Ноо-программы и ноо-вирусы (72915-1)

Посмотреть архив целиком

Ноо-программы и ноо-вирусы

П.В.Полуян, Красноярск

Что же автор подразумевает под терминами: "ноопрограмма" и "ноовирус"?

Характер использованной терминологии, полагаю, уже наводит на мысль: речь пойдет о сопоставлении искусственного "интеллекта" компьютеров и естественного интеллекта - человеческого разума. Как известно, подобные сопоставления появились с рождением электронно-вычислительных машин, дали почву для множества философских умозаключений и псевдофилософских спекуляций. Помогло ли это продвинуться в понимании сущности интеллекта - вопрос отдельный, его мы касаться не будем.

Тем не менее, сопоставление работы компьютера с функционированием мозга - правомерно, особенно в той области, где рассматриваются психические функции, играющие в разумней деятельности подсобную служебную роль. Здесь аналогия практически превращается в тождество, - когда "счет в уме" заменяется в образовательном процессе операциями с калькулятором, а для развлечения публики проводятся шоу - соревнования, где "продвинутые" профессионалы-счетчики соревнуются с компьютерами.

Именно служебные психические функции традиционно связывались с работой материального субстрата - мозга, а связь эта впервые была засвидетельствована в апреле 1861 года, когда Пауль Брока на заседании Парижского антропологического общества продемонстрировал мозг больного, страдавшего речевой афазией, - с обширным размягчением на конвекситальной поверхности левого полушария, захватывавшим задние отделы третьей лобной извилины. В дальнейшем клиническая нейропсихология дала обширный материал, показывающий связь данных служебных психических функций с работой головного мозга.

С появлением электронно-вычислительных машин грубый материалистический подход к анализу этой связи был потеснен информационно-кибернетическим. В отечественной нейропсихологии необходимость такого подхода первым декларировал И.М.Тонконогий - в его монографии "Введение в клиническую нейропсихологию", изданной в 1973 году, последняя глава имела название "Методы кибернетики в нейропсихологических исследованиях нарушения узнавания".

Отмеченная работа примечательна тем, что там впервые была построена блок-схема функциональной анализаторной системы, описывающая нейропсихический механизм распознавания образов, куда входили блоки кодирования информации и ее первичной обработки, оперативная память, устройство сравнения, связанное с долговременной памятью, и т.п. В работе отмечалось, что "такие системы должны использовать определенные коды, "языки", "иерархии алфавитов", однако как они используются в анализаторных системах мозга - остается неизученным. Мы почти ничего не знаем о правилах решения, применяемых мозгом в процессе распознавания образов".(И.М.Тонконогий, Введение в клиническую нейропсихологию", Л.: "Медицина", 1973, с. 222, 229.)

Общий уровень развития информационных технологий 60-70-х годов XX века предопределил тогдашние выводы нейропсихологов. Афазийные нарушения - дислексия, аграфия, агнозия и др. - даже при информационно-кибернетическом подходе однозначно связывались с физическими нарушениями работы мозга-биопроцессора, с "поломками" определенных блоков в выявленных блок-схемах. И лишь в наличии "шумов" - искажений в каналах связи - угадывался информационный аспект явления.

В 80-90 гг. компьютерные системы были принципиально усовершенствованы, сделаны фактически безотказными, опто-волоконные каналы связи и системы фильтрации сигналов позволяют передавать информацию практически без искажений, - все это в области информационных технологий выдвинуло на первый план программные аспекты. И когда компьютер "зависает", никто не говорит - "машина сломалась", обычно ругаются: "Программа сбоит!"

Новое положение дел позволяет по-новому взглянуть на проблематику нейропсихологии, а именно - выявить в работе низших психических функций важнейший программный аспект. К этому нас подталкивает и феноменологический материал, накопленный в области нейро-лингвистического программирования. Полагаю, нет смысла напоминать, что отцы-основатели этого направления Джон Гриндер и Ричард Бэндлер - лингвист и математик - привнесли в психологию как раз то, что ей ранее недоставало: представления о "языках" и "модальностях", о кодах и программах и т.п.

Методы НЛП используются по большей мере в области высших психических функций - для коррекции психологических проблем, изменения моделей поведения, для оптимизации целеполагающей деятельности. Однако, если программные аспекты характерны для этой области, то в еще большей мере они должны проявляться в работе низших психических функций. Иными словами, должны существовать реальные программы, обеспечивающие выполнение мозгом таких функций как - распознавание визуальных образов, членораздельных звуков, управление движением, таких операций как счет, сравнение, кодирование сигналов, их дешифровка, не говоря уже об операциях, обеспечивающих работу памяти - помещение и извлечение информации.

