов действий и поэтому, как правило, оказывалась неожиданной для противника. Но особенно много высоких оценок получила в историографии деятельность Г.К.Жукова в битве под Москвой.

В битве под Москвой он осуществил руководство военными действиями как член Ставки ВГК, как командующий Западным фронтом, как Главнокомандующий Западным направлением. Эта битва стала одной из вершин его полководческой деятельности. В условиях острой нехватки сил и средств, особенно в оборонительный период, отсутствия превосходства в силах и средствах в ходе контрнаступления, в сложной, динамичной борьбе с сильным и опытным противником особенно ярко проявились его незаурядные способности, умение творчески решать самые разнообразные оперативные и стратегические задачи, его выдающийся полководческий талант.19

А.М.Василевский писал: "Финал великой битвы под Москвой был поистине изумителен... Впервые "непобедимые" немецко-фашистские войска были биты, и биты по-настоящему: 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых, потерпели тяжелое поражение. В результате контрнаступления и общего наступления фашисты потеряли более 500 тыс. человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Таких потерь фашистская армия еще не знала". Он же указывал: "Московская победа свидетельствовала о том, что Советский Союз, ведя в то время войну против гитлеровской Германии один на один, внес огромный вклад в дело борьбы с фашистским агрессором. В результате победы под Москвой укрепились и возросли авторитет СССР, его влияние на решение международных проблем».20

Характеризуя контрнаступление под Москвой, командующий войсками союзников Д.Макартур признавал: "Мне еще не приходилось видеть столь блестящей организации контрнаступления, как это имело место под Москвой".

Даже немецкие генералы в своих воспоминаниях были вынуждены отдать должное таланту Г.К.Жукова. Г.Блюментрит вспоминает о битве за Москву: "Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось... Командование русскими войсками, прикрывавшими Москву, теперь принял маршал Жуков (на самом деле тогда еще генерал армии). За несколько недель его войска создали глубоко эшелонированную оборону, которая проходила через лес, примыкавший к реке Нара, от Серпухова на юге до Наро-Фоминска и далее на север. Тщательно замаскированные опорные пункты, проволочные заграждения и большие минные поля теперь заполнял огромный лесной массив, прикрывавший западные подступы к столице".21

Как позже признал сам Георгий Константинович, целью всей его жизни была военная служба: защищать в опасный час свою Родину, и, следовательно, побеждать врага. "Наука побеждать - не простая наука. Но тот, кто учится, кто стремится к победе, кто борется за дело, в правоту которого верит, всегда победит. Я убедился в этом на многих уроках собственной жизни", - писал Маршал.22

На наш взгляд, основные средства, методы и способы борьбы, т.е. основные принципы военного искусства, которых придерживался Г.К.Жуков, проводя операции, отражены в его речи, произнесенной им в 1945 г. на военно-теоретической конференции.

Первое, указывал Жуков, на что должен обращать внимание командующий, - это хорошо поставленная разведка и отличное знание противника, правильная оценка его замыслов, сил и средств; умение учесть, на что он способен и на что не способен, на чем можно его поймать.

В изданной директиве на наступление на Истринском водохранилище от 4 декабря 1941 г. один из пунктов гласит: "Командармам обратить внимание на тщательно организованную и непрерывно работающую разведку и наблюдение за полем боя". Если вспомнить, как развивались события от обороны до контрнаступления советских войск, то можно привести еще пример. Благодаря дару предвидения и своей проницательности Г.К.Жуков в октябре смог определить основные направления, по которым будут наступать немецкие танковые части и приказал укрепить здесь оборону. В конце ноября Г.К.Жуков правильно определил, когда возник подходящий момент для перехода советских войск в контрнаступление.

Второе - отличное знание своих войск, их тщательная подготовка к бою. Необходима, указывал Жуков, всесторонняя подготовка командования и штабов, заблаговременная отработка всех вариантов предстоящих действий войск.

Имеется целый ряд свидетельств тому, что Г.К.Жуков считал необходимым лично ознакомиться с положением на передовой. Он сам признавал: "А я вот, будучи командующим фронтом, неоднократно ползал на животе, когда этого требовала обстановка, и особенно когда перед наступлением своего фронта в интересах дела желал составить себе личное представление о переднем крае противника на участке будущего прорыва".

Пройдя военную службу от рядового до генерала, Г.К.Жуков хорошо знал положение на войне простого солдата. Поэтому, отдавая приказы, он не только ставил задачи, но и проявлял заботу о своих подчиненных. Так, например, в той же директиве от 4 декабря 1941 г. командующий фронтом обращал внимание командармов на "...хорошо организованное управление частями в звене: рота, батальон, полк и дивизия; постоянную заботу о людях, их отдыхе, подъеме духа, обеспечение теплой одеждой, питанием и боеприпасами".

Третье - оперативная и тактическая внезапность, которая достигается тем, что враг вводится в заблуждение относительно истинных намерений советского командования. Г.К.Жуков указывал, что командующему необходимо действовать настолько быстро и стремительно, чтобы неприятель всегда и всюду опаздывал и тем самым попадал в тяжелое положение. В директивах, которые в первых числах декабря 1941 г. были отданы войскам и содержали приказ о переходе в решительное наступление, Г.К.Жуков старался провести этот принцип.

Четвертое - в зависимости от поставленной задачи надо точно рассчитывать силы и средства. Нельзя войскам ставить непосильные задачи, так как это не даст ничего, кроме потерь и подрыва боевого духа войск.

