3



Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева



Юридический факультет

Кафедра Истории Отечества




Реферат

на тему:

«Александр I»









Выполнил студент 106 гр. Синтяев В.Н.


Преподаватель

Журавлева А.И.



Саранск 1999г.





Содержание






Введение 3

I. Детство, образование, воспитание. 4

II. Восшествие на престол. Начало реформ.

Негласный комитет. 5

III. Второй этап реформ. М.М. Сперанский. 8

IV. Внешняя политика. Отечественная война

1812. 9

V. Священный союз. 11

VI. Послевоенные реформы 12

VII. Усиление реакции 14

XIII. Заключение 14

Литература: 15






Введение



Первая четверть XIX в. - наиболее сложный, насыщенный противоречиями и своеобразным драматизмом период в истории императорской России. Общую характеристику этого периода можно было бы озаглавить: «Россия на распутье»-между самодержавно-крепостническим строем русской государственности и русских общественных отношений и поисками новых форм социально-политической организации страны. В центре интереса к этой эпохе стоит у историков личность императора Александра I, независимо от того, преувеличивают ли они роль личности властителя в судьбах страны или ставят ее в надлежащие рамки как создание условий данного времени, как индивидуальную призму, сквозь которую можно просмотреть скрещение, в определенном, конечно, преломлении, тех или иных основных жизненных тенденций данной эпохи. Личная психология Александра, которой больше всего занималась наша историография, представляется обычно крайне неустойчивой, путанной и противоречивой; такой казалась она и его современникам, даже близко его знавшим, хотя не всем и не всегда. Прозвали его «северным сфинксом», точно отказываясь разгадать его загадку. Эти отзывы любопытны и ценны, при всей своей неопределенности и своих противоречиях, как отражение того бытового впечатления, какое производил Александр на всех, имевших с ним дело, на каждого по-своему. Это-то впечатление и стараются уложить его биографы, на нем пытаются построить характеристику своего героя, а вернее сказать, свое личное суждение о нем и впечатление от него, всматриваясь в его слова и действия, вчитываясь в его письма и в рассказы мемуаристов или авторов различных «донесений» за границу о его беседах и настроениях.

А между тем Александр I - подлинно историческая личность, то есть типичная для своего времени, чутко и нервно отразившая в себе и силу сложившихся традиций, и нараставшую борьбу с ними, борьбу разнородных тенденций и интересов, общий эмоциональный тон эпохи и ее идеологические течения. Я считаю, что Александр - «прирожденный государь» своей страны говоря по-старинному, воспитанный для власти и политической деятельности, поглощенный мыслью о ней с детских лет. Он вырос и вступил в жизнь для трудной, ответственной и напряженной роли правителя в бурный и сложный момент раскрытия перед сознанием правящей среды глубоких и тягостных противоречий русской действительности.











  1. Детство, образование, воспитание.



Сразу после рождения Александр был взят у родителей своей бабкой императрицей Екатериной II, которая намеревалась воспитать из него идеального государя, продолжателя своего дела. В воспитатели к Александру по рекомендации Д. Дидро был приглашен швейцарец Ф. Ц. Лагарп, республиканец по убеждениям. Великий князь рос с романтической верой в идеалы Просвещения, сочувствовал полякам, лишившимся государственности после разделов Польши, симпатизировал Великой французской революции и критически оценивал политическую систему российского самодержавия.

Целых тринадцать лет, с 1783 по 1796 год, Лагарп прививал Александру "свой дух, свои идеи и планы". Какой это был дух, какие идеи и планы можно видеть из того, что когда началась французская революция, "Лагарп с великим интересом следил за ее развитием, но, мало того, он начал принимать в ней активное участие, какое только можно было из далекого Петербурга: он писал во французской печати статьи, дискутировал и полемизировал..."

А Екатерина II читала своему любимому внуку вслух французскую конституцию 1791 года, объясняя ему ее по параграфам.

Результаты этого республиканского воспитания отразились самым трагическим образом, как на мировоззрении Александра I, так и на судьбе России.