Высказанное суждение, полагаю, нечто большее, нежели гипотеза. Такие программы - я предлагаю именовать их ноо-программы (nouse-program) - должны существовать и реально функционировать в процессе работы мозга. Более того, очевидно, что их функционирование не является чем-то специфически человеческим, поскольку большинство их осуществляет и мозг высших животных.

Таким образом, в психологической проблематике мы должны выделить область, где введение понятия о ноопрограммах позволяет отделить дело разума от низших, служебных психических функций, на которые он опирается, которые он использует. В то же время, мы должны выделить и те ноопрограммы, которые являются специфически человеческими, к примеру - счет, распознавание знаков как ЗНАКОВ, формирование членораздельных звукорядов, передающих информацию и пр. Ясно, что здесь работают ноопрограммы на много порядков более сложные, нежели у животных, но, тем не менее, их специфический программный характер не вызывает сомнений. Или - более слабая формулировка: не вызывает сомнения конструктивность подхода, при котором некоторые психические функции рассматриваются с такой компьютерно-программной точки зрения.

Предлагаемая гипотеза, конечно, ставит много вопросов. Во-первых, вопрос о генезисе таких программ в ходе биологической эволюции. Во-вторых, о приоритете генетической обусловленности или передачи их в процессе воспитания. И, наконец, главное, - если эти операционные программы аналогичны компьютерным, то как они должны быть представлены в чистом виде? Можем ли мы выделить в потоке информационных сигналов, циркулирующих в мозге человека или животного, нечто, что является ноопрограммой того или иного типа? Автор не берется предлагать исчерпывающие ответы на поставленные вопросы.

Сформулированный здесь концептуальный подход неизбежно приводит к некоторым выводам, которые мне представляются хоть и пугающими, но чрезвычайно важными. В связи с этим, позволю себе их вкратце изложить, не смотря на то, что они весьма абстрактны и не подкреплены экспериментально. Речь пойдет о специфических ноопрограммах, которые я именую ноо-вирусами (nous-virus).

Что такое компьютерный вирус подробно пояснять нет надобности - это некая специально созданная программа, которая способна вмешиваться в работу нормальных операционных программ. Она может нарушать их работу определенным образом, приводя к результатам, которые не были в них заложены, или, вообще - полностью выводить их из строя. Любой вирус - это типичная программа, поскольку в его основе лежат те же общие программные принципы.

Если психические функции осуществляются на основе определенных ноопрограмм, и, если интеллектуальная работа сопровождается модернизаций и изменением этих программ, то, можно предположить, что в процессе такой работы могут естественным путем появляться некие особые ноопрограммы, играющие деструктивную роль. Более того, сама эта деструктивность обязательно должна иметь место, поскольку требуются и изменение работающих ноопрограмм, и "уничтожение" кусков ноопрограмм, которые уже не требуются для работы. Наверное, существует определенный антивирусный механизм, предохраняющий операционную систему психики от разрушения, и до сих пор его эффективной работе ничего не угрожало. Прежде, чем говорить о гипотетических угрозах, хочу сказать несколько слов о том, как ноопрограммы могут транслироваться вне человека.

До сих пор, я связывал работу ноопрограмм с функционированием мозга-биопроцессора. Полагаю, что наличие программного аспекта в его работе для всех более-менее очевидно. В конце концов, представления о нейронных сетях и нервных импульсах позволяют проводить аналогию с компьютером достаточно далеко. Иное дело, - передача ноопрограмм от человека к человеку. То, что передача информации в общении всегда происходит – факт несомненный, но как могут передаваться ноопрограммы? Можем ли мы что-либо сказать об этом, если пока не ясно - что они представляют из себя?

Допустим, существуют некая компактная система сигналов, которая, при ее восприятии мозгом, рождает в нервных сетях структуру импульсов, которая и является ноопрограммой. Очевидно, что сама эта система сигналов нами не воспринимается как ноопрограмма: для нас это может быть музыка, ритм, может быть визуальный образ, который обегается глазами, череда движений, которые мы совершаем в танце или при ощупывании предмета. Последнее замечание, заставляет вспомнить про работы Э.В.Ильенкова и его учеников, создававших методику обучения слепоглухонемых детей. В случаях, когда у человека действует только один кинестетический канал восприятия, процесс передачи ноопрограмм становится в полном смысле слова ощутимым. Таким образом, ноопрограммы так или иначе должны передаваться от человека к человеку. Помимо прямой передачи осмысленной информации - знаний, должны также передаваться некие информационные послания, которые играют в работе интеллекта не смысловую, а программно-операционную роль.


Случайные файлы

Файл
4408-1.rtf
183577.rtf
56298.rtf
19918-1.rtf
6173-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.