Анна Иоанновна (50568)

Посмотреть архив целиком










Анна Иоанновна
(28.01.1693-17.10.1740)
Императрица Всероссийская
(19.01.1730 - 17.10.1740)

















Со смертью Петра Россия вступает в эпоху дворцовых переворотов, продолжавшуюся полтора десятилетия. Дезорганизовавшие и ослабившие государственную власть, они свидетельствовали об обострившемся соперничестве группировок при петербургском дворе..

По завещанию Екатерины I, трон должен был занять сын умершей в 1728 г. Анны Петровны, но «верховники» отвергли кандидатуры дочерей Петра Великого, как незаконнорожденных (они родились до того, как их родители вступили в церковный брак). Д. М. Голицын предложил передать престол старшей линии династии, идущей от брата Петра, царя Ивана. Поскольку старшая дочь Ивана – Екатерина – была замужем за герцогом Мекленбургским, человеком тяжелого нрава, решено было пригласить на трон ее сестру – Анну Иоанновну. Выданная Петром I замуж за герцога курляндского, она давно овдовела и жила в Митаве как провинциальная помещица» периодически выпрашивая деньги у русского правительства.

Одновременно тот же Д. М. Голицын заявил: «Надобно себе полегчить». Речь шла о том, чтобы, приглашая Анну Иоан-новяу на царствование, ограничить власть монарха в пользу Верховного тайного совета. Анне были предложены «кондиции (от лат. conditio – условие), на которых она могла стать императрицей. Герцогиня приняла предложение без раздумий.

Одним из таких условий стала замена самодержавного правления олигархическим'. Анна согласилась править совместно с Верховным тайным советом и без его одобрения не издавать законов, не вводить налогов, не распоряжаться казной, не жаловать и не отнимать имений, не присваивать чинов выше полковничьего. Верховный тайный совет получал право объявлять войну, заключать мир и распоряжаться войсками (включая гвардию). Наконец, Анна обязалась не вступать в брак и не назначать наследника. В случае неисполнения какого-либо из этих условий Анна должна была лишиться российской короны. В те дни, когда велись переговоры между Верховным тайным советом и Анной, в Москве находилось множество дворян, съехавшихся на свадьбу Петра II. Теперь, когда речь шла о воцарении новой государыни, дворянство встревожилось: не хотят ли «верховники» «воли себе прибавить».

Часть вельмож, не вошедших в состав Верховного тайного совета, решила воспользоваться ситуацией, чтобы, опираясь на рядовых дворян и военных, ограничить царскую власть в пользу не узкой группы лиц, а всего «знатного шляхетства».

Стали появляться дворянские проекты государственного устройства. Всего их известно более 10. Под ними – около 1100 подписей, в том числе 600 – офицерских.

И все же затея «верховников провалилась. Подготовка ограничительных «кондций» в узком кругу вызвала недоверие дворянства. Многие могли бы подписаться под словами казанского губернатора А. П. Волынского: «Боже сохрани, чтоб вместо одного самодержавца не сделалось десяти самовластных и сильных фамилий; мы, шляхетство, тогда совсем пропадем».

Когда Анна Иоанновна прибыла в Москву, ей подали прошение разобрать дворянские проекты и установить образ правления, угодный всему «обществу». В тот же день императрица получила и другое прошение, в котором 150 дворян всепокорнейше молили ее принять самодержавное правление, а «кондиции» уничтожить. Разыграв простодушное удивление («Как? Разве эти пункты были составлены не по желанию всего народа? Так ты меня обманул, князь Василий Лукич!»), Анна на глазах у всех разорвала «кондиции». Самодержавие было восстановлено.

Этот момент российской истории исключительно важен. Историки обратили внимание на то, что ограничение единоличной царской власти (пусть и в пользу узкой группы сановников) могло бы стать началом отказа России от деспотических форм правления. В истории не раз бывало, что свобода большинства начиналась со свободы немногих, с правовых гарантий хотя бы для избранных. Но России вновь не суждено было сделать тот шаг, который мог бы в корне изменить ее историю.

Сразу после уничтожения «кондиций» Анна ликвидировала и Верховный тайный совет. Долгоруких сослали в Березов, где отбывали ссылку дети Меншикова. (Правда, невесты Петра II не встретились – Мария Меншикова умерла в 1729 г.) Вместо Верховного тайного совета в 1731 г. был создан Кабинет министров во главе с А. И. Остерманом. Императрица, не любившая государственных дел, в 1735 г. специальным указом приравняла подпись трех кабинет-министров к своей.

О внешности и характере императрицы Анна Иоанновна сохранились разные отзывы, порой противоположные. Для одних она «престрашнова была взору, отвратное лицо имела, так была велика, когда между кавалеров идет, всех головою выше, и чрезвычайно толста». Приведенное свидетельство принадлежит графине Наталье Шереметевой, впрочем, оно небеспристрастно: по воле Анны она была вместе с мужем выслана в далекую Сибирь. Весьма деликатен в своем описании императрицы испанский дипломат герцог де Лириа: «Императрица Анна толста, смугловата, и лицо у нее более мужское, нежели женское. В обхождении она приятна, ласкова и чрезвычайно внимательна. Щедра до расточительности, любит пышность чрезмерно, отчего ее двор великолепием превосходит все прочие европейские. Она строго требует повиновения себе и желает знать все, что делается в ее государстве, не забывает услуг, ей оказанных, но вместе с тем хорошо помнит и нанесенные ей оскорбления. Говорят, что у нее нежное сердце, и я этому верю, хотя она и скрывает тщательно свои поступки. Вообще могу сказать, что она совершенная государыня...» Герцог был хорошим дипломатом – знал, что в России письма иностранных посланников вскрывают и читают...