"Юный Александр, - пишет С. Платонов, - вместе с Лагарпом мечтал о возможности водворения в России республиканских форм правления и об уничтожении рабства". "...В умственной обстановке, созданной Лагарпом, - пишет С. Платонов, - Александр действительно шел в уровень с веком и стал как бы жертвою того великого перелома, который произошел в духовной жизни человечества на рубеже XVIII и XIX столетий. Переход от рационализма к ранним формам романтизма сказался в Александре сменою настроений, очень характерною. В его молодых письмах находим следы политических мечтаний крайнего оттенка: он желает свободных учреждений для страны (Constitution Libre) и даже отмены династического преемства власти; свою задачу он видит в том, чтобы привести государство к идеальному порядку силой законной власти и затем от этой власти отказаться добровольно. Мечтая о таком "лучшем образце революции, Александр обличает в себе последователя рационалистических учений XVIII столетия. Когда же он предполагает, по отказе от власти уйти в сентиментальное счастье частной жизни "на берегах Рейна" или меланхолически говорит о том, что он не создан для придворной жизни, - перед нами человек новых веяний, идущий от рассудочности к жизни чувства, от политики к исканию личного счастья. Влияние двух мировоззрений чувствуется уже в раннюю пору на личности Александра и лишает ее определенности и внутренней цельности".

Екатерина II заставила его прочитать французскую Декларацию прав человека и гражданина, и сама растолковала ему ее смысл. Вместе с тем в последние годы царствования бабки Александр находил все больше несоответствий между декларируемыми ею идеалами и повседневной политической практикой. Свои чувства ему приходилось тщательно скрывать, что способствовало формированию в нем таких черт, как притворство и лукавство. Это отразилось и на взаимоотношениях с отцом во время посещения его резиденции в Гатчине, где царил дух военщины и жесткой дисциплины. Александру постоянно приходилось иметь как бы две маски: одну для бабки, другую для отца. В 1793 его женили на принцессе Луизе Баденской (в православии Елизавета Алексеевна), которая пользовалась симпатией русского общества, но не была любима мужем.

  1. Восшествие на престол. Начало реформ. Негласный комитет.



Считается, что незадолго до своей смерти Екатерина II предполагала завещать Александру престол в обход сына. По-видимому, внук был в курсе этих ее планов, но принять престол не согласился.

После воцарения Павла положение Александра еще более осложнилось, ибо ему приходилось постоянно доказывать подозрительному императору свою лояльность. Отношение же Александра к политике отца носило резко критический характер. Именно эти настроения Александра способствовали его вовлечению в заговор против Павла, но на условиях, что заговорщики сохранят его отцу жизнь и будут добиваться лишь его отречения.

Трагические события 11 марта 1801 серьезно повлияли на душевное состояние Александра: чувство вины за смерть отца он испытывал до конца своих дней. Александр I относился к участникам заговора со смешанным чувством антипатии и боязни. Он ненавидел их и в то же время опасался, что они могут организовать заговор и против него, убить и его.

Александр I взошел на российский престол, намереваясь осуществить радикальную реформу политического строя России путем создания конституции, гарантировавшей всем подданным личную свободу и гражданские права. Он сознавал, что подобная «революция сверху» приведет фактически к ликвидации самодержавия и готов был в случае успеха удалиться от власти. Однако он также понимал, что нуждается в определенной социальной опоре, в единомышленниках. Ему необходимо было избавиться от давления как со стороны заговорщиков, свергнувших Павла, так и поддерживавших их «екатерининских стариков». Уже в первые дни после воцарения Александр объявил, что управлять Россией будет «по законам и по сердцу» Екатерины II. 5 апреля 1801г. был создан Непременный совет — законосовещательный орган при государе, получивший право опротестовывать действия и указы царя.

Вскоре после вступления на трон, Александр I по совету своих ближайших друзей, создает так называемый Негласный или тайный комитет. Кто же является членами этого тайного комитета кроме Александра I? Выдающуюся роль в нем играл граф Строганов, участник "Великой" французской революции, член якобинского клуба "Друзей Закона". Во время принятия Строганова в члены клуба, он воскликнул: "Лучшим днем в моей жизни будет тот, когда я увижу Россию возрожденной в такой же революции".

В состав Негласного комитета входили масоны граф В. Кочубей, Николай Новосильцев и поляк Адам Чарторыйский. Все эти лица были членами различных масонских лож.

На заседаниях этого комитета снова, обсуждался вопрос о введении в России конституции, правах гражданина и других мероприятиях в духе идей "Великой" французской революции. Гр. Строганов составил проект конституции, которая по его характеристике "есть законное признание прав народа и тех форм, в которых он может осуществлять эти свои права".

Активное участие в работах Негласного Комитета принимал вернувшийся в Россию воспитатель Александра I масон Лагарп, бывший до этого президентом Гельветической республики, возникнувшей в Швейцарии в результате французской революции.

Некоторые историки утверждают, что бывший президент Гельветической республики будто бы убеждал Александра, стремившегося к введению конституционной монархии, не спешить с введением конституции, и говорил, что для такого большого государствам как Россия необходима твердая, непоколебимая власть. Но едва ли эта версия отвечает истине. Едва ли бы такой убежденный республиканец, как Лагарп, ратовал бы за сохранение в России неограниченной монархической власти.

