Разговор с машиной: мифы и реалии речевого управления (73201-1)

Посмотреть архив целиком

Разговор с машиной: мифы и реалии речевого управления

Почуев Сергей Иванович, д.т.н., профессор.

На научно-популярном уровне изложены некоторые новые технико-эргономические психологические принципы и подходы к созданию и использованию естественно языкового интерфейса “человек-машина” для управления сложными техническими системами.

Введение

С момента появления первых “интеллектуальных” машин (под “интеллектуальной” машиной далее понимается объект искусственного происхождения, способный воспринимать и рационально использовать информацию, передаваемую ей в любой форме человеком, для выполнения определенных целевых действий) люди стремятся к максимальному удобству управления ими. Это стремление находит свое выражение как в конкретных технических разработках, так и в неосознанных и осознанных мечтах людей о думающих, понимающих человека и говорящих с ним помощниках, имеющих искусственную природу. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить Али-Бабу, дистанционно управлявшего дверями пещеры с сокровищами с помощью сакраментальной речевой команды “Сезам откройся!”, героев многочисленных научно-фантастических романов или даже пушкинскую царицу, периодически консультирующуюся с чудо зеркальцем по поводу собственной внешности. В последнем случае мы, по-видимому, имеем дело с гениально предугаданным прообразом системы глобального мониторинга женщин, сопряженной с экспертной системой определения уровня их красоты и оснащенной естественно языковым интерфейсом….

В настоящее время попытки создания подобного интеллектуального речевого интерфейса “человек-машина” все более перемещаются из мира сказок в реальную жизнь, а соответствующие системы стремятся занять свое место под солнцем в кабинах самолетов, рубках кораблей, трубках мобильных телефонов, “мозгах” роботов и т.п.

Вместе с тем объем использования естественно-речевых технологий в практике управления сложными техническими системами до настоящего времени весьма невелик, несмотря на очевидную привлекательность такого способа общения с “интеллектуальной” машиной.

Более того, все мы являемся свидетелями того, что разнообразные, постоянно совершенствуемые электронные приборы как бытовые, так и используемые в различной профессиональной деятельности людей, продолжают “обрастать” все новыми многофункциональными кнопками, значения которых не в состоянии быстро запомнить и эффективно использовать, особенно в условиях возможного дефицита времени, ни один нормальный человек. В результате, возрастающие функциональные возможности техники часто оказываются нереализованными, а освоение новых электронных устройств человеком-оператором превращается в мучительный процесс запоминания многотомных инструкций и наставлений!

Что надо сделать для того, чтобы люди могли и хотели разговаривать с машинами, а машины отвечали им взаимностью?

Отвечая на этот непростой вопрос, современные ученые часто уповают на трудно преодолимые технические сложности надежного распознавания естественной слитной человеческой речи и ее смысловой интерпретации машиной. С данными утверждениями во многом следует согласиться. Это, прежде всего, касается существенных ограничений созданных к настоящему времени алгоритмов искусственного интеллекта, программ распознавания слитной речи и, в ряде случаев, недостаточных реальных возможностей аппаратной части современных компьютеров.

Однако, когда мы имеем дело с управлением сложной технической системой и не требуем от нее порождения новых знаний или оперативного освоения (понимания) новых команд, ситуация упрощается. В рассматриваемом случае нам нужен не мудрый думающий собеседник, а толковый и дружелюбный исполнитель нашей воли, который при решении той или иной функциональной задачи без ущерба для конечного успеха может быть ограничен в своих словах и действиях.

Как здесь не вспомнить наших четвероногих любимцев, которых мы привыкли считать умными, если они знают десяток команд и попусту не лают ... Автор далек от мысли проводить буквальное сравнение, чтобы не обидеть ни собак, ни машины. Каждые по-своему хороши! Вместе с тем, абсолютное большинство современных технических систем строиться именно так, чтобы на бесконечное число ситуаций внешнего мира реагировать большим, но конечным количеством действий. Это, в первую очередь, касается т.н. разовых команд, определяющих режимы работы того или иного технического устройства. Вспомните рычаг указателя поворота на Вашем автомобиле, кнопку “START” на видеокамере и т.п. Находясь в любой точке земного шара и, будучи дисциплинированным водителем, Вы будите действовать одинаково, указывая поворот. Ваши стандартные манипуляции с видеокамерой для начала съемки также никак не зависят от выбранного сюжета, а определяются ее конструкцией.