Во время общего наступления, когда, вопреки мнению Г.К.Жукова, Сталин приказал наступать, вследствие нехватки сил сложилась трудная обстановка и командующий Западным фронтом был вынужден докладывать Верховному Главнокомандующему следующее: "Большинство дивизий и стрелковых бригад сейчас настолько обескровлены, что не представляют никакой ударной силы. Многие дивизии имеют по 200-300 штыков, а стрелковые бригады и стрелковые полки по 50-100 штыков. В таком состоянии дивизии и стрелковые бригады Западного фронта дальше оставаться не могут и не способны решать наступательные задачи".

Пятое - не следует ни при каких обстоятельствах проводить операцию, неподготовленную в материальном отношении. Общая обстановка может толкать командование на быстрейшее осуществление операции, но начинать ее можно только после тщательной подготовки и всестороннего обеспечения.

Говоря о положениях военного искусства, кавалер ордена Жукова В.И.Макаревский отмечает: "Как глубокий знаток военного дела Маршал Жуков всегда руководствовался следующим основным принципом: достигать целей операции за счет объединения усилий всех видов Вооруженных Сил и родов войск". Действительно, в ходе битвы за Москву кроме пехотных частей широко использовались артиллерийские, танковые, конные и авиационные силы. Сам Г.К.Жуков неоднократно выражал благодарность за оказание поддержки в Московской битве морякам и партизанским отрядам.

Впервые наиболее полное взаимодействие войск с партизанами было достигнуто именно в период битвы за столицу. "Этому благоприятствовали два обстоятельства: продолжительное пребывание Г.К.Жукова в должности командующего войсками Западного фронта и наличие в полосе фронта большого числа партизанских формирований", - отмечает В.А. Пережогин. Г.К.Жуков знал местонахождение каждого крупного партизанского отряда, его численность, боеспособность, командный состав. "Практика доказала, - пишет В.А.Пережогин, - что наибольший эффект от взаимодействия достигался тогда, когда при выполнении общей задачи партизанские отряды действовали самостоятельно, применяя присущие им приемы и способы борьбы".

Таковы наиболее важные требования Г.К.Жукова к тактике решительного прорыва, о котором Маршал писал: "Прорыв - это не цель. Прорыв - это один из важнейших этапов к достижению цели, а главная цель всегда достигается после прорыва. Прорыв совершается не для прорыва, а для получения преимущества наших войск в маневре с целью удара с менее выгодного для противника направления".23

Используя основные положения военной тактики, Г.К.Жуков при этом не повторялся. Он старался всячески внедрить в разработку и проведение операций новые и передовые средства и методы, демонстрируя свое военное искусство в полной мере. Как сказал А.М.Василевский, Г.К. Жуков "показал себя в сражениях Великой Отечественной войны человеком огромного полководческого таланта, обладающим смелостью и оригинальностью в суждениях, твердостью при выполнении принятых решений".

В заключение отметим еще одну важную черту полководческого почерка Г.К.Жукова - присущее ему огромное самообладание и уверенность, которые казалось бы в безнадежной обстановке позволяли находить все новые силы, возможности и наиболее рациональные способы решений поставленных перед фронтом задач. К.К.Рокоссовский, прибывший 10 октября 1941 г. в распоряжение Жукова в качестве командарма, вспоминая эти дни, писал: "Он был спокоен и суров. Под этим угадывалась работа сильной воли. Он принял на себя бремя огромной ответственности. Ведь к тому времени когда, мы вышли под Можайск, в руках командующего Западным фронтом почти не оставалось войск. Во всяком случае, их было недостаточно, даже для того, чтобы задержать наступление противника на Москву".24

Обладая такими полководческими качествами, как умение быстро и правильно оценить обстановку, предвидеть возможное развитие хода боевых действий и принять наиболее целесообразное решение, несгибаемую волю, решительность и упорство в достижении цели, Г.К.Жуков многое сделал для того, чтобы в критический момент битвы за Москву Красная Армия добилась перелома в ходе военных действий в свою пользу.

Нельзя не отметить и еще одну черту, характеризующую полководческое искусство Г.К.Жукова - это значимость одержанных под его руководством или самом активном участии побед, величие совершенных ратных подвигов: Халхин-Гол, оборона Ленинграда, Московская битва, Сталинград, Курская битва, Белорусская, Висло-Одерская и Берлинская операции, активнейшее участие в общем руководстве советскими вооруженными силами в период Великой Отечественной войны в качестве представителя Ставки ВГК и заместителя Верховного Главнокомандующего, командующего фронтом, наконец, сама достигнутая победа над противником, глубокий след, оставленный им в военном искусстве.

















ГЛАВА II.

РОЛЬ ЛИЧНОСТИ Г.К. ЖУКОВА


1. Детство и юность Георгия Жукова


Георгий Константинович Жуков родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года в деревне Стрелковка Калужской губернии.

В годы детства Жукова деревня ни чем не выделялась из тысячи русских деревень. Мужчины - часто на заработках в городе, в поле - женщины и дети. Отец Жукова сапожничал в городах, мать подрабатывала на перевозке грузов. Заработки были такие, что по признанию самого Георгия Константиновича "нищие зарабатывали больше". Ещё он напишет: "Спасибо соседям, они иногда выручали нас то щами, то кашей. Такая взаимопомощь в деревнях не была исключением, а скорее традицией дружбы и солидарности русских людей, живших в тяжёлой нужде".