В работе Негласного Комитета принимали участие также видные масоны граф А. Р. Варенцов, Трощинский, Завадовский, впоследствии ставшие министрами.

В июле 1801 года в Негласном Комитете обсуждался проект Грамоты российскому народу. В составлении этой грамоты, кроме членов Негласного Комитета, принимал участие также заядлый враг монархии, духовный отец русской интеллигенции А. Радищев, его покровитель граф А. Р. Воронцов и масон Сперанский.

Таков был характерный состав Негласного Комитета, который Александр I называл по имени существовавшего во время французской революции подобного комитета, - Комитетом общественного спасения, а противники масонов и русских якобинцев именовали его "Якобинской шайкой". Его члены, во главе с Александром, были молоды, исполнены благих намерений, но очень неопытны.

Негласный Комитет занимался обсуждением различных реформ в течение всего 1801 года, вплоть до мая 1802 года. Потом он не собирался полтора года. Затем члены его собрались несколько раз в 1803 году, а потом Негласный Комитет перестал существовать. Да и необходимость в нем по существу отпала.

Первые годы царствования Александра I оставили наилучшие воспоминания у современников. «Дней Александровых прекрасное начало» - так обозначил эти годы А.С. Пушкин. Наступил короткий период «просвещенного абсолютизма». Открывались университеты, лицеи, гимназии. 25 февраля 1803 года Александр I издал указ "О свободных землепашцах". По этому указу помещики, желавшие освободить крестьян, могли освобождать крестьян целыми селениями, на основании договоренности с крестьянами. Министр Внутренних дел получил право утверждать соглашения помещиков с крестьянами.

Из этого дело ничего не вышло. Те, кто больше всех выступал против крепостного права, помещики-якобинцы, вроде графа Строганова, заявлявшего на собраниях Негласного Комитета, что опасность заключается не в освобождении крестьян, а в удержании их в крепостном состоянии, и не подумали освободить крестьян. Только граф С.П. Румянцев освободил 5.000 крепостных. В течение царствования Александра было освобождено добровольно всего лишь около 50.000 крестьян. Граф же Строганов, говоривший в Париже во время французской революции, что он мечтает дожить до такой же революции в России и больше всех настаивавший на освобождении крестьян, и не подумал отпустить на волю всех своих крестьян. Но идеи, заложенные в указе 1803 г., впоследствии легли в основание реформы 1861 г.

Крики о необходимости срочной отмены крепостного права были только одним из способов расшатывания царской власти со стороны масонов и якобинцев. Вот, дескать, смотрите, как сидящий на троне тиран не желает дать свободу миллионам своих подданных. Это только распаляло страсти масонов, вольтерьянцев и сторонников французской революции против "тирана". С другой стороны, эти крики вызывали вражду к царю среди той части дворянства, которая вовсе не желала расставаться с теми выгодами, которые им давало пользование бесплатным трудом "крещеной собственности". А таких дворян было много между средних и низших слоев дворянства, которые являлись приверженцами православия и сторонниками монархии. Затрагивать интересы этих слоев дворянства и освобождать крестьян против их желания было опасно.

Желание Александра I освободить крестьян наталкивалось на сложную политическую игру слоев враждебных монархической власти и на материальные интересы ее убежденных сторонников.

Одного желания Александра I как можно скорее освободить крестьян было мало. Он должен был считаться с реальной политической обстановкой в стране. А она, благодаря расцвету масонства, падению влияния православного и монархического сознания в высших слоях дворянства, в России была очень и очень напряженной.

В Негласном комитете было высказано предложение о запрещении продавать крепостных без земли. Торговля людьми осуществлялась в России в неприкрытых, циничных формах - Объявления о продаже крепостных печатались в газетах. На Макарьевской ярмарке их продавали наряду с прочим товаром, разлучали семьи. Иногда русский крестьянин, купленный на ярмарке, отправлялся в далекие восточные страны, где до конца своих дней жил на положении раба-чужестранца.

Александр I хотел пресечь подобные постыдные явления, но предложение о запрещении продавать крестьян без земли натолкнулось на упорное сопротивление высших сановников. Они считали, что это подрывает крепостное право. Не проявив настойчивости, молодой император отступил. Было запрещено только публиковать объявления о продаже людей.

Параллельно Александр осуществлял административную реформу и реформу образования.

"В первые шесть лет правления, Александр I, - как своеобразно выражается С. Платонов, - ...успел показать, что он способен к быстрым переменам. Его внутренняя политика не удовлетворила ни людей "бабушкиного века, ни членов интимного комитета; и те и другие увидели, что не владеют волею и настроением Александра и не могут положиться на его постоянство".