Таким образом, даже работая с фиксированным словарем речевых команд, можно добиваться достаточно впечатляющих результатов с точки зрения повышения комфортности и оперативности управления различными техническими устройствами и системами, в полной мере наслаждаясь иллюзией их интеллектуальности.

Данный вывод не претендует на новизну, т.к. еще лет 30 назад, а может быть и более, специалисты предрекали блестящее будущее подобным системам. Но, повторюсь, предсказания не оправдались, несмотря на значительные успехи в области повышения надежности распознавания речи, в особенности команд из ограниченного набора.

Мифы о речевом управлении так и не стали широкой повседневной практикой! Почему?

В качестве главных причин подобного явления обычно называют:

-существенную зависимость надежности распознавания от индивидуальных особенностей диктора (например, он шепеляв и совсем не тот, кто ранее обучал машину);

-подчиненность результатов распознавания текущему психофизиологическому состоянию человека (например, оператор “с большого бодуна”, простужен или сильно напуган приближением к Земле очередного астероида);

-сильное влияние акустических помех, присутствующих в ситуациях реальной жизни (например, я говорю, а рядом стонет мотор старых “Жигулей”).

-наличие пользовательского стереотипа управления (например, аргументы оператора типа: “меня так учили, мне так удобнее, я двадцать лет успешно нажимаю на кнопки и не собираюсь произносить Ваши дурацкие команды!”).

Рискну предположить, что дело здесь не только, а может быть и не столько в этих причинах (последняя причина, кстати сказать, скорее не причина, а следствие низкого уровня эргономичности немногочисленных реально существующих систем речевого управления).

Организация речевого диалога с машиной это не только борьба за высокую надежность распознавания человеческой речи в разнообразных условиях, но и придание самому процессу общения некой осмысленности, удобства, взаимности, доверия и своего рода психологической совместимости со стороны человека!

Но этой стороне проблемы речевого управления, как мне кажется, в настоящее время учеными и конструкторами не уделяется должного внимания. Поэтому, абстрагируясь в дальнейшем от упомянутых ранее “чисто распознавательных” аспектов речевого управления, сосредоточимся на некоторых новых технико-эргономических и психологических принципах и подходах, использование которых может позволить ускорить процесс внедрения “речевых” технологий в техническую практику.

Дабы излишне не “грузить” читателя, также оставим в стороне и важную смежную проблему синтеза и использования речевых информационных сообщений, генерируемых машиной, независимо от речевых команд человека. Благо, данная проблема более изучена и приятные женские голоса, сообщающие человеку-оператору плохие новости, уже достаточно давно звучат в наушниках пилотов самолетов и салонах “крутых” автомобилей.

Итак, будем полагать, что мы имеем дело с некоторой сложной технической системой, управление которой осуществляется в реальном масштабе времени с использованием фиксированного набора разовых (дискретных) речевых команд. Далее речь пойдет именно о таких командах, т.к. человеку осуществлять непрерывное управление технической системой, как правило, удобнее с помощью рук, ног и органов управления, на которых находятся эти и, как знать, возможно, и другие части тела.

По мнению автора, при построении эффективной и дружелюбной системы речевого общения необходимо помнить и правильно использовать следующее.

Речевой канал не должен быть единственно возможным для решения любой из функциональных задач, возлагаемых на управляемую техническую систему и должен использоваться только тогда, когда это действительно удобно человеку, например при дефиците времени или большом количестве рутинных тактильных (ручных) операций.

Словарь машины должен создаваться и модифицироваться на стадиях проектирования и модернизации технической системы, но не в процессе управления ею, исходя из конструктивно заложенной в системе логики работы и реально имеющихся органов управления и визуальной индикации.

Машина должна быть толерантна к условиям распознавания, таким как: диктор, его психофизиологическое состояние, внешние шумы.

В общем случае не все априорно известные (содержащиеся в словаре) машине команды будут доступны для выполнения в произвольно выбранный момент процесса управления. Машина в любой момент процесса управления должна быть способна самостоятельно без участия человека идентифицировать подмножество доступных команд на множестве априорно известных, которым ее заранее обучили.

Машина должна “интеллектуально” или, по крайней мере, “человекоподобно”, реагировать на результаты распознавания команд своими ответными словами и действиями. Для этого она должна иметь возможность самостоятельно контролировать надежность распознавания каждой речевой команды и рационально использовать эту информацию, например, для того, чтобы переспросить человека в сомнительных случаях или предупредить его о возможной ошибке.


Случайные файлы

Файл
161780.rtf
129294.rtf
16008-1.rtf
60742.rtf
168942.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.