В семилетнем возрасте Георгий пошёл учиться в церковную школу к своему первому учителю Сергею Николаевичу Ремизову. В Калужской губернии было заведено отправлять мальчиков - подростков учиться в города какому-либо ремеслу. В июне 1907 года Жуков отправился в Москву к своему дяде учиться скорняжному делу. Одновременно с обучением ремесленному делу Георгий вместе с сыном хозяина изучал русский язык, математику, географию. Через год он поступил на вечерние общеобразовательные курсы и с успехом закончил их.25




2. Из огня да в полымя


7 августа 1915г. Жуков был призван в драгунский полк. На склоне лет Маршал рассказывал писателю Константину Симонову: "Я мог бы оказаться в школе прапорщиков. Я окончил в Газетном переулке четырёхклассное училище, которое давало достаточный образовательный ценз для поступления в эту школу. Но я подумал: вот окончу школу прапорщиков и буду, 19-летний мальчишка, командовать бывалыми солдатами - бородачами. Мне не хотелось этого, было неловко. И кто его знает, как бы вышло, если бы я оказался не солдатом, а офицером... и к этому времени разразилась бы революция... Может быть, доживал бы где-нибудь свой век в эмиграции?".

Маршал явно лукавил. В 1938 г. он писал в автобиографии: "5 месяцев учился на вечерних курсах при городской школе... Не было средств, учиться дальше - отдали учиться скорняжному делу. За 4-й класс городского училища экзамены сдал экстерном при 1-х Рязанских кавалерийских курсах в 1920 г.". Поэтому в 1915 г. Жуков не имел необходимого образования для поступления в школу прапорщиков. Георгий Константинович поступил в унтер-офицерскую школу, которую окончил в августе 1916 г.

Воевал младший унтер-офицер Жуков храбро, но недолго. В сентябре он получил лёгкое ранение во время конной атаки на Юго-Западном фронте, в горном районе Быстрица, и получил Георгиевский крест за захват языка. Но уже в октябре Георгий Константинович подорвался на мине и получил тяжёлую контузию. Лечиться пришлось долго. На фронт Жуков больше не вернулся.26

Февральскую революцию Георгий Константинович встретил в маршевом эскадроне. Он сочувственно отнёсся к свержению монархии. Жукова избрали председателем эскадронного комитета и членом полкового совета. После Октябрьского переворота его расквартированный в Харьковской губернии эскадрон "встал на платформу большевиков", отказался подчиниться украинским властям и был распущен по домам. В декабре 1917 г. Жуков уехал на родину, в Стрелковку - в деревне было легче прокормиться.

В сентябре 1918 г. его мобилизовали в Красную Армию. Жуков служил в 4-м Московском кавалерийском полку. Там он дорос до помощника командира взвода и в марте 1919 г. вступил в коммунистическую партию. Сражался против уральских казаков и с армией генерала П. Н. Врангеля под Царицыном, где в октябре 1919 г. был ранен осколком гранаты в левую ногу и левый бок. После выздоровления попал на Рязанские кавалерийские курсы.

В августе курсантский полк перебросили на Кубань для борьбы с десантом генерала Сергея Улагая. Жуков стал старшиной взвода и участвовал в "очистке" Северного Кавказа от остатков белой армии и отрядов "зелёных". В конце года он отправился подавлять восстания на Тамбовщине и в Воронежской губернии. За успешные действия против плохо вооружённых и слабо организованных крестьян-повстанцев командир эскадрона Жуков получил первую советскую награду - орден Красного Знамени.27



3. В межвоенные годы


После Гражданской войны Жуков продолжал службу в кавалерии. В 1924 - 1925 гг. учился на кавалерийских курсах усовершенствования командного состава. Константин Рокоссовский, занимавшийся с ним в одной группе, вспоминал: "Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки.

Заглянем в его комнату - все, ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего". В 1929-1930 гг. Жуков опять учился - теперь на Курсах усовершенствования высшего начальственного состава, а затем стал командиром кавалерийской бригады. В марте 1933 г. он возглавил 4-ю кавалерийскую дивизию; в 1936 г. получил орден Ленина за успехи дивизии в боевой подготовке.

В 1937 г. Жуков принял 3-й кавалерийский корпус. Осенью того же года комкора (командира корпуса) попытались обвинить в связях с бывшим командующим Белорусским округом Иеронимом Уборевичем и другими "врагами народа". Жуков резонно возразил, что по роду службы не мог не контактировать с командующим округом. В итоге в январе 1938 г. дело ограничилось партийным выговором "за грубость, за зажим самокритики, недооценку политработы и недостаточную борьбу с очковтирательством". Выговор не помешал карьере. В связи с массовыми репрессиями освободилось много вакансий, и уцелевшие командиры быстро продвигались по служебной лестнице - нередко, чтобы вскоре тоже стать жертвами террора.

Но Жукова миновала чаша сия. Помогло и то, что он командовал дивизией 1-й Конной армии. Командиры-конармейцы традиционно пользовались покровительством наркома обороны Климента Ворошилова. Уже в июне 1938 г. Жуков стал заместителем командующего Белорусским военным округом по кавалерии. На высоком посту во всю мощь развернулся его талант военачальника и умного воспитателя войск.28


4. Деятельность Г.К. Жукова в послевоенный период


До апреля 1946 г. Жуков оставался Главнокомандующим советской военной администрации в Германии, а затем его назначили Главнокомандующим сухопутными войсками. Но уже в июне Сталин созвал Главный военный совет, где обвинил Жукова в преувеличении собственных заслуг и умалении заслуг других командующих в проведении главных операций Великой Отечественной войны. Поводом послужили показания арестованного Главного маршала авиации Александра Новикова, друга Жукова. Совет напоминал заседание 1937 г., санкционировавшее расправу над Михаилом Тухачевским и его товарищами. Однако была и принципиальная разница: Жукова, в отличие от Тухачевского, не арестовали, и он присутствовал на заседании совета. Это послужило маршалам и генералам своеобразным сигналом: нового процесса о "военном заговоре" не предвидится.