Причиной этого непостоянства политики было вовсе не непостоянство его характера, как это обычно утверждают, а двойственность его мировоззрения, смешение в его мировоззрении двух враждебных политических доктрин - монархической и республиканской.

Александр I несомненно, желал принести пользу русскому народу. Но все его самые лучшие намерения почти всегда роковым образом оборачивались и против него и против исторических национальных интересов русского народа. Причиной всех его неудач было его мировоззрение - странная противоестественная смесь монархических идей с республиканскими, православия с европейским мистицизмом, либерализма с консерватизмом.

Европейские идеи, которыми он руководствовался, не были тем средством, которые были способны вернуть Россию на ее национальный исторический путь. Болезнь русского государства Александр I старался лечить теми же самыми европейскими идеями, с помощью которых Петр I нарушил органическое развитие русской государственности и русского общества.

То есть, политическим идеалом Александра, когда он был Великим Князем - было уничтожение монархии в России и создание республики. В этом направлении он и начал работать, когда вступил на престол.

Можно ли ожидать политической пользы для республики от президента, чувствующего склонность к монархической идеологии? Можно ли надеяться, что принесет хорошие политические плоды деятельность монарха, чувствующего пристрастие к республиканскому устройству? Но именно таким монархом и был Александр I, воспитанный швейцарцем Лагарпом в республиканско-демократическом духе. Александр I, колебался в своих политических симпатиях между либерализмом, республиканским строем и стремлением укрепить независимость царской власти, освободив ее от опеки дворянства и масонства.




  1. Второй этап реформ. М.М. Сперанский.



В эти же годы сам Александр уже почувствовал вкус власти и стал находить преимущества в самодержавном правлении. Разочарование в ближайшем окружении заставило его искать опору в людях, лично ему преданных и не связанных с сановной аристократией. Александру I удалось найти человека, который с полным правом мог претендовать на роль реформатора. Им стал Михаил Михайлович Сперанский (1772—1839). Сперанский происходил из семьи сельского священника. Выдающиеся способности и трудолюбие выдвинули его на важные государственные посты. В 1807 г. Александр приблизил его к себе, а затем взял с собой, отправляясь в Эрфурт на свидание с Наполеоном. Французский император быстро оценил скромного статс-секретаря, внешне ничем не выделявшегося в русской делегации. «Не угодно ли вам, государь, - в шутку спросил он Александра, — обменять мне этого человека на какое-нибудь королевство?»

Сперанский отличался широтой кругозора и строгой системностью мышления. Он не терпел хаоса и сумбура- Любой, самый запутанный вопрос в его изложении приобретал упорядоченную стройность. В 1809 г. По поручению Александра он составил проект коренных преобразований. В основу государственного устройства Сперанский положил принцип разделения властей - законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из них, начиная с самых нижних звеньев, должна была действовать в строго очерченных рамках закона. Создавались представительные собрания нескольких уровней во главе с Государственной думой - всероссийским представительным органом. Дума должна была давать заключения по законопроектам, представленным на ее рассмотрение, и заслушивать отчеты министров.

Все власти - законодательная, исполнительная и судебная - соединялись в Государственном совете, члены которого назначались царем. Мнение совета, утвержденное царем, становилось законом. Если в Государственном совете возникало разногласие, царь по своему выбору утверждал мнение большинства или меньшинства. Ни один закон не мог вступить в действие без обсуждения в Государственной думе и Государственном совете.

Реальная законодательная власть по проекту Сперанского оставалась в руках царя. Но Сперанский подчеркивал, что суждения Думы должны быть свободными, они должны выражать «мнение народное». В этом и заключался его принципиально новый подход: действия властей в центре и на местах он хотел поставить под контроль общественного мнения. Ибо безгласность народа открывает путь к безответственности властей.

По проекту Сперанского избирательными правами пользовались все граждане России, владеющие землей или капиталами, включая государственных крестьян. Мастеровые, домашняя прислуга и крепостные крестьяне в выборах не участвовали, но пользовались важнейшими гражданскими правами. Главное из них Сперанский сформулировал так: "Никто не может быть наказан без судебного приговора». Это должно было ограничить власть помещиков над крепостными.

Осуществление проекта началось в 1810 г., когда был создан Государственный совет. Но затем дело остановилось: Александр I все более входил во вкус самодержавного правления. Однажды он накричал на престарелого Г.Р. Державина, поэта и государственного деятеля: «Ты все хочешь учить, а я - самодержавный царь и хочу, чтобы было так, а не иначе!»