Анна Иоанновна, средняя дочь царя Иоанна Алексеевича и Прасковьи Феодоровны, рожденной Салтыковой, родилась в Москве 28 января 1693 года.Детство и молодость Анны, оставшейся после смерти отца трех лет от роду, протекли под двумя противоположными влияниями: тяготением к старинным московским порядкам со стороны матери и необходимостью прилаживаться к новым порядкам, из угождения дяде, Петру Великому . До пятнадцатилетнего возраста А. прожила в подмосковном селе Измайлове с матерью и сестрами, царевнами Екатериной и Прасковьей , окруженная множеством богомольцев, юродивых, гадальщиц, калек, уродов и странников, находивших постоянный приют при дворе царицы Прасковьи. Только во время приездов царя в село Измайлово всех этих приживалок и приживальщиков прятали в дальние чуланы, так как царь сильно их недолюбливал. Обучали царевен русскому языку, истории, географии и каллиграфии. Петр желал, чтобы они знали иностранные языки и танцы, а потому к ним был приставлен в качестве гувернера и учителя немецкого языка Остерман, а в 1703 году для преподавания французского языка и танцев приглашен француз Рамбурх. Остерман (старший брат знаменитого впоследствии вице-канцлера) оказался человеком бездарным, да и Рамбурх не отличался, по-видимому, педагогическими способностями; успехи царевен в обоих языках и даже в танцах были невелики. В 1708 году царица Прасковья и ее дочери переехали из Измайлова в С.-Петербург, привольная деревенская жизнь сменилась ассамблеями и театральными зрелищами, в которых надлежало появляться уже не в телогреях и парчовых сарафанах, а в фижмах и робронах.

В 1710 г. по воле Петра I, задумавшего связать династию Романовых с правящими в Европе родами, она была выдана замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма. Юный герцог не производил яркого впечатления: хилый, жалкий, он не был завидным женихом. Жениху и невесте было по семнадцати лет. Брак этот был заключен, помимо желания Анны, вследствие политических соображения царя, считавшего полезным вступить в союз с Курляндией. По случаю бракосочетания Анны пиры и торжества в Петербурге продолжались два месяца, причем, по обычаю Петра, не соблюдалось умеренности ни в еде, ни особенно в винопитии. Вследствие таких излишеств новобрачный заболел, затем, выздоровев, простудился, но, не обратив внимания на простуду, выехал вместе с новобрачной А. из Петербурга в Митаву 9 января 1711 года и в тот же день скончался на мызе Дудергоф. Несмотря на смерть герцога, семнадцатилетняя вдова должна была, согласно воле Петра, поселиться в Митаве и окружить себя немцами; он предполагал водворить там и царицу Прасковью Феодоровну с царевнами Екатериной и Прасковьей, но это не состоялось. Впоследствии А. гостила иногда у матери, то в Петербурге, то в Измайлове, но Петр и тут распоряжался самовластно: находя нужным ее пребывание в Курляндии, он написал, например, из Москвы 26 февраля 1718 года Меншикову , чтобы тот немедленно отправил А. из Петербурга. Гофмейстером при дворе А. и управляющим ее имениями был Петр Михайлович Бестужев , к которому она сильно расположилась. Прасковья Феодоровна письменно обратилась к царю с просьбой сменить его, так как он "весьма несносен". Царь не внял, однако, этой просьбе, считая Бестужева способным добиться от курляндского сейма выдела А. вдовьей части из герцогских имений. Из политических соображений царь не раз входил в переговоры с иностранными принцами относительно нового супружества А., но переговоры ни к чему не приводили, и А. по-прежнему оставалась без всяких материальных средств, в полной зависимости от строгого дяди. Она должна была, вместе с тем, переносить письменные и устные выговоры матери, любившей ее менее остальных дочерей и желавшей изменить некоторые не нравившиеся ей порядки при курляндском дворе. В 1718 - 19 годах царь послал в Митаву состоять при герцогине А. дядю ее, Василия Феодоровича Салтыкова, человека грубого и даже жестокого; своими выходками он доводил ее иногда до слез. Письма А. не только к Петру, к его жене Екатерине Алексеевне и к цесаревне Елизавете Петровне , но даже к некоторым царедворцам, как, например, к князю Меншикову и вице-канцлеру Остерману , были наполнены жалобами на судьбу, на безденежье, и писаны заискивающим, униженным тоном. То же продолжалось и при Екатерине I и Петре II . В 1726 году в Курляндии возник вопрос об избрании в герцоги Морица, графа Саксонского (незаконного сына польского короля Августа II), при условии женитьбы его на А.; но выполнению этого плана, на который охотно согласилась бы А., помешал князь Меншиков, сам добивавшийся курляндской герцогской короны. Последняя надежда А. на замужество была разрушена, и она стала все более и более обращать внимание на одного из своих придворных, камер-юнкера Эрнеста-Иоганна Бирона . Неожиданная смерть отрока-императора Петра II, последовавшая 19 января 1730 года, совершенно изменила судьбу А. Из обездоленной вдовицы, не имеющей права распорядиться даже в своем маленьком государстве, она сделалась императрицей всероссийской. И вот в 37 лет захудалая герцогиня волей судьбы становится императрицей. Суеверная, капризная, мстительная и не очень умная, она обретает власть над огромной страной.


Случайные файлы

Файл
90233.rtf
130219.rtf
148656.rtf
Final.doc
240-2086.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.