Георгий Константинович вспоминал: "Сталин предложил высказаться. Выступили Молотов, Берия и Булганин. Все они критиковали меня за то, что я оказался неблагодарен Сталину, за его хорошее ко мне отношение, что я якобы зазнался и не хочу считаться не только с авторитетом Политбюро, но и лично Сталина, что меня следует одёрнуть и поставить на место". Одни члены совета поддержали обвинения, другие - опровергли. Главный маршал авиации Александр Голованов свидетельствовал: "выступавшие говорили, что Жуков стал изображать из себя Наполеона. "Наполеона? - возмутился Жуков. - Наполеон проиграл войну, а я её выиграл!".

Маршал Конев так описал это заседание: "Сталин заявил, что Жуков присваивает все победы Советской Армии себе. Что же выходит, Ставка, ГКО, все мы были дураки? Только один товарищ Жуков был умным, гениальным? Взял слово я и отметил, что характер у Жукова неуживчивый, трудный, с ним работать очень трудно. Но категорически отвергаю обвинения Жукова в политической нечестности, в неуважении к ЦК".

Маршал бронетанковых войск Павел Рыбалко призвал не верить "показаниям, вытянутым насилием в тюрьмах". В итоге Жукова "поставили на место": сняли с поста главнокомандующего, вывели из ЦК и отправили командовать второстепенным Одесским округом. Сталин рассчитывал, что маршал ещё пригодится в случае новой большой войны, и оставил его в армии.

В январе 1948 г. Жукову предъявили показания адъютанта Сёмочкина, обвинившего Маршала во враждебном отношении к Сталину и в моральном разложении. С Георгием Константиновичем случился инфаркт. После выздоровления его назначили командующим Уральским военным округом, где почти не было войск.

Но уже в 1950 г. Жукова избрали в Верховный Совет СССР, а в октябре 1952 г. на XIX съезде партии он стал кандидатом в члены ЦК, Сталин рассматривал возможность советского вторжения в Западную Европу и готовил возвращение Жукова к руководству армией.

После смерти Сталина Маршала сделали первым заместителем министра обороны и членом ЦК. Он играл видную роль в аресте Лаврентия Берии.29

В сентябре 1954 г. Георгий Константинович руководил учениями на Тоцком полигоне под Оренбургом, во время которых использовалось ядерное оружие.

В феврале 1955 г. Жуков стал министром обороны и в июне помог Н. С. Хрущёву в борьбе с оппозицией. В ответ на предложение сместить Хрущёва Жуков бросил знаменитую фразу: "Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа".

Обращаясь на Пленуме ЦК к Вячеславу Молотову и его сторонникам, Маршал пригрозил: "Если вы и дальше будете бороться против линии партии, то я вынужден буду обратиться к армии и народу". На Пленуме Жукова избрали членом Президиума ЦК КПСС. Георгий Константинович достиг пика своей карьеры. Но вскоре последовало стремительное падение.

27 октября 1957 г., когда Жуков вернулся из Албании, его сняли со всех постов. Маршала обвинили в проведении линии "на ликвидацию руководства и контроля над армией и флотом со стороны партии, её ЦК и правительства". Поводом к отставке послужило предпринятое министром, без ведома Президиума формирование частей спецназа для диверсионно-разведывательной деятельности.

Это было истолковано Хрущёвым, как возможная подготовка к перевороту. Хрущёв в военной сфере полагался в основном на ракетное и ядерное оружие и в будущей войне Жуков на посту министра обороны был ему уже не нужен.

Опала Маршала продолжалась вплоть до падения Хрущёва. В 1965 г. Жукову разрешили присутствовать на торжественном заседании в честь 20-летия Победы. В 1969 г. вышли в свет, хотя и с большими сокращениями, мемуары Г. К. Жукова "Воспоминания и размышления". При жизни Маршала их перевели на основные европейские языки. В Советском Союзе "Воспоминания" стали самой популярной книгой о Великой Отечественной войне.

Георгий Константинович Жуков скончался 18 июня 1974 г. и похоронен у Кремлёвской стены.30


5. Новейшая историография о роли и месте Г.К.Жукова в Великой Отечественной войне


С конца 80-х, а особенно в начале 90-х гг. развернулось широкое обсуждение вопроса о роли Г.К.Жукова, его месте в Великой Отечественной войне, его полководческих способностях. В основном историки и публицисты пытаются дать объективную оценку деятельности Маршала. Однако некоторые авторы, на наш взгляд, подошли к рассмотрению проблем, связанных с жизнью и деятельностью Жукова, предвзято и без должного уважения к нашей истории и лично к Г.К.Жукову.

Уже упоминавшиеся доктора исторических наук А.Н. и Л.А.Мерцаловы развернули в прессе атаку на Жукова в связи с постановлением правительства Москвы о возведении памятника великому полководцу на Красной Площади. Опубликованные ими брошюры "Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф" (1994) и "Иной Жуков" (1996) преследуют цель развенчать полководческий талант Маршала Жукова и содержат резкую критику его действий в годы войны.

На наш взгляд, суждения, оценки и выводы Мерцаловых, содержащиеся в этих работах, необъективны и лишены какого-либо убедительного обоснования.