Высшее дворянство, прослышав о планах Сперанского наделить ражданскими правами крепостных, выражало недовольство. Против Сперанского объединились все консерваторы, среди которых особо выделялся А.А. Аракчеев, бывший фаворит Павла, попавший в милость и к новому императору. Сперанский был окружен платными и добровольными шпионами, которые передавали царю каждое его неосторожное слово. В марте 1812 г. Он был арестован и сослан в Нижний Новгород.





  1. Внешняя политика. Отечественная война 1812.



Придя к власти, Александр попытался проводить свою внешнюю политику как бы с «чистого листа». Новое русское правительство стремилось создать в Европе систему коллективной безопасности, связав все ведущие державы между собой рядом договоров. Однако уже в 1803 мир с Францией оказался для России невыгодным, в мае 1804 российская сторона отозвала своего посла из Франции и стала готовиться к новой войне.

Александр считал Наполеона символом попрания законности мирового порядка. Но российский император переоценил свои возможности, что и привело к катастрофе под Аустерлицем в ноябре 1805, причем присутствие императора в армии, его неумелые распоряжения имели самые пагубные последствия. Подписанный в июне 1806 мирный трактат с Францией Александр отказался ратифицировать, и лишь поражение под Фридляндом в мае 1807 вынудило российского императора пойти на соглашение. При первом его свидании с Наполеоном в Тильзите в июне 1807 Александру удалось проявить себя незаурядным дипломатом и, по мнению некоторых историков, фактически «обыграть» Наполеона. Между Россией и Францией был заключен союз и соглашение о разделе зон влияния. Как показало дальнейшее развитие событий, Тильзитское соглашение оказалось более выгодным именно России, позволив России скопить силы. Наполеон же искренне считал Россию своим единственным возможным союзником в Европе. В 1808 стороны обсуждали планы совместного похода на Индию и раздела Оттоманской империи. На встрече с Александром в Эрфурте (сентябрь 1808) Наполеон признал право России на захваченную в ходе русско-шведской войны (1808-09) Финляндию, а Россия — право Франции на Испанию. Однако уже в это время отношения между союзниками стали накаляться благодаря имперским интересам обеих сторон. Так, Россию не устраивало существование герцогства Варшавского, континентальная блокада наносила вред российской экономике, а на Балканах у каждой из двух стран были собственные далеко идущие планы. В 1810 Александр отказал Наполеону, просившему руки его сестры великой княгини Анны Павловны (впоследствии королева Нидерландов), и подписал положение о нейтральной торговле, фактически сводившее на нет континентальную блокаду. Существует предположение, что Александр собирался нанести Наполеону упреждающий удар, но после того как Франция заключила союзные договора с Австрией и Пруссией, Россия стала готовиться к войне оборонительной. 12 июня 1812 французские войска пересекли российскую границу. Началась Отечественная война 1812 года.

Вторжение наполеоновских армий в Россию (о котором он узнал, находясь в Вильно) было воспринято Александром не только как величайшая угроза России, но и как личное оскорбление, а сам Наполеон стал отныне для него смертельным личным врагом. Наполеон хотел разбить по одиночке русские армии и остановиться на зимовку в Москве.

Известный историк Отечественной войны генерал Харкевич пишет, что выдающиеся военные умы эпохи Александра I пришли "к одному выводу относительно наиболее целесообразного способа борьбы с Наполеоном. Наполеон стремится к быстрому решению участи войны, ищет боя - нужно затягивать войну, уклоняться от решительных действий. Французская армия совершает быстрые марши, живет реквизициями - нужно лишать ее средств продовольствия, действуя на нее пространством и неблагоприятным временем года, и, только когда противник будет ослаблен, переходить к энергическим действиям всеми силами".

Значительно уступая по численности французами, русские войска вынуждены были отступать, сдерживая врага арьергардными воями. После ожесточённого сопротивления был сдан город Смоленск. Отступление вызвало недовольство в стране и в армии. Следуя советам окружающих, царь назначил главнокомандующим русской армии М.И. Кутузова. Кутузов приказал продолжать отступление, стремясь избежать в невыгодных условиях генерального сражения, которого настойчиво добивался Наполеон I. На подступах к Москве у села Бородино Кутузов дал французам генеральное сражение, в котором французская армия, понеся большие потери, не добилась победы. Сражение, данное Кутузовым под Бородино, разрушало первую часть плана: дав сражение Наполеону, Кутузов потерял почти половину бывшей в его распоряжении армии.