Так, в частности, Г.К.Жуков был, как утверждают Мерцаловы, человеком, "незаслуженно" занявшим в РККА "одно из мест казненных маршалов" по причине того, что был "без лести преданным сатрапу" - т.е. Сталину. Г.К.Жуков прошел долгую и нелегкую военную службу и Маршалом стал не сразу. Его карьера началась с простого солдата. В августе 1915 года, восемнадцатилетний Жуков был досрочно вызван в армию и вскоре попал на фронт. Военная служба втянула Георгия Константиновича на долгие годы: поднимаясь по служебной лестнице все выше и выше, он занимал последовательно должности командира эскадрона, полка, бригады, дивизии, корпуса, армии и, наконец, фронта. К началу Великой Отечественной войны Г.К.Жуков дослужился до звания генерала, и только в 1943 году, уже доказав свое превосходство над многими другими, имевшими более высокие звания военачальниками, он вполне заслуженно получил звание Маршала Советского Союза. Во время Великой Отечественной войны он был единственным заместителем Верховного Главнокомандующего, а после Победы - Министром Обороны СССР.31

А.Н. и Л.А.Мерцаловы не согласны называть Жукова великим полководцем потому, что он "не проходил академий", и "руководить военными действиями таких масштабов, как Великая Отечественная война, без научных знаний было мыслимо лишь при авторитарном режиме".32 Получается, что Г.К.Жуков был малообразованным человеком, и добивался своего с помощью силы. Но так ли это?

Выходец из беднейшей крестьянской семьи, Г.К.Жуков не оканчивал институтов или военных академий, но тем не менее он был высокообразованным человеком.

В учебе Г.К.Жуков, по собственным словам, проявил удивительную выносливость и упорство.

Подтверждая это, И.Х.Баграмян писал: "Георгий Константинович Жуков среди слушателей нашей группы считался одним из наиболее способных".33

Сокурсник Жукова К.К.Рокоссовский добавляет: "Жуков как никто отдавался изучению военной науки. Заглянем в его комнату - все ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего".34

Его дочь Элла Георгиевна отмечает, что отец обладал колоссальной эрудицией, "и не только в военном деле, но и в других областях знаний. Многое для Жукова заключалось в самообразовании. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что у отца была ненасытная жажда к знаниям, к книгам...".35

Напомним, что не один Г.К.Жуков среди великих людей русской истории не имел академического образования. Так, например, классик русской литературы М.Горький вообще никогда не учился. Дедушка и бабушка научили его читать, помогли выучить псалтырь, но огромная работа по самообразованию сделала его образованным человеком и великим писателем.

Также и Ф.И.Шаляпин не оканчивал консерватории, а стал величайшим певцом России. Станут ли Мерцаловы утверждать, что Шаляпин пел бы в несколько раз лучше, если бы имел диплом об окончании института?

На наш взгляд, согласиться с Мерцаловыми, когда они утверждают, что "одних природных способностей ничтожно мало, чтобы преуспеть в чем-то в наше время", невозможно. Ученость и талант - не одно и то же, о чем свидетельствуют десятки посредственностей, пусть и увешенных всевозможными регалиями и облаченных в профессорские мантии.

Мышление Г.К.Жукова как полководца "отличалось такими чертами, как гибкость и находчивость, практическая направленность, предвидение, интуиция, разумный риск, способность быстро принимать решение в сложной обстановке - широкомасштабной операции и войны в целом". К такому выводу пришел М.Скирдо, изучая полководческую деятельность Г.К.Жукова. Г.К.Жуков в момент смертельной опасности и исключительной ответственности становился еще собраннее, умел сжать свою волю и, превратив себя в сгусток энергии, начинал мыслить особенно просветленно, ясно, действуя более энергично, чем в обычной обстановке - добавляет М.А.Гареев.36

А.Н. и Л.А. Мерцаловы критикуют деятельность Г.К.Жукова на фронтах: "Жуков никогда не отрывался от Сталина, где бы он ни находился. Никаких решений он самостоятельно не принимал, ничего не "брал" в свои руки... Представители Ставки вмешивались в дела войск, дезорганизуя их... Они, как правило, не отличавшиеся деликатностью, просто мешали способным командующим, требуя к себе внимания".37

С этим высказыванием Мерцаловых согласиться нельзя. Вспомним, хотя бы, инцидент в ходе Московской битвы, когда Жуков, выступив против решения начальника Генерального штаба, настоял на своем приказе не допустить отхода частей 16-й армии, которой командовал Рокоссовский. Выводы Мерцаловых в тексте брошюры необоснованны и ничем не подкреплены - по сути, это фантазии историков. Соратник, живой свидетель событий генерал С.Л.Штеменко отмечал: "Чувствуя свою правоту в том или ином спорном вопросе, Георгий Константинович мог довольно резко возражать Сталину, на что никто другой не отваживался".

Об этом же пишет и заместитель начальника Генштаба А.М.Василевский: "Г.К.Жуков, отличавшийся довольно решительным и жестким характером, решал вопросы смело, брал на себя полностью ответственность за ведение боевых действий; разумеется, он держал связь со Ставкой и нередко подсказывал ей целесообразное решение".38 Почему в данном случае мы не должны доверять непосредственным участникам событий, Мерцаловы, к сожалению, не поясняют.

Что касается утверждения, будто бы представители Ставки мешали командующим, то опять вспомним случай, когда представитель Ставки Г.К.Жуков в начале октября разобрался с положением в войсках Западного и Резервного фронтов. Помогал или мешал Г.К.Жуков "способным" Буденному и Коневу, которые "проспали" свои войска и чьи армии оказались окруженными под Вязьмой? Ответ очевиден.