"Бородинское сражение, - утверждает Керсновский в "Истории русской армии", - оказалось преждевременным. С ним поторопились на два месяца. Его следовало дать ни в конце августа, а в конце октября, когда французская армия была в достаточной степени подточена изнутри. Имей Кутузов тогда в строю те десятки тысяч, что погибли бесцельно в бородинском бою, будь жив Багратион - генеральное сражение было дано где-нибудь под Вязьмой - и тогда не ушел бы ни один француз, а Наполеон отдал бы свою шпагу Платову..." (ч. I, стр. 233).

Чтобы сохранить и пополнить русскую армию, Кутузов оставил Москву, искусным фланговым маршем отвёл свои войска и занял позиции у Тарутина, закрыв таким образом Наполеону пути к богатым продовольствием южным районам России. Одновременно он организовал действия армейских партизанских отрядов. Против французских войск развернулась также широкая народная партизанская война. Русская армия перешла в контрнаступление. Французы, вынужденные отступать, несли огромные потери и терпели поражение за поражением. Голод во французских войсках и жестокие морозы способствовали окончательному поражению армии Наполеона. После переправы через реку Березину отступление жалких остатков французской армии превратилось в беспорядочное бегство. Победа русских выла полной

Вернувшись из России в Париж, Наполеон быстро создал новую армию и начал вновь военные операции в Европе. Александр I решил продолжать войну для освобождения Европы от власти Наполеона. Увлекаясь мистицизмом, Александр считал, что на него возложена эта "священная миссия". Русские армии стали продвигаться в Германию. Пруссия сразу присоединилась к России. Затем к коалиции присоединились Австрия, Англия и Швеция. После ряда сражений война закончилась кровопролитной "битвой народов" у Лейпцига в Саксонии. Главная тяжесть легла на русских, потерявших в этой битве 22 тысячи убитыми. Наполеон потерпел полное поражение.

  1. Священный союз.



Победа над Наполеоном усилила авторитет Александра, он стал одним из могущественнейших правителей Европы, ощущавшим себя освободителем ее народов, на которого возложена особая, определенная Божьей волей миссия по предотвращению на континенте дальнейших войн и разорений. Спокойствие Европы он считал также и необходимым условием для реализации своих реформаторских замыслов в самой России.

Какие важнейшие политические задачи стояли перед Александром I в области внутренней политики после Отечественной войны? Те же самые, какие были в момент его вступления на престол. В области политической - возвращение от идей западного абсолютизма - к идеям самодержавия, борьба с дальнейшей европеизацией русского общества. В области религиозной - ликвидация Синода и восстановление патриаршества. В области социальной - уничтожение крепостного права.

Развитие миросозерцания у Императора Александра I после Отечественной войны пошло по иному пути, чем развитие европеизировавшихся слоев русского общества.

Пожар Москвы пробудил у Александра религиозной чувство. Но углубление религиозных чувств в Александре не принесло счастья русскому народу.

Александр I стал смотреть на себя как на орудие Божьего Промысла, карающего Наполеона.

По окончании заграничного похода у Александра I мистицизм (всегда бывший у него сильно развитым) окончательно завладел им, "он пришел к заключению, что Промысел Божий предначертал ему осуществить на земле братство народов посредством братства их монархов - некую всемирную теократическую монархию, "монархический интернационал". В это время Александр I перестал быть православным царем, "религиозность Государя носила в те времена характер интерконфессиональный, - он мечтал о "Едином народе христианском", думал реформировать христианство, переделывать Библию"..

В 1815 году, после окончательного разгрома Наполеона, Александр I составил в Париже план так называемого Священного Союза, к которому кроме турецкого султана и Папы Римского постепенно примкнули правители всех государств Европы.

В акте Священного Союза (14 сентября 1815 года) заявлялось, что объединившиеся монархи свою деятельность готовы "подчинить высоким истинам, внушаемым законом Бога Спасителя" и в своей политике "руководствоваться не иными какими-либо правилами, как заповедями сея святые веры, заповедями любви, правды и мира". Все члены Священного Союза обязались никогда не воевать друг с другом, а подданными управлять "как отцы семейств". "Императором Александром I, - указывает С. Платонов, при совершении этого акта, руководил высокий религиозный порыв и искреннее желание внести в политическую жизнь умиротворенной Европы начала христианской любви и правды. Но союзники Александра, I в особенности австрийские дипломаты (с Меттернихом во главе), воспользовались новым союзом в политических целях. Обязанность Государей всегда и везде помогать друг другу была истолкована так, что союзные Государи должны вмешиваться во внутренние дела от дельных государств и поддерживать в них законные порядок".

Весь трагизм этой идеи "заключался в том, что одна лишь Россия в лице двух венценосных сыновей Императора Павла искренне уверовали в эту метафизику, сделали Священный Союз целью своей политики, тогда как для всех других стран он был лишь средством для достижения их частных целей.

Мистицизм Императора Александра I был, таким образом, умело использован, заинтересованными лицами и заинтересованными правительствами в своих собственных целях. В период с 1815 года по 1853 год, примерно в продолжении сорока лет, Россия не имела своей собственной политики, добровольно отказавшись во имя чуждых ей мистических тезисов и отвлеченной идеологии от своих национальных интересов, своих великодержавных традиций: более того, подчинив эти свои жизненные интересы, принося их в жертву этой странной метафизике, самому неосуществимому и самому бессмысленному из всех интернационалов - интернационалу монархическому".

"С удивительной прозорливостью, - с горечью пишет Керсновский, - Россия спасала всех своих будущих смертельных врагов. Русская кровь проливалась за всевозможные интересы, кроме русских".

Александр непосредственно участвовал в деятельности конгрессов Священного союза в Аахене (сентябрь-ноябрь 1818), Троппау и Лай Бахе (октябрь-декабрь 1820 - январь 1821), Вероне (октябрь - декабрь 1822). Однако усиление российского влияния в Европе вызывало противодействие союзников. В 1825 Священный союз по существу распался.


  1. Послевоенные реформы



Укрепив в результате победы над французами свой авторитет, Александр и во внутренней политике послевоенного времени предпринял очередную серию реформаторских попыток. Александр I, - как свидетельствует его современник князь П.А. Вяземский, - "в последнее десятилетие уже не был и не мог быть Александром прежних годов. Он прошел школу событий и тяжелых испытаний. Либеральные помыслы его и молодые сочувствия болезненно были затронуты грубой действительностью.

Революционное движение заграницей, домашний бунт, неурядицы, догадки, и более чем догадки, что и в России замышлялось что-то недоброе - все эти признаки, болезненные симптомы, совокупившиеся в одно целое, не могли не отразиться сильно на впечатлительном уме Александра. В Александре уже не могло быть прежней бодрости и самонадеянности, он вынужден был сознаться, что доброе не легко совершатся, что в самих людях часто встречается какое-то необдуманное, тупое противодействие, парализующее лучшие помыслы, лучшие заботы о пользе и благоденствии их".

Увлечение Александром I Священным Союзом привело к тому, что на известный период он стал больше интересоваться делами Европы, чем внутренними делами России.

Приняв польскую корону, Александр I всячески доказывал свое благоволение полякам. Польским генералам, служившим в Наполеоновской армии, оказывалось больше уважения, чем находившимся в Варшаве русским.

Русским офицерам и русским дворянам не могло нравиться, что Александр I, как Польский король, дал полякам больше свободы, чем как русский царь - русским.

Пристрастие Александра I к европейской культуре нашло свое выражение и в его отношении к армии. Принципы русского самобытного военного искусства, гениально изложенные Суворовым в его "Науке побеждать", не были положены Александром I ни до Отечественной войны, ни после нее, в основу воспитания армии. У Александра I, еще более чем у его отца, выявляется привязанность к прусской муштровке.

Александру I, европейцу по своим взглядам, прусская муштра оказалась ближе, чем Суворовская система воспитания солдат.

Копирование пруссачины сказывалось в области не только строевой, но и в научной. В этом отношении царствование Императора Александра I - после некоторых начальных колебаний - явилось продолжением Павловской эпохи".

В 1815 году в Париже совершилось, незначительное на первый взгляд, событие, которое имело для русской армии самые печальные последствия и определившее на сорок лет весь уклад ее жизни, как-то, проезжая Елисейскими полями, Александр увидел фельдмаршала Веллингтона, лично производившего учение двенадцати новобранцев. Это явилось как бы откровением для Государя: "Веллингтон открыл мне глаза, - сказал он, - в мирное время необходимо заниматься мелочами службы", и с этого дня началось сорокалетнее увлечение "мелочами службы", доведшее Россию до Севастополя.

"Ныне завелась такая во фронте танцевальная наука, - писал Цесаревич Константин Павлович, - что и толку не дашь. Я более 20 лет служу и могу правду сказать, даже во времена покойного Государя был из первых офицеров во фронте, а ныне так перемудрили, что не найдешься".

"Увлечение муштровкой имело очень тяжелые последствия: в русской армии начинаются массовые самоубийства и массовое дезертирство".

Солдаты бежали в Галицию, в Буковину, в Молдавию, в Турцию, в Персию. Из победителей Наполеона Персидский Шах сформировал целый гвардейский батальон.

Офицеры стали уходить в отставку. Вводимая Александром I европейская танцевальная наука вызвала сильное недовольство среди офицеров. Восхищение Александром сменяется враждой к нему. Среди офицеров возникают тайные политические общества, ставящие целью изменение политического строя в России. В роли застрельщиков, сначала оппозиционных, а затем революционного движения, среди офицеров выступают опять масоны.