Современные историки также подчеркивают самостоятельность Жукова. Вот что сказал М.А.Гареев: "Волевые и организаторские качества Жукова особенно ярко проявились в его способности настойчиво проводить в жизнь принятые решения, неуклонно добиваться выполнения боевых задач, активно бороться за инициативу, упреждать противника и навязывать ему свою волю. Этому способствовали и его целеустремленность, уверенность в своих решениях и действиях, высокая ответственность и самостоятельность в решении задач с неясным рискованным исходом, решительность и упорство в достижении цели".39

В данном случае самостоятельность надо понимать, как умение действовать и принимать решения вместе с подчиненными и начальством, а не вопреки начальству. Н.Н.Яковлев пишет на этот счет: "Он никогда не пытался делать все сам (но не потому, что не умел!). Он обладал важнейшим качеством - умением сплачивать и привлекать к самой активной работе подчиненных, командующих и командиров, штабы и политорганы. Жуков был признанным организатором боевой работы крупных военных коллективов, руководивших фронтами и группами фронтов".40

Не согласны А.Н. и Л.А.Мерцаловы с утверждением, что "Москву было нужно "спасать" в любом случае". По всей вероятности, историкам не приходилось знакомиться с документами, содержащими планы Гитлера относительно Москвы, которую предполагалось стереть с лица земли. Справедливости ради отметим, что А.Н.Мерцалов несколькими годами ранее заявлял, что "Московская битва - одно из решающих, если не решающее событие второй мировой войны", что, по-видимому, невозможно, если Москва не стоила того, чтобы ее "спасали".41 К сожалению, историк нигде не сообщает о причинах, заставивших его пересмотреть свои прежние взгляды.

Мерцаловы упрекают Г.К.Жукова в том, что он виновен в смерти миллионов советских солдат, которые остались бы живы, если бы ими командовал более "гуманный, демократичный" военачальник. Жуков, считают Мерцаловы, отнюдь не старался воевать "малой кровью". Отметим, что это утверждение Мерцаловых также не основано на каких-либо конкретных исторических исследованиях, не подтверждено документальным материалом. Кроме того, война есть война, и ни один военачальник не застрахован от возможных ошибок, которые, естественно, не могут не приводить к увеличению потерь. Совершил ли Жуков ошибок больше, чем другие советские генералы? Отличался ли он особым равнодушием к солдатским судьбам? Мерцаловы хотели бы заставить читателя поверить, что это так. Однако никаких доказательств в свою пользу они не приводят.

На наш взгляд, при обсуждении этих вопросов надо принять во внимание, что враг был очень силен, он обладал победоносным опытом войны в Европе, и в первой половине войны качество его оружия по ряду параметров превосходило советское.

Надо учесть еще и то, что именно Советский Союз в октябре-ноябре 1941 г. принял на себя всю тяжесть обрушившегося вермахта, так ни в 1941, ни 1942, ни в 1943-ем годах союзники не спешили открывать второй фронт. Здесь уместно привести мнение генерала армии М.А.Гареева: "Если бы Жуков и наши солдаты под Москвой, Ленинградом во имя "гуманизма" при первой неудаче складывали оружие, как это делали некоторые соединения союзнических войск, то фашисты достигли бы своей цели и весь мир сегодня жил бы совсем другой жизнью. Поэтому в широком историческом плане "жуковский" подход, в конечном счете, оказался более гуманным".42

Обвинять Г.К.Жукова в бесчеловечности немыслимо, если знать о том, как он действительно относился к рядовым воинам. Вот что говорит об этом сам Георгий Константинович: "От природы я не ведаю ни страха, ни восторгов, но, откровенно говоря, хотелось расцеловать каждого бойца, каждого командира, ведь они сражались сразу за троих, за десятерых...".

Если брать число потерь применительно к Московской битве, то большее число погибших советских воинов приходится на первые числа октября, то есть до того, как Г.К.Жуков вступил в должность командующего объединенного Западного фронта.

Сомнительными выглядят доводы Мерцаловых об отношениях Жукова и И.В.Сталина. Мы уже видели, как они протянули нить между Сталиным и Жуковым и связали их этой же нитью, называя Г.К.Жукова сталинским маршалом. "Сталин приблизил его к себе не случайно", ему "нужен был заместитель ...в меру грамотный, жесткий и упрямый исполнитель. Нужны были и пороки в характере сотрудника. Они позволят в дальнейшем управлять им, использовать в интригах, а при необходимости сделать из него "козла отпущения".43

Да, назначение на высокие посты было не случайным, и до сих пор не ясен вопрос, как и почему выбор Сталина остановился именно на кандидатуре Г.К.Жукова, несмотря на строптивость его характера, которая проявлялась еще в самом начале его работы в должности начальника Генерального штаба. Ведь именно он первым из окружения И.В.Сталина стал возражать ему и отстаивать свою точку зрения по крупным вопросам.

Г.К.Жуков выделялся из многих военачальников яркими чертами, присущими выдающимся полководцам: сила характера, энергия, работоспособность, требовательность к подчиненным, способность сохранять верность суждений и продуктивность ума в условиях максимальной опасности, способность чувствовать изменения обстановки и принимать своевременные решения адекватно ее развитию.

Маршал С.К.Тимошенко отмечает: "Жуков был единственным человеком, который не боялся, он меня не раз защищал у Сталина, особенно в начальный период войны. Смелый был человек".

Бывший сотрудник органов КГБ А.Т.Рыбин указывает на то, что отношения между Сталиным и Жуковым во время войны были сложными. Сталин - «умный, хитрый, жесткий, сдержанный с подчиненными, тем более с командующими фронтами и простым народом", а Жуков - "резкий, порывистый, допускавший грубости с подчиненными, в том числе с Верховным Главнокомандующим". Рыбин, однако, отмечает при этом, что "Сталин относился к Жукову, как отец к сыну, нередко его бранил, но и многое прощал, усматривая в нем талант военачальника".44 В то же время Г.К.Жуков был способен провести в жизнь собственное мнение, отвратить Сталина от свершения более крупных ошибок.

"Г.К.Жуков обладал очень важным для полководца даром - умением быстро оценивать и прогнозировать развитие обстановки и в миг принимать решение. Пожалуй, он был единственным из сталинских помощников, кто мог открыто спорить со Сталиным, противоречить ему, отстаивая собственную точку зрения", - сделал вывод Н.Павленко.45

Таким образом, мы видим, что сами того не скрывая, А.Н. и Л.А.Мерцаловы в первую очередь рассматривают отрицательные стороны и качества Г.К.Жукова, забывая или намеренно не принимая во внимание огромный вклад Г.К.Жукова во все победные свершения нашей армии и народа во время войны.

Ю.А.Горьков обращает внимание на такое качество полководца, как мужество. Еще А.В.Суворов говорил, что мужество нужно генералу, храбрость - офицеру, солдату же, прежде всего, нужны бодрость. Под мужеством Ю.А.Горьков имеет в виду не "ползание" по передовой. Для этого нужны храбрость и отвага, которыми Георгий Константинович был наделен вполне. А мужество, как умение взять на себя ответственность за принимаемые решения - качество особое и редкое, и Г.К.Жуков обладал им вполне.

В современной литературе отмечается и тот факт, что Г.К.Жуков родился именно в свое время. "Время рождает своих героев", - отмечает Н.Н.Яковлев. "Г.К.Жукову было суждено жить в великое время, в расцвете сил и военного таланта он встретил испытание, обрушившееся на наш народ, - великую и тягчайшую войну против озверевшего фашизма. Он жил этой войной, сделал все, что было в его силах, для Победы".

Об этом же говорит и В.Паршин: "Ему суждено было сыграть особую роль в судьбе страны и своего народа в самый опасный и тяжелый период истории Отечества".

Безусловно, нет нужды идеализировать Г.К.Жукова и приписывать все успехи советских войск ему одному, как не следует впадать и в другую крайность, принижая его реальный вклад в Победу. Г.К.Жуков не стремился к славе ради славы. Народ же выразил свою любовь и уважение к Георгию Константиновичу Жукову, присвоив ему неофициальное звание - Маршал Победы.



























ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Тяжела горечь утрат. Но рядом с ней в душе каждого человека живо радостное чувство-чувство победы. Подвиг павших вдохновляет живых.

И никому не дозволено преуменьшать значение ратного и трудового подвига нашего народа в Великой Отечественной войне.

Советский солдат, его кровью и потом добыта победа над сильным врагом. Он умел прямо смотреть в глаза смертельной опасности, проявил высшую воинскую доблесть и героизм. Нет границ величию его подвига во имя Родины. Он заслужил памятник на века от благодарного человечества.

Блестяще показали себя офицеры всех степеней - от младших лейтенантов до маршалов, пламенные патриоты своей Родины, опытные и бесстрашные организаторы боевых действий многомиллионных войск.

Наше государство-государство мирное. Нам война не нужна, но мы должны изучать военный опыт защиты Отечества, брать из него то, что помогает наиболее эффективно обеспечивать оборону страны, правильно обучать и воспитывать войска.

В связи с технической революцией в военном деле и большой организационной перестройкой армии и флота, в связи с тем, что теперь главной ударной силой стало ракетное вооружение, нередко раздаются голоса, что наступила эра «кнопочной войны», а человек в ней будет играть вспомогательную роль. Это мнение ошибочно.

«При всем значении ракетных средств человек независимо от масштаба, характера и способа войны играл, играет и будет играть в ней главную роль. Новейшее оружие, в том числе и средства массового поражения, не снижает роли народных масс в войне. Всё равно война потребует участие в ней больших масс. В одном случае - непосредственно в вооружённой борьбе, в другом - в военном производстве, всестороннем обеспечении вооруженной борьбы" - писал Г.К.Жуков в своих воспоминаниях.

Для оценки военного гения, каким был Г.К.Жуков, нужны иные профессиональные навыки, и невозможно в реферате раскрыть его истинные таланты и способности, коротко говоря, нужно обращение к истории.

Г.К.Жуков не пытался делать всё сам. Он обладал важнейшим качеством - умением сплачивать и привлекать к самой активной работе подчинённых, командующих, командиров и штабы. Жуков был признанным организатором боевой работы крупных военных коллективов, руководивших фронтами и группами фронтов.

Общеизвестно и другое. Сколько упорного труда он вложил, чтобы развить в себе качества победоносного военачальника. Как он умел учиться сам и настойчиво, творчески и инициативно учить других в мирное и военное время на войне.

Имя и дела Георгия Константиновича Жукова известны далеко за пределами наших рубежей. Так, крупный американский публицист Гаррисон Е. Солсбери написал книгу "Великие битвы маршала Жукова". Она вышла в свет в 1969 году и с тех пор многократно переиздавалась. В ней о Жукове сказано: "Когда история завершит свой мучительный процесс оценки, когда отсеются зерна истинных достижений от плевел известности, тогда над всеми остальными военачальниками засияет имя этого сурового, решительного человека, полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями. Он поворачивал течение битв против нацистов, против Гитлера не раз, а много раз".

Наследие полководца - его победы, о которых он успел рассказать в своих мемуарах "Воспоминания и размышления". Многое из написанного в данной работе взято из этих мемуаров, эпиграфом к которым могли бы быть слова, сказанные Г.К.Жуковым на исходе жизни и обращенные к нашей молодёжи:

«Учитесь! Знайте, что наши враги не сидят сложа руки!»




























СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Белов М. Полководческий феномен Г.К.Жукова. М., 1998.

  2. Битва за Москву. 4-е изд. М., 1985.