В мае 1815г. Александр объявил о даровании конституции Царству Польскому, предусматривавшей создание двухпалатного сейма, системы местного самоуправления и свободу печати. В 1817-1818гг. ряд близких к императору людей (в том числе А.А Аракчеев) занимались по его приказу разработкой проектов поэтапной ликвидации крепостного права в России. В 1818г. Александр дал задание Н. Н. Новосильцеву подготовить проект конституции для России. Проект «Государственной уставной грамоты Российской империи», предусматривавший федеративное устройство страны, был готов к концу 1820г. и одобрен императором, но его введение было отложено на неопределенный срок. Своему ближайшему окружению царь жаловался, что не имеет помощников и не может найти подходящих людей на губернаторские должности. Прежние идеалы все более казались Александру лишь бесплодными романтическими мечтами и иллюзиями, оторванными от реальной политической практики. Отрезвляющее воздействие оказало на Александра известие о восстании Семеновского полка (1820г.), воспринятое им как угроза революционного взрыва в России, для предотвращения которого необходимо было принять жесткие меры. Тем не менее, мечты о реформах не покидали императора вплоть до 1822-1823гг.

  1. Усиление реакции



Одним из парадоксов внутренней политики Александра послевоенного времени стало то обстоятельство, что попытки обновления российского государства сопровождались установлением полицейского режима, позднее получившего название «аракчеевщины». Ее символом стали военные поселения, в которых сам Александр, впрочем, видел один из способов освобождения крестьян от личной зависимости, но которые вызывали ненависть в самых широких кругах общества. В 1817 вместо Министерства просвещения было создано Министерство духовных дел и народного просвещения во главе с обер-прокурором Святейшего синода и главой Библейского общества А. Н. Голицыным. Под его руководством фактически был осуществлен разгром российских университетов, воцарилась жестокая цензура. В 1822 Александр запретил деятельность в России масонских лож и иных тайных обществ и утвердил предложение Сената, разрешавшее помещикам за «дурные поступки» ссылать своих крестьян в Сибирь. Вместе с тем император был осведомлен о деятельности первых декабристских организаций, но не предпринял никаких мер против их членов, считая, что они разделяют заблуждения его молодости.

В последние годы жизни Александр вновь нередко говорил своим близким о намерении отречься от престола и «удалиться от мира», что после его неожиданной смерти от брюшного тифа в Таганроге породило легенду о «старце Федоре Кузьмиче». Согласно этой легенде, в Таганроге умер и был, затем похоронен не Александр, а его двойник, в то время как царь еще долго жил старцем-отшельником в Сибири и умер в 1864. Но никаких документальных подтверждений этой легенды не существует. Узнав о кончине Александра I и о восшествии на престол Николая I, Меттерних воскликнул: «Роман окончен, начинается история!»

  1. Заключение


Из всех государей, которые прошли перед нашими глазами, Александр был, без сомнения, самым сложным, изменчивым и противоречивым в своих высказываниях и действиях - до такой степени, что его часто обвиняли в двуличие и даже лицемерии. То мирно, то воинственно настроенный, из скептика превратившийся в глубоко верующего человека, либерал на словах и реакционер на деле, великодушный и деспотичный, добрый и жестокий, вдохновенный и подавленный духом, робкий и отважный, простой и сложный, властный и упрямый под обманчивой маской мягкости - он и испытывал настоящие душевные муки, и играл на публику, как тщеславный актер. Республиканец, апостол свободы, взращенный Лагарпом, закончил свои дни поборником абсолютизма.

Литература:



Богданович М. И. История царствования императора Александра I и Россия в его время. СПб., 1869-71. Т. 1-6.

Шильдер Н. К. Император Александр I. Его жизнь и царствование. СПб., 1904-05. Т. 1-4.

Николай Михайлович, великий князь. Император Александр I. СПб., 1912. Т. 1-2.

Предтеченский А. В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX в. М.; Л., 1957.

Сафонов М. М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII и XIX вв. Л., 1988.

Мироненко С. В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.

Сахаров А. Н. Александр I // Российские самодержцы (1801-1917). М., 1993.

Троицкий Н. А. Александр I и Наполеон. М., 1994.

Вандаль А. Наполеон и Александр I. Ростов-на-Дону, 1995. Т. 1-3.

А.Е. Пресняков Российские самодержцы. М., 1990.



Случайные файлы

Файл
94428.rtf
60907.rtf
13835.rtf
Gis.doc
113822.rtf