  3. Битва за столицу: сб. документов: От обороны к контрнаступлению; В 2-х тт. М.:Мосгорархив,1994.

  4. Блюментрит Г. Московская битва // Роковые решения вермахта. Ростов-н/Д. 1999.

  5. Великая Отечественная война: В 4-х тт. М., 1998. Т.1. Суровые испытания.

  6. Великий советский полководец: К 100-летию со дня рождения Маршала Советского Союза Г.К.Жукова. М.,1997.

  7. Гареев М. Великий полководец // Свободная мысль. 1997. N2.

  8. Георгий Жуков: Рисованная книга. М., 1991.

  9. Гудериан Г. Воспоминания солдата: пер. с нем. Ростов н/Д,1998.

  10. Жукова Э. Каким я помню отца //Россия молодая. 1995. N6.

  11. Конев И.С. Начало Московской битвы // Военно-исторический журнал. 1966. N10.

  12. Маршал Жуков: Полководец и человек. Сб. в 2-х т. Т.1. М.,1988.

  13. Маршал Жуков: Каким мы его помним.М., 1988.

  14. Маршал Победы. Вспоминая и размышляя. Сборник. М.,1996.

  15. Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1985.

  16. Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф. М.,1994.

  17. Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Иной Жуков: неюбилейные страницы биографии сталинского маршала. М.,1996.

  18. Павленко Н.Г. Размышления о судьбе полководца. М., 1989.

  19. Песков В.М. Народный маршал. М.,1996.

  20. Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. М.,1994.

  21. 1941-1945. Статьи, очерки, воспоминания. В 4-х тт. М., 1983. Т.1.

  22. Яковлев Н.Н. Жуков. М., 1992.


1 Великая Отечественная война: В 4-х тт. М., 1998. Т.1. Суровые испытания.С.58.

2 Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. М.,1994. С. 21.

3 Яковлев Н.Н. Жуков. М., 1992. С. 42.

4 Георгий Жуков: Рисованная книга. М., 1991.С.38

5Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. М.,1994.С.49

6 Маршал Жуков: Полководец и человек. Сб. в 2-х т. Т.1. М.,1988.С.69

7 1941-1945.Статьи, очерки, воспоминания. В 4-х тт. М., 1983. Т.1.С.11.

8 Великая Отечественная война: В 4-х тт. М., 1998. Т.1. Суровые испытания.С.96.

9 Великий советский полководец: К 100-летию со дня рождения Маршала Советского Союза Г.К.Жукова. М.,1997.С.101.

10 Битва за Москву. 4-е изд. М., 1985.С.11.

11 Битва за столицу: сб. документов: От обороны к контрнаступлению; В 2-х тт. М.:Мосгорархив,1994.С.38.

12 Блюментрит Г. Московская битва // Роковые решения вермахта. Ростов-н/Д. 1999.С.113.

13 Маршал Победы. Вспоминая и размышляя. Сборник. М.,1996.С.73.

14 Великая Отечественная война: В 4-х тт. М., 1998. Т.1. Суровые испытания.С.123.

15 Белов М. Полководческий феномен Г.К.Жукова. М., 1998.С.18.

16 Гудериан Г. Воспоминания солдата: пер. с нем. Ростов н/Д,1998.С.215-219.

17 Павленко Н.Г. Размышления о судьбе полководца. М., 1989.С.73.

18 Белов М. Полководческий феномен Г.К.Жукова. М., 1998.С.21-32.

19 Конев И.С. Начало Московской битвы // Военно-исторический журнал. 1966. N10.С.57-63.

20 Песков В.М. Народный маршал. М.,1996.С.83.

21 Блюментрит Г. Московская битва // Роковые решения вермахта. Ростов-н/Д. 1999.С.109.

22 Маршал Победы. Вспоминая и размышляя. Сборник. М.,1996.С.20.

23 Маршал Победы. Вспоминая и размышляя. Сборник. М.,1996.С.109-112.

24 Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1985.С.43.

25 Маршал Жуков: Каким мы его помним.М., 1988.С.10-15.

26 Песков В.М. Народный маршал. М.,1996.С.23.

27 Маршал Победы. Вспоминая и размышляя. Сборник. М.,1996.С.25-28.

28 Маршал Жуков: Полководец и человек. Сб. в 2-х т. Т.1. М.,1988.С.58-59.

29 Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. М.,1994.С.93.

30 Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1985.С.69.

31 Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф. М.,1994.С.10.

32 Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Иной Жуков: неюбилейные страницы биографии сталинского маршала. М.,1996.С.8.

33 Яковлев Н.Н. Жуков. М., 1992.С.21.

34 Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1985.С.12.

35 Жукова Э. Каким я помню отца //Россия молодая. 1995. N6.С.18.

36 Гареев М. Великий полководец // Свободная мысль. 1997. N2.С.28-30.

37 Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф. М.,1994.С.15.

38 Павленко Н.Г. Размышления о судьбе полководца. М., 1989.С.56.

39 Гареев М. Великий полководец // Свободная мысль. 1997. N2.С.30-32.

40 Яковлев Н.Н. Жуков. М., 1992.С.5.

41 Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Иной Жуков: неюбилейные страницы биографии сталинского маршала. М.,1996.С.18.

42 Гареев М. Великий полководец // Свободная мысль. 1997. N2.С.35-38.

43 Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Г.К.Жуков: новое прочтение или старый миф. М.,1994.С.29.

44 Рыбин А.Т. Сталин и Жуков. М.,1994.С.21.

45 Павленко Н.Г. Размышления о судьбе полководца. М., 1989.С.42.

54




Случайные файлы

Файл
PDA-0203.DOC
127667.rtf
112937.rtf
-~1.DOC
31096